search
Топ 10

Миллион терзаний . Лучшие школы Воронежа остались без президентской премии

В Воронежской области подведены итоги одного из главных этапов национального проекта «Образование». Из 103 школ, подавших документы в конкурсную комиссию, экспертная группа выбрала 47 победителей, из них 21 городская школа (16 из областного центра) и 32 сельские.

В число победителей конкурса не вошли две воронежские школы-комплексы: учебно-воспитательный комплекс № 2 имени Киселева и многоуровневый образовательный комплекс № 2. Подробно о том, чем примечательны эти школы, чуть ниже, а пока лишь одна маленькая деталь. УВК имени Киселева в Воронеже больше известен как Есиновский УВК – по фамилии его бессменного директора Николая Макаровича Есина. МОК-2 – это Свердловский МОК, директор Владимир Яковлевич Свердлов. Точно так же воронежский лицей № 1 называют Ханинским лицеем – директор Анатолий Николаевич Ханин, а гимназию имени академика Басова – или Басовской, или гимназией Смирновой – по фамилии директора Светланы Михайловны Смирновой. Таких именных школ даже в крупном мегаполисе немного.

Черты лидера

Взять, например, Есиновский УВК. Здесь каждый год обязательно появляется что-нибудь новенькое, о чем другие пока только мечтают. Это и медицинский центр, в котором восемь медиков следят за здоровьем учеников и учителей, и тренажерный зал (один из пяти спортивных залов этой школы), где занимаются до позднего вечера как дети, так и их педагоги. Или, например, столовая, в которой не стыдно накормить любого самого почетного гостя: по итогам конкурса организации школьного питания в Воронежской области в 2005 году УВК имени Киселева занял второе место. А как иначе, если комплекс работает с утра до вечера, и вся вторая половина дня отдана дополнительному образованию. Здесь уже в течение 15 лет существует своя бухгалтерия, в здании УВК работают три музея, действует детское самоуправление.

Для полноты картины обратимся к сравнительным данным из информационно-методического пособия «Муниципальная система образования города Воронежа в цифрах и фактах» за 2003 и 2005 годы. Для сравнительного анализа взяты пять школ Воронежа: УВК им.Киселева, гимназия им.Басова, лицей №1, гимназия им.Платонова, лицей № 6 и школа №88.

Так вот, от общего числа детей процент успевающих на 4 и 5 составил: УВК – 77,7% в 2003 году и 84% в 2005-м; гимназия Басова – соответственно 62% и 56%; лицей №1 – 60,6% и 68%, гимназия Платонова – 57,4% и 51%; лицей №6 – 53% и 47%; школа №88 – 38,6% и 35%.

Следующее сравнение – по результатам областных олимпиад 2006 года. Количество участников: УВК – 14, гимназия Басова – 33, лицей №1 – 7, гимназия Платонова – 0, лицей №6 – 8, школа №88 – 0. Количество призеров: в УВК – 9, из них 3 первых места; в гимназии Басова – 16 призеров и 3 первых места, в лицее №1 – 4 призера и 1 первое место, в лицее №6 – три призера и 1 первое место. У гимназии Платонова и школы №88, соответственно ни одного призера и никаких призовых мест.

Знак вопроса

Почему данные учебные заведения попали в этот мини-рейтинг? И для чего вообще сравнивать школы, занимающие 50-е и 70-е места, с теми, кто дает гораздо более высокие результаты? Ответ будет понятен, если посмотреть список учреждений Воронежской области, прошедших конкурсный отбор на получение государственной поддержки из федерального бюджета. На первой позиции гимназия им.Басова, на второй – лицей №1, на третьей – гимназия им.Платонова, четвертой – лицей №6, пятой эксперты поставили 88-ю школу.

УВК им.Киселева в этот список не попал. Так же, как не нашлось здесь места для МОК-2 и еще некоторых воронежских школ, чье лидерство на определенных позициях не вызывает сомнений.

Как только результаты работы экспертов появились в интернете, в Главное управление образования области обратились директора Есин, Ханин, Свердлов, а также директор школы № 28, председатель комиссии по образованию Воронежской городской Думы Михаил Хуторецкий.

Из обращения к начальнику Главного управления образования Якову Львовичу: «Педагогические коллективы и родительская общественность наших учебных заведений удивлены и возмущены итогами экспертной оценки участников конкурса общеобразовательных учреждений г.Воронежа в рамках президентского национального проекта «Образование». С одной стороны, вызывает серьезные сомнения неожиданно завышенный рейтинг отдельных образовательных учреждений, далеких от внедрения инновационных программ. С другой стороны, несовершенство принятой системы приема документов на конкурс, некомпетентность или разнородность представителей гражданских экспертных организаций, отказ от реальной проверки ИННОВАЦИОННОЙ деятельности учебных заведений (возможно, с выходом в школы, с привлечением специалистов и методистов органов управления образования) заведомо снизили рейтинг целого ряда по-настоящему инновационных образовательных учреждений.

Результаты вышеназванного рейтинга НЕ СООТНОСЯТСЯ с основной идеей президентского национального проекта «Образование»: «Поддержка инновационных разработок и технологий в образовательном процессе и творческой деятельности педагогических коллективов по модернизации образования».

Кстати, 28-я школа, как и первый лицей, оказалась в списке прошедших конкурсный отбор. И то, что директора выбранных экспертами школ решили восстановить справедливость и возмутились организацией работы экспертов и конкурсной комиссии, доказывает обоснованность претензий их коллег, а заодно ставит знак вопроса над всей работой конкурсной комиссии и экспертной группы.

У многих директоров, с кем мне довелось общаться в процессе подготовки этого материала, также возникли вопросы к работе конкурсной комиссии (председатель – заместитель руководителя Главного управления образования Валерий Федорович Трещалин) и экспертной комиссии (председатель – Галина Николаевна Лобкова). В состав экспертной группы вошли представители 15 общественных организаций города и области. Среди них несколько работников райкомов профсоюзов, представители детских и молодежных общественных организаций, различных центров и общественных институтов. Почему в такой ситуации ни городское управление образования, ни Главное управление образования администрации области не давали свою оценку школам – участникам конкурса? Это помогло бы экспертам-«общественникам» составить более объективное мнение о работе школ.

А так получилось, что все их оценки основывались только на анализе поданных школами документов. Не было ни посещения учебных заведений, ни запросов от экспертов к директорам принести какие-либо недостающие документы. Почему никто в процессе работы в открытую не обратился к директорам и не сказал: «У вас нет этого и этого, срочно принесите»?

Теперь в частных разговорах всплывает информация о том, что некоторым школам просто помогли собрать именно те документы, которые вывели их в лидеры. Наверное, совершенно случайно получилось, что директора двух школ, попавших в число лучших, но в обычной жизни по различным показателям не поднимающихся выше 50-го, а то и 70-го места, имеют родственников в городском управлении образования. Случайность, не правда ли?

Зато проиграли сильнейшие, которые понадеялись на свой авторитет и стабильно высокие результаты работы, но родственниками, увы, не обзавелись. Таким директорам сегодня ставится в вину, что они недостаточно хорошо оформили документы. А еще то, что в их результатах нет… динамики развития. То есть было у него в позапрошлом году первое место по ЕГЭ и в прошлом опять первое – где динамика? Вот если бы его школа перебралась с 67-го места на 64-е – это да, это и есть динамика развития! Вроде бы логично, только как-то не радует…

В связи с этим – пара пунктов из Положения о проведении конкурса по отбору общеобразовательных учреждений Воронежской области, активно внедряющих инновационные образовательные программы.

В разделе о порядке проведения конкурсного отбора общеобразовательных учреждений в пункте 7.12 «Требования к экспертному оцениванию» читаем в подпункте 7.12.1: «Предметом экспертной оценки являются только документы, представленные учреждением (с учетом программы развития учреждения) в соответствии с критериями отбора». Вроде бы все правильно, да? Речь все о тех же документах? Однако следующий пункт 7.12.2: «Основным содержанием экспертной оценки материалов, представленных учреждением, является качественный анализ результатов реализации программы развития учреждения за предшествующие годы».

Вопрос: возможен ли качественный анализ результатов (вчитайтесь: не динамики развития, ни документов в чистом виде, а РЕЗУЛЬТАТОВ РЕАЛИЗАЦИИ программы развития) на основе одних только представленных красиво оформленных бумаг? А если в них содержится – нет, даже не ложь, а обычное преувеличение или однобокая подача фактов?

Ведь не секрет, что одно и то же событие или результаты работы можно подать только с хорошей стороны, замалчивая недостатки и ловко обходя острые углы. Одно «но»! Такое отношение не ведет ни к чему, кроме дискредитации национального проекта.

Цели конкурса… перевернули

Владимир СВЕРДЛОВ, директор МОК №2:

Почему национальный проект «Образование», в рамках которого проводится конкурс, стали называть президентским грантом?! Ведь если это грант, значит, можно оценивать только бумаги, забыв о деле. Но посмотрите, каковы цели конкурса! Выявление образовательных учреждений, реализующих инновационные программы и использующих современные технологии, оказывающие эффективное влияние на обучение, воспитание, развитие, социальную адаптацию учащихся; поддержка творчески работающих педагогических коллективов, достигающих высоких результатов в обучении и развитии школьников.

То есть если школа что-то внедряет, но не достигла пока результатов, или если не доказана эффективность инноваций, эта школа не имеет права участвовать в конкурсе. Она должна быть снята на этапе подачи документов.

Далее – критерии участия и критерии отбора. Не было никакой разъяснительной работы. Сначала говорили: вы подаете документы на заявку – и оцениваются критерии участия. А потом будут смотреться отдельно, возможно, с выходом в школу, критерии отбора. То есть первые несколько папок вы подаете сейчас, а потом второй этап – с выходом в школы.

Дальше читаем. По критериям участия. Учреждение должно быть самостоятельным юридическим лицом и иметь самостоятельный баланс. У меня уже 12 лет самостоятельная бухгалтерия, и я не уверен, что среди победителей все имеют самостоятельный баланс.

Следующее. Эксперты выставляли оценки по пятибалльной шкале по десяти критериям. Откуда в части школ высокие результаты? Если по качеству знаний – 59-е место, по ЕГЭ – 81-е или ниже! Откуда максимум за высокое качество результатов обучения и воспитания?

В Положении написано, что высокая оценка выставляется учреждению за положительную динамику на протяжении трех лет, если оно при этом показывает наиболее высокие результаты в реализации действующих государственных образовательных стандартов и в достижении образовательных целей по всем показателям данного критерия.

Нам говорят, что с 88-го на 81-е место – это динамика. Но президентский проект предполагает динамику высоких результатов! Это проект, нацеленный на лучшие школы, и нельзя рассматривать динамику последних мест!

На мой взгляд, цели конкурса перевернули. Не могут быть расхождения между оценками одной и той же школы в 20 баллов. Как не может получить максимум баллов школа, уступающая другим по большинству позиций. Прошла бы она на 15-м месте, на 16-м или на 14-м – никто бы вопросов не задавал! А так?

«Поддержка творчески работающих педагогических коллективов, достигающих высоких результатов в обучении и развитии школьников» – эта цель осталась нереализованной.

Точка роста – общеобразовательная школа

Елена РАКУЛЬЦЕВА, заместитель председателя региональной конкурсной комиссии:

В Положении четко расписаны критерии участия и критерии конкурсного отбора образовательных учреждений. Например, пункт 5.2.1. Высокое качество результатов обучения и воспитания. Способ подтверждения критерия – «доля учащихся выпускных классов по ступеням обучения (4, 9, 11 классы) в общем контингенте обучавшихся в этих классах, имевших хорошие и отличные оценки по всем предметам по итогам учебного года в течение последних трех лет». Вот и нужно было показать долю, а некоторые школы просто положили документы, и эксперты высчитывали. Далее – доля выпускников, показавших результат сдачи единого государственного экзамена по русскому языку и математике на уровне оценки «отлично» по пятибалльной шкале в течение последних трех лет (ежегодно). Но Реморенко в своем выступлении говорит, что результаты ЕГЭ – это еще не тот показатель, который должен браться за основу. Потому что это выполнение стандартов. Здесь с ним трудно не согласиться. Школы находятся в разных условиях, дети выбирают: хочу – сдаю, хочу – не сдаю… Поэтому если эксперты видели повышение результатов и процент увеличивался – это учитывалось.

Мы собирали экспертов, они коллегиально обсуждали оценки, на них никто не давил, и, естественно, так как это гражданская экспертиза, они очень по-разному подходили к вопросу. Например, один эксперт сказал: комплекс – это замечательно, и пусть таких школ будет больше. А другой эксперт более тщательно просматривал показатели, тенденцию роста и стабильности и снимал свои баллы. В итоге получились вот такие результаты.

Беда в том, что директора не составили документы как надо. То ли подумали, что лучшие останутся лучшими, то ли не знали, как это сделать, но и не пришли на консультацию. Одним словом, не написали, как положено. Все-таки конкурс предполагает анализ образовательной программы. А это значит, что должна быть сама программа, а далее по критериям расписано, где и что, чтобы эксперты могли легко это найти.

Что касается двух школ, не прошедших конкурсный отбор, – у нас состоялось заседание комиссии, и эксперты подтвердили свои оценки. Каждый обосновал, почему он остался при своем решении. Ведь экспертная группа работала с программами развития, оценивали поданные документы.

Речь идет о поддержке не всех школ, даже не лучших, а инновационных. Это поддержка точек роста. Почему общеобразовательная школа не может быть точкой роста? Да, возможно, она не лучшая, но нужно понять, что миллион идет школе для улучшения ее позиций.

Недостатком является то, что были обнародованы баллы, которые эксперты выставили школам. Гражданская экспертиза – это возможность признания, а не рейтинг лучших школ. Наверное, она несовершенна, и чиновники распределили бы гораздо правильнее, потому что позиции у них распределены. Но нужно было увидеть те учебные заведения, которые растут, развиваются.

Я не могу сказать, что комиссия подошла формально к своей работе. В Положении мы определили, что оцениваем представленные документы. И там четко написано, что непредставление информации расценивается как ее отсутствие. Нужно было внимательно читать Положение.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту