Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Проблема

Миссия выполнима

Современная общественная организация не бизнес-проект!
Учительская газета, №23 от 04 июня 2019. Читать номер
Автор:

Мы выросли в Стране Советов с твердо сформировавшимся осознанием того факта, что строим счастливую жизнь, живем в справедливом государстве, что завтра будет лучше, чем вчера, общественное важнее личного, добросовестный труд – долг и единственно возможный путь к личному успеху и общественному признанию. Для нас проявление общественной инициативы и самосознания было вполне естественным, дружба была понятием святым, работа – обязательным условием самореализации, верность и защита Отечества – почетной обязанностью. И не было никаких сомнений в том, что социализм – это будущее всего мира и наша страна самая передовая и правильная.

Конечно, были определенные сомнения: нужны ли имевшие место излишние ограничения свободы в части поездок в зарубежные страны, справедливы ли притеснения и опала авторитетных личностей за их взгляды, не совпадавшие с линией партии, их публичное осуждение в трудовых коллективах, общественных сообществах, а также почему коммунизм построен только за кремлевской стеной, а народ из регионов ездит в Москву за колбасой? Но это не формировало настроения протеста, а оставалось вопросами личного понимания действительности, потому что глобальные проблемы жизнеобеспечения все же решались. В их числе достойное образование, бесплатная медицина, обеспеченный профсоюзами отдых, принадлежащие всему народу недра, леса, реки и озера.
Сегодня все не так. Мы словно переместились в реалии героев Джанни Родари. Помните «Чиполлино» и «Джельсомино в стране лжецов»? Это все про нашу страну сегодня. Как говорил известный киногерой: «За державу обидно!»
Небольшой экскурс в прошлое. Много ли мы знали общественных организаций в советское время? На ум приходят творческие союзы, спортивные и культурные общества, добровольные объединения содействия (армии, авиации и флоту, спасению на водах и др.), конечно, КПСС, ВЛКСМ, ВЦСПС, пионерия. Однако все эти организации инициировались сверху, финансировались из бюджета на постоянной основе, имели свою инфраструктуру, транспорт, а работники аппарата – социальный пакет. Многие удивятся, но Академия наук СССР тоже являлась общественной организацией.
В первый постперестроечный период государство по инерции поддерживало общественные организации, как имеющие давнюю историю и традиции, так и вновь создаваемые. Был принят даже соответствующий федеральный закон, регламентирующий порядок их создания и функционирования. Местная власть предоставляла общественным организациям помещения для работы, эпизодически поддерживала материально через конкурсы или прямое софинансирование со стороны профильных ведомств. Они занимали нишу, освобождающуюся в результате сокращения и оптимизации внешкольных (дополнительного образования) учреждений, культурных центров, баз отдыха и других. По существу, это было экономически выгодно государству, так как на добровольных условиях и без претензий на зарплату привлекался дополнительный кадровый и материально-технический ресурс и использовался интеллектуальный потенциал. Это могло стать неким предвестником будущего социального партнерства, которое, к сожалению, так и не состоялось, несмотря на федеральный закон о государственно-частном партнерстве.
Однако этот период продолжался не очень долго и постепенно сходит на нет в полном соответствии с общими государственными тенденциями и установками, суть которых в следующем – освободить бюджет от социальной нагрузки. Сейчас даже в богатой Москве общественным организациям, в том числе и работающим на безвозмездной основе с социально уязвимыми группами населения, за помещения надо платить, привлекать необходимый ресурс самостоятельно. Многие успешно действующие общественные организации, в том числе работающие с детьми-инвалидами, оказались на улице, а их инвентарь – у мусорных контейнеров. Это данность настоящего времени. Изменились и условия эпизодической поддержки на конкурсной основе. Сейчас учат не организации работы, а технологии написания проектов и заявок на гранты и субсидии. Это очень похоже на положение дел в современной науке. Появилась некая технология подготовки кандидатских и докторских диссертаций. Главное – выдержать форму, соблюсти научную терминологию, продемонстрировать знание работ предшественников и, конечно, заплатить деньги – и ты кандидат, доктор, академик. Вот так и в общественном конкурсном пространстве. При этом суть работы и социальная значимость никого не интересуют. Главное – правильно составленная заявка и правильно написанный отчет.
Как же быть тем, кто уже ступил на тропу филантропии и добросовестного выполнения социальной миссии порядочного человека, принявшего на себя функции лидера? Прошу не путать с вождем масс из молодых карьеристов. Кстати, карьеристы и алчущие личной выгоды бывают и возрастными, а среди молодежи множество достойных добровольцев (это в порядке уточнения мысли).
«Коней на переправе не меняют!» – гласит народная мудрость. Считаю, что лично для меня неправильно на последнем этапе жизни менять свои убеждения, подстраиваться под сегодняшние реалии, с которыми не согласен, и, по сути, привносить в свою работу на социальной ниве коммерческий принцип «Заплатил – получи услугу!». Возможно, наша общественная организация, успешно функционирующая в социокультурном пространстве почти тридцать лет, не самый ординарный случай, но я знаю, что такие бывают. Как юридическое лицо мы созданы в 1991 году. Основой явились реальные личные средства, заработанные в течение пяти предшествующих лет в пространстве личного предпринимательства и вложенные в приобретение инвентаря, мебели, туристского снаряжения, в том числе трех яхт, автомобилей, приобретение прав аренды на помещение (на общих условиях) в Вешняках – спальном районе Москвы, на первом этаже жилого дома, куда мы переехали из школьного помещения. Шло время, клубная работа с населением по месту жительства осуществлялась на безвозмездной основе при поддержке местной управы, а также субсидий Комитета по делам молодежи при правительстве Москвы и Комитета общественных связей (Московского дома общественных организаций). Было прекрасное время работы в единой команде с единомышленниками на всех уровнях. В сфере нашего внимания оказались дети и молодежь с ограниченными возможностями здоровья, так как я возглавлял профильную лабораторию НИИ профессионального образования.
Но период счастья не может длиться бесконечно. Районная власть стала меняться почти ежегодно. Внимание к нам стало предметным. Практически нас превратили в обслуживающую структуру, как муниципальное учреждение. И обязали нас проводить массовые мероприятия и праздники на разных районных площадках, правда, без зарплаты.
Последние пять лет (с 2014 года) мы занимаемся реализацией своего нового проекта «Дом путешественника (социального туриста) на озере Селигер». Стартовать нам помог проект Московской торгово-промышленной палаты (2012‑2014 гг.) «Социальная миссия московского предпринимательства», поддержанный Комитетом общественных связей города Москвы. Место было выбрано не случайно. Более сорока лет мы проводим походы и организуем активный детский и семейный отдых в этом районе. Идея проекта заключалась в возрождении на условиях общественно-государственного партнерства закрытого бюджетного учреждения – Межрайонной станции детско-юношеского туризма и краеведения. Местная власть нас не поддержала (она здесь тоже ежегодно меняется). Вот и получилось, что на личные деньги мы построили дом, который в инициативном порядке выполняет свою запланированную социальную функцию и стал резиденцией нашей московской общественной организации. Поэтому все наши туристские интересы перенесены в Дом путешественника на озеро Селигер с сохранением московского контингента (целевых групп) и привлечением детей города Осташкова Тверской области. Не в малой мере реализации проекта способствовал и президентский грант на реализацию авторского проекта «Детско-юношеский (образовательный) туризм как продуктивная воспитательная технология» (2017‑2018 гг.). Заявились мы на конкурс и в 2019 году, но шансы стать победителем конкурса по вышеизложенным причинам невелики. Московский клуб в качестве приоритета определил организацию работы с многодетными и другими малоимущими семьями, расширив свои социальные функции и адресность социальной помощи. Свое видение клубной работы я изложил в монографии докторской диссертации «Концепция организации социо­культурной работы на муниципальном уровне». Может быть, это будет кому-то полезно (ознакомиться с материалом можно на нашем сайте http://deti-seligera.ru).
Несмотря на стабильную долговременную работу и долгосрочные программы, у нас нет никакой уверенности, что с декабря 2019 года с нами будет продлен договор на аренду помещения даже на условиях оплаты.
Как мы видим свою перспективу? Если не сможем продолжить работу на прежних условиях, то будем вынуждены перенести ее в дом причта соседнего храма, с которым тесно сотрудничаем. Однако понятно, что контингент будет ограничен проявлением его участниками лояльности к православной вере. Но хоть имущество не вынесут к мусорным контейнерам.
В Осташкове на Селигере будем продолжать проведение на инициативных условиях самоорганизации и самообеспечения совместного активного отдыха наших клубных коллективов детей, родителей, волонтеров. С сентября 2019 года согласован вопрос об открытии в Осташковском колледже на бюджетной основе курса подготовки специалистов по туризму среднего звена. Переводить свою деятельность на коммерческую основу оказания услуг не намерены. Примером и ориентиром для нас является жизнь наших наставников, имена которых на памятных знаках импровизированного пантеона славы педагогов-путешественников на стене Дома путешественника на Селигере.
Мы глубоко убеждены: государство не должно отказываться от обязательства организации на безвозмездных условиях социокультурной работы на муниципальном уровне и системной поддержки деятельности позитивно зарекомендовавших себя социально ориентированных НКО с многолетней успешной практикой. Конкурсы должны оставаться одной из возможных форм адресной поддержки, но не единственной. Материальный уровень большинства семей даже в Москве не позволяет оплачивать занятия в творческих, спортивных, технических кружках и студиях. Да и перечень таких детских объединений, за которые родители готовы платить, весьма узкий: единоборства, иностранные языки, театральное, изобразительное и хореографическое искусство – это, по сути, обучающие, а не досуговые направления, как правило, не акцентирующие внимания на воспитании.

Сейчас общественные организации, осуществляющие социокультурную работу на муниципальном уровне, выживают на условиях самоорганизации и самообеспечения за счет собственных ресурсов, но это долго продолжаться не может. Они или сами прекратят свою работу, или их закроет власть, отняв помещения. Все очевидно, и истина на поверхности, но ее никто не хочет видеть из числа людей, принимающих за нас решения. Вот мы и сражаемся за социальную справедливость в интересах благополучного будущего родного Отечества.
​Александр МИНДЕЛЬ, заслуженный путешественник России, член рабочих групп Координационного совета по туризму России, по профессиональному и бизнес-образованию РТПП, член Комитета по социальному предпринимательству и поддержке социальных программ МТППКонечно, были определенные сомнения: нужны ли имевшие место излишние ограничения свободы в части поездок в зарубежные страны, справедливы ли притеснения и опала авторитетных личностей за их взгляды, не совпадавшие с линией партии, их публичное осуждение в трудовых коллективах, общественных сообществах, а также почему коммунизм построен только за кремлевской стеной, а народ из регионов ездит в Москву за колбасой? Но это не формировало настроения протеста, а оставалось вопросами личного понимания действительности, потому что глобальные проблемы жизнеобеспечения все же решались. В их числе достойное образование, бесплатная медицина, обеспеченный профсоюзами отдых, принадлежащие всему народу недра, леса, реки и озера.
Сегодня все не так. Мы словно переместились в реалии героев Джанни Родари. Помните «Чиполлино» и «Джельсомино в стране лжецов»? Это все про нашу страну сегодня. Как говорил известный киногерой: «За державу обидно!»
Небольшой экскурс в прошлое. Много ли мы знали общественных организаций в советское время? На ум приходят творческие союзы, спортивные и культурные общества, добровольные объединения содействия (армии, авиации и флоту, спасению на водах и др.), конечно, КПСС, ВЛКСМ, ВЦСПС, пионерия. Однако все эти организации инициировались сверху, финансировались из бюджета на постоянной основе, имели свою инфраструктуру, транспорт, а работники аппарата – социальный пакет. Многие удивятся, но Академия наук СССР тоже являлась общественной организацией.
В первый постперестроечный период государство по инерции поддерживало общественные организации, как имеющие давнюю историю и традиции, так и вновь создаваемые. Был принят даже соответствующий федеральный закон, регламентирующий порядок их создания и функционирования. Местная власть предоставляла общественным организациям помещения для работы, эпизодически поддерживала материально через конкурсы или прямое софинансирование со стороны профильных ведомств. Они занимали нишу, освобождающуюся в результате сокращения и оптимизации внешкольных (дополнительного образования) учреждений, культурных центров, баз отдыха и других. По существу, это было экономически выгодно государству, так как на добровольных условиях и без претензий на зарплату привлекался дополнительный кадровый и материально-технический ресурс и использовался интеллектуальный потенциал. Это могло стать неким предвестником будущего социального партнерства, которое, к сожалению, так и не состоялось, несмотря на федеральный закон о государственно-частном партнерстве.
Однако этот период продолжался не очень долго и постепенно сходит на нет в полном соответствии с общими государственными тенденциями и установками, суть которых в следующем – освободить бюджет от социальной нагрузки. Сейчас даже в богатой Москве общественным организациям, в том числе и работающим на безвозмездной основе с социально уязвимыми группами населения, за помещения надо платить, привлекать необходимый ресурс самостоятельно. Многие успешно действующие общественные организации, в том числе работающие с детьми-инвалидами, оказались на улице, а их инвентарь – у мусорных контейнеров. Это данность настоящего времени. Изменились и условия эпизодической поддержки на конкурсной основе. Сейчас учат не организации работы, а технологии написания проектов и заявок на гранты и субсидии. Это очень похоже на положение дел в современной науке. Появилась некая технология подготовки кандидатских и докторских диссертаций. Главное – выдержать форму, соблюсти научную терминологию, продемонстрировать знание работ предшественников и, конечно, заплатить деньги – и ты кандидат, доктор, академик. Вот так и в общественном конкурсном пространстве. При этом суть работы и социальная значимость никого не интересуют. Главное – правильно составленная заявка и правильно написанный отчет.
Как же быть тем, кто уже ступил на тропу филантропии и добросовестного выполнения социальной миссии порядочного человека, принявшего на себя функции лидера? Прошу не путать с вождем масс из молодых карьеристов. Кстати, карьеристы и алчущие личной выгоды бывают и возрастными, а среди молодежи множество достойных добровольцев (это в порядке уточнения мысли).
«Коней на переправе не меняют!» – гласит народная мудрость. Считаю, что лично для меня неправильно на последнем этапе жизни менять свои убеждения, подстраиваться под сегодняшние реалии, с которыми не согласен, и, по сути, привносить в свою работу на социальной ниве коммерческий принцип «Заплатил – получи услугу!». Возможно, наша общественная организация, успешно функционирующая в социокультурном пространстве почти тридцать лет, не самый ординарный случай, но я знаю, что такие бывают. Как юридическое лицо мы созданы в 1991 году. Основой явились реальные личные средства, заработанные в течение пяти предшествующих лет в пространстве личного предпринимательства и вложенные в приобретение инвентаря, мебели, туристского снаряжения, в том числе трех яхт, автомобилей, приобретение прав аренды на помещение (на общих условиях) в Вешняках – спальном районе Москвы, на первом этаже жилого дома, куда мы переехали из школьного помещения. Шло время, клубная работа с населением по месту жительства осуществлялась на безвозмездной основе при поддержке местной управы, а также субсидий Комитета по делам молодежи при правительстве Москвы и Комитета общественных связей (Московского дома общественных организаций). Было прекрасное время работы в единой команде с единомышленниками на всех уровнях. В сфере нашего внимания оказались дети и молодежь с ограниченными возможностями здоровья, так как я возглавлял профильную лабораторию НИИ профессионального образования.
Но период счастья не может длиться бесконечно. Районная власть стала меняться почти ежегодно. Внимание к нам стало предметным. Практически нас превратили в обслуживающую структуру, как муниципальное учреждение. И обязали нас проводить массовые мероприятия и праздники на разных районных площадках, правда, без зарплаты.
Последние пять лет (с 2014 года) мы занимаемся реализацией своего нового проекта «Дом путешественника (социального туриста) на озере Селигер». Стартовать нам помог проект Московской торгово-промышленной палаты (2012‑2014 гг.) «Социальная миссия московского предпринимательства», поддержанный Комитетом общественных связей города Москвы. Место было выбрано не случайно. Более сорока лет мы проводим походы и организуем активный детский и семейный отдых в этом районе. Идея проекта заключалась в возрождении на условиях общественно-государственного партнерства закрытого бюджетного учреждения – Межрайонной станции детско-юношеского туризма и краеведения. Местная власть нас не поддержала (она здесь тоже ежегодно меняется). Вот и получилось, что на личные деньги мы построили дом, который в инициативном порядке выполняет свою запланированную социальную функцию и стал резиденцией нашей московской общественной организации. Поэтому все наши туристские интересы перенесены в Дом путешественника на озеро Селигер с сохранением московского контингента (целевых групп) и привлечением детей города Осташкова Тверской области. Не в малой мере реализации проекта способствовал и президентский грант на реализацию авторского проекта «Детско-юношеский (образовательный) туризм как продуктивная воспитательная технология» (2017‑2018 гг.). Заявились мы на конкурс и в 2019 году, но шансы стать победителем конкурса по вышеизложенным причинам невелики. Московский клуб в качестве приоритета определил организацию работы с многодетными и другими малоимущими семьями, расширив свои социальные функции и адресность социальной помощи. Свое видение клубной работы я изложил в монографии докторской диссертации «Концепция организации социо­культурной работы на муниципальном уровне». Может быть, это будет кому-то полезно (ознакомиться с материалом можно на нашем сайте http://deti-seligera.ru).
Несмотря на стабильную долговременную работу и долгосрочные программы, у нас нет никакой уверенности, что с декабря 2019 года с нами будет продлен договор на аренду помещения даже на условиях оплаты.
Как мы видим свою перспективу? Если не сможем продолжить работу на прежних условиях, то будем вынуждены перенести ее в дом причта соседнего храма, с которым тесно сотрудничаем. Однако понятно, что контингент будет ограничен проявлением его участниками лояльности к православной вере. Но хоть имущество не вынесут к мусорным контейнерам.
В Осташкове на Селигере будем продолжать проведение на инициативных условиях самоорганизации и самообеспечения совместного активного отдыха наших клубных коллективов детей, родителей, волонтеров. С сентября 2019 года согласован вопрос об открытии в Осташковском колледже на бюджетной основе курса подготовки специалистов по туризму среднего звена. Переводить свою деятельность на коммерческую основу оказания услуг не намерены. Примером и ориентиром для нас является жизнь наших наставников, имена которых на памятных знаках импровизированного пантеона славы педагогов-путешественников на стене Дома путешественника на Селигере.
Мы глубоко убеждены: государство не должно отказываться от обязательства организации на безвозмездных условиях социокультурной работы на муниципальном уровне и системной поддержки деятельности позитивно зарекомендовавших себя социально ориентированных НКО с многолетней успешной практикой. Конкурсы должны оставаться одной из возможных форм адресной поддержки, но не единственной. Материальный уровень большинства семей даже в Москве не позволяет оплачивать занятия в творческих, спортивных, технических кружках и студиях. Да и перечень таких детских объединений, за которые родители готовы платить, весьма узкий: единоборства, иностранные языки, театральное, изобразительное и хореографическое искусство – это, по сути, обучающие, а не досуговые направления, как правило, не акцентирующие внимания на воспитании.

Сейчас общественные организации, осуществляющие социокультурную работу на муниципальном уровне, выживают на условиях самоорганизации и самообеспечения за счет собственных ресурсов, но это долго продолжаться не может. Они или сами прекратят свою работу, или их закроет власть, отняв помещения. Все очевидно, и истина на поверхности, но ее никто не хочет видеть из числа людей, принимающих за нас решения. Вот мы и сражаемся за социальную справедливость в интересах благополучного будущего родного Отечества.
​Александр МИНДЕЛЬ, заслуженный путешественник России, член рабочих групп Координационного совета по туризму России, по профессиональному и бизнес-образованию РТПП, член Комитета по социальному предпринимательству и поддержке социальных программ МТПП

Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt