Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мертвые сраму не имут! Ответственность за память о войне несут живые

Учительская газета, №25 от 19 июня 2007. Читать номер
Автор:

О чем мы вспоминаем 22 июня?.. Утром этого летнего дня наша страна подверглась вероломному нападению гитлеровской Германии. Началась Великая Отечественная война, потребовавшая от всех народов Советского Союза страшных жертв и величайшего напряжения сил. Тогда, в 1941-м, речь шла не о том, чтобы выиграть войну. Миллионы людей боролись прежде всего за свою свободу, за жизнь своих близких, за само право дышать и ходить по земле…

Так или приблизительно так всего 20 лет назад начал бы свое сочинение на заданную тему любой советский школьник или студент. 8 декабря 1991 года СССР перестал существовать, и теперь разные мальчики и девочки, живущие в разных концах когда-то победившей врага державы, могут оценить значение самого длинного дня в году самым неожиданным образом.

«Надежда на освобождение с новой силой вспыхнула 22 июня 1941 года, когда немецкие войска, не объявляя войны, перешли тогдашнюю границу Советского Союза», – может написать, к примеру, не очень-то любящий копаться в книгах эстонский школьник. Эта дикая фраза ведь прямо из школьного учебника «Очерки истории эстонского народа», написанного не кем-нибудь, а первым премьер-министром независимой Эстонии, бывшим комсомольским активистом Мартом Лааром. «Началось быстрое продвижение немцев в направлении Таллина, – продолжает он. – Избежавшие красного террора эстонцы встречали немцев с цветами. Появилась надежда, что страна освободится скоро и без больших разрушений».

Напомним, что Лаар – не какой-то там маргинал-одиночка, сегодня он возглавляет одну из правящих партий Эстонии и вновь претендует на премьерское кресло, которое занимал уже дважды. Его политическая инициатива по разгрому мемориала воинам-освободителям Таллина проводится с небывалой для Прибалтики жесткостью, его статьи печатает «The Wall Street Journal». Почему бы и эстонскому школьнику не поверить в то, что «находились и эстонцы, которые не удовлетворялись пассивным ожиданием конца войны и пытались внести свой вклад в уничтожение коммунизма. Так, в 1941 году с немцами на восточный фронт ушло приблизительно 10000 эстонцев».

Интересно, с каким чувством эти строки про «восточный фронт» читают ученики русских школ Эстонии, которые тоже обязаны изучать историю своей страны? Каково им и их родителям листать изданную недавно другом Марта Лаара Ристо Тейноненом книгу, которая называется… «Адольф Гитлер – освободитель». Между прочим, эта книга – вторая в серии (первая называлась «Адольф Гитлер и дети»!) и продается в эстонских магазинах совершенно свободно. На второй и третьей страницах издания – текст, обращенный к эстонцам 1940-х: «Как часто вы спрашивали себя, кто такой Адольф Гитлер?» Далее предлагается спросить об этом у немецкого солдата, который «освободил вашу землю от большевистской сатании», и у рабочего, «которому вернули работу, хлеб и благополучие – все то, что евреи у него когда-то отобрали». Следующий за этим пассаж таков: «Адольф Гитлер – это благо и сила, добро и справедливость в одном лице! Мы любим его больше, чем свою жизнь! Адольф Гитлер – это величайшая и самая могущественная личность всех времен!» И все это без каких-либо комментариев!

Но оставим Эстонию. В конце концов, может быть, это досадное исключение на постсоветском пространстве? Возьмем в качестве примера, допустим, сравнительно «свежий» грузинский учебник Мераба Вачнадзе, Вахтанга Гурули и Михаила Бахтадзе. «22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. Эту войну политическое руководство Советского Союза объявило отечественной войной. Отечественной война признавалась не только для русского народа, но и для всех завоеванных Советской Россией и насильственно объединенных в Советский Союз народов, в том числе и грузинского, – пишут в своей книге соотечественники Сталина и Берия. – Но часть грузинского народа прекрасно сознавала, что в данном случае Грузия является завоеванной и зависимой страной, что именно Россия лишила грузин государственной независимости и Грузия оказалась насильственно объединенной в Советский Союз. И теперь ей предстояло воевать в интересах завоевавшей ее Советской империи, жертвовать ради нее жизнью, отдавая навязанной ей войне свои интеллектуальные и материальные ресурсы».

Что ж, видимо, Март Лаар не зря поработал советником президента Грузии Михаила Саакашвили. Похоже, что он помогал ему не только в экономических вопросах. На страницах учебника мельком упомянуты грузинские герои войны и даже один из знаменосцев Победы Мелитон Кантария, но авторы куда больше упирают на то, что «возрождение национального движения в годы германо-советской войны и организация заговора с целью освобождения Грузии вписали еще одну героическую страницу в историю грузинского народа». Пока грузины-простаки воевали на фронте, настоящие герои у них в тылу заговор устраивали? Как будто под копирку писали с эстонских изданий!

Кстати, сам этот термин «германо-советская война» чрезвычайно любопытен. В несколько иной форме он широко применяется и в школьных учебниках бывшей крупнейшей советской республики Украины. «22 июня 1941 года Германия начала войну с Советским Союзом. Ту войну называют советско-нацистской. Территорию Украины враг СССР захватил полностью. На ней постоянно разворачивались кровавые бои, приводившие к страшным разрушениям…», – сообщает нам учебник В.С.Власова и О.М. Данилевской для маленьких украинцев. И хотя «вклад Украины в победу СССР в советско-нацистской войне трудно преувеличить, – пишут они, – для нашей земли Вторая мировая война была наинесправедливейшею из всех войн. Так как ни Советский Союз, ни Германия не заботились об освобождении Украины и построении в ней независимой державы».

Действительно, наинесправедливейше было бы уравнивать страны, одна из которых поделила Украину на 4 оккупационные зоны и планировала уничтожить более 60 процентов местного населения, а другая – не только восстановила ее территориальную целостность в небывалом объеме (никогда до этого в истории государство со столицей в Киеве не контролировало Карпаты и Донбасс одновременно!), но уже в 1945-м добилась для Украины отдельного полноправного места в ООН. Тем не менее Великой Отечественной войны на территории Украины не было, только «советско-нацистская» или, на худой конец, Вторая мировая. То же самое, кстати, и в Молдавии, которая в 1941 году, оказывается, «спешила вновь обрести свободу в составе великой и единой Румынии», и в Латвии, и даже в Узбекистане.

Интересно было бы спросить у авторов всех этих учебников прямо: они что, считают свои народы «жертвами советско-нацистских разборок», не имевшими никакой существенной выгоды в случае победы любой из сторон? Им, что, как «маленьким людям», правда, было, все равно, кто их завоюет?

Видимо, нет. Иначе, зачем было бы Пятрасу Станкерасу напоминать литовской молодежи, как в 1942 году «Гитлер заявил, что Германии на Востоке помогают почти все народы Европы. Среди них он упомянул литовцев, эстонцев, украинцев и татар. Мы думаем, что у наших добровольцев на Востоке имеется около 8000-10000 штыков… Литовский народ в отношении к численности своего населения дал значительно больше солдат, чем все перечисленные народы». Книга Станкераса, к счастью, не является учебником для литовских школ, но для сочинения про войну местным школьникам достаточно вспомнить действующее постановление Литовского сейма «О возмещении ущерба от оккупации СССР». То есть нынешним литовским политикам мало того, что уже в 1939 году в состав республики стараниями СССР вернулись ее нынешняя столица Вильнюс и окружающие его земли общей площадью 6650 квадратных километров с населением 457,5 тысячи человек (из них только 100 тысяч были литовцы, остальные – поляки, белорусы, евреи, русские)? Мало того, что в 1940 году Литовской ССР были переданы несколько районов советской Белоруссии? Мало того, что буквально накануне войны, 10 января 1941 года, руководство СССР официально выкупило(!) у Пруссии за 7,5 миллиона долларов золотом территорию Сувалки (ныне Вылковысский район)? Мало того, что в 1945-м вернуло отнятый Германией единственный порт Клайпеду?!

Все это, вероятно, и есть «ущерб от оккупации»? Но как его «возместить»? Вернуть Вильнюс Польше?

Дело в конце концов не в квадратных километрах. Знает ли кто-то в сегодняшней Литве, что первые зверства германской армии в Советском Союзе были совершены именно на литовской территории? Ворвавшиеся в деревню Клайпедского района Альбинга немецкие солдаты в первый же день сожгли все ее дома и заперли жителей деревни в сарай, на следующий день ВСЕ 42 человека, включая детей и женщин, были убиты. Среди них не было коммунистов, русских или евреев (57 тысяч евреев были убиты потом, в Вильнюсе, называвшемся до войны «Северным Иерусалимом»), однако 22 июня 1972 года им был поставлен скромный деревянный памятник. Сегодня он разрушается. «Ущерб», нанесенный жителям Альбинги, в современной Литве никого не интересует. Его просто некому возмещать.

Так все-таки была Великая Отечественная война или нет?!

Сегодня в этом сомневаются даже в России. И не только неонацисты и скинхеды. Вполне респектабельный журнал «Посев» ежегодно публикует все те же бредни о «нацистско-советской бойне». Растущие как на дрожжах «патриотические» молодежные объединения повествуют нам о славном «третьем пути» генерала Власова, сдавшегося в немецкий плен и сотрудничавшего с Геббельсом и Гимлером, чтобы пойти «против Сталина и Гитлера». «Историки» Гавриил Попов, Борис Соколов и Марк Солонин, захлебываясь от радости, пишут о «недопустимых» потерях солдат и гражданского населения СССР, лишающих «людоедский режим права даже говорить о какой- либо «победе».

Разведчик-перебежчик Резун, укрывшийся в Англии под псевдонимом Суворов, вообще пропагандирует теорию «превентивного» (то есть предотвращающего уже спланированное нападение СССР на Европу) похода Гитлера на Восток. «Коммунисты сочинили легенду о том, что на нас напали, и с того самого момента началась «великая отечественная война», – пишет он. – Эту легенду я вышибаю из-под ног, как палач вышибает табуретку. Надо иметь жестокое сердце или не иметь его вообще, чтобы работать палачом, тем более палачом, убивающим национальные святыни своего собственного народа. Нет ничего страшнее, чем выполнять работу палача… Эту роль я принял на себя добровольно». И ведь книги этого палача свободно продают и читают в России. С 1992 года их тираж превысил три миллиона экземпляров.

Некоторые российские печатные издания из года в год приноровились повторять, что 22 июня наш народ отмечает не «день памяти и скорби», а «день позора». Отчасти они правы. Не в отношении солдат и генералов 41-го, нет. «Мертвые, – как говорил еще киевский князь Святослав, – сраму не имут!» Как бы ни сложились миллионы отдельных судеб того военного поколения, в целом оно вошло в историю вполне достойно: подарило нам Победу, спасло нам жизнь… Ежегодным июньским позором отмечены не их, а наши слова и поступки, наши безразличие и беспамятство.

Когда на новобранца впервые пикирует самолет или прет танк, сжиматься в комок от страха не стыдно. Когда человек покупает и с интересом листает книжку, в которой говорится, что его дедушка был не героем, а «захватчиком и оккупантом» и, скорее всего, погиб зря, – это такой позор, что даже трудно найти слова. Не важно, был этот дедушка (а тогда совсем молодой парнишка) русским, эстонцем или грузином. Важно, что он воевал за свою семью, за землю, которую считал своей, не деля ее на узбекскую и украинскую. Важно, что он брал Вену и Берлин не ради трофеев, будущей сытой жизни или славы товарища Сталина, а ради свободы и счастья всего человечества. Это именно так! Это сегодня признали австрийцы и немцы. А мы забываем, сомневаемся, увлекаемся поиском «исторических альтернатив» и сочувственно внимаем «добровольным палачам». Вот в чем настоящий позор.

Хотя, если человек осознает свой позор, чувствует стыд за происходящее, значит, он еще не совсем пропащее существо. Ведь именно стыд помогает людям преодолевать сначала собственный страх, а потом и чужую ложь, и грубую силу. И если нам не все равно, что происходит с памятью о Великой Отечественной войне, мы приложим все свои силы, чтобы защитить эту память от клеветы и безумия тех, кто на наших глазах теряет право называться людьми.

NB!

Найти много новых интересных статей о Великой Отечественной войне, а также военных фотографий наши читатели могут по электронным адресам, собранным в каталоге: http://yaca.yandex.ru/yca/time/cat/Society/Great_Patriotic_war/

Цитата

22 июня следует отмечать две годовщины. Одну из них помнят все, вторую – почти никто. Но вторая неразрывно связана с первой и несет в себе важнейшие наставления для американской внешней политики.

Американцы должны знать, что великая победа союзников в Нормандии стала возможна благодаря успеху Белорусского сражения – операции «Багратион». Когда 6 июня генерал Дуайт Эйзенхауэр дал «зеленый свет» на проведение операции «Оверлорд» – высадке союзников в Нормандии и открытию второго фронта, – вермахт сумел противопоставить нашему наступлению 53 дивизии. Он мог бы собрать гораздо больше, если бы его силы не сковал Восточный фронт: там пришлось оставить более 180 немецких дивизий.

Операция «Багратион», начавшаяся 22 июня 1944 года, не просто уничтожила немецкую армию на Востоке, она привела к тому, что Советский Союз почти на полвека стал доминирующей Евроазиатской военной силой – до распада СССР в конце 1991 года. Вся Центральная Европа, от Штеттина на побережье Балтики до границ Греции, оказалась под контролем Советской Армии еще прежде, чем англо-американские войска достигли территории Третьего рейха с запада. Поэтому так несправедливы упреки Франклину Рузвельту в том, что на Ялтинской конференции в 1945 году он якобы «уступил» русским Центральную Европу. Поступить иначе он просто не мог.

Мартин ЗИФФ, обозреватель United Press International


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту