search
Топ 10

Мегауниверситет – школе. Михаил Карпенко, ректор СГА

15 октября исполняется 70 лет одному из могикан отечественного образования, основателю первого российского мегауниверситета – Современной гуманитарной академии – Михаилу Петровичу Карпенко. За неполные 15 лет СГА стала подлинно народным образовательным проектом. Сегодня в ней учатся с помощью новейших информационных технологий более 170 тысяч наших соотечественников во всех регионах России и странах СНГ. «УГ» не раз писала об опыте применения технологий академии в школе. В канун своего юбилея лауреат Государственной премии СССР и Премии Правительства Российской Федерации в области образования профессор Карпенко делится своими мыслями о путях развития нашего образования.

– Михаил Петрович, какое образование нужно получить сегодня, чтобы ощущать себя образованным человеком?

– В России могучая отрасль образования. Если учесть всех учащихся, их родителей, преподавателей, создателей учебников и так далее, то доля населения, каким-либо образом связанного с этой отраслью, составляет 53%! Однако определения, что такое образованный человек, не существует. В преамбуле российского Закона «Об образовании» дано такое определение: образование – слитный процесс воспитания и обучения, который заканчивается государственным признанием определенного образовательного уровня (ценза). То есть, образованный человек должен обязательно иметь документ об образовании. Есть и такое определение: образование – это то, что остается у человека после того, как он забудет все, чему его учили. В этой шутке основа совершенно правильная. Химик и лингвист говорят на разных профессиональных сленгах и совершенно друг друга не понимают. Тогда на каком основании все считают их образованными людьми?

Во-первых, чтобы стать образованным человеком, нужно определенное количество лет учиться. Если человек отучился 10-12 лет, то у него среднее образование, а если 15-16 лет, то высшее. Это, наверное, продиктовано и биологической природой человека. Чем дольше он учится, тем больше образуется синапсов, нервных связей в его мозге. Во-вторых, параллельно в процессе обучения у него складываются самые общие научные представления. Следовательно, такой человек имеет правильную научную картину мира. Он знает, скажем, что Земля вращается вокруг Солнца, а не держится на трех слонах и черепахе. В-третьих, образованный человек должен быть достаточно коммуникабельным в обществе, умеющим изложить свои мысли и владеющим языком образованного человека. Если он скажет слово «пoртфель», то мы не признаем его образованным, даже если у него есть диплом. Такое образование мы считаем академическим, и его должен получить каждый человек. В отличие от профессионального. Мы проводили исследования и выяснили: в технической сфере 35% получивших образование даже не приступают к работе по основной профессии. А оставшиеся 65% постепенно отходят от нее в течение пятнадцати лет. В военных и медицинских профессиях специалисты вымываются еще быстрее. Они работают менеджерами, администраторами и так далее, то есть используют свое образование как академическое. Получается, что оно главное для людей. Сегодня нам особенно нужно юридическое образование. Его должны иметь сто процентов граждан, потому что в правовом государстве через правовую систему решаются все вопросы: и выборов, и наследства, и собственности, и трудовые споры. Мы живем в условиях рыночной экономики, поэтому все должны стать экономистами: в наше время лишнего экономического образования не бывает.

– Какие проблемы общего образования вы бы выделили сегодня?

– Во-первых, как ни странно прозвучит, это перепроизводство учителей. Ведь количество учеников падает, а количество учителей не уменьшается. Во-вторых, в принципе школьное образование должно перейти на рельсы информационных технологий, а оно не переходит. В-третьих, страдает содержание образования. Исследования PISA показывают, что мы плетемся в хвосте развитых стран, но почему-то это никого не настораживает. Еще одна проблема – нет непрерывного образования: между школой и вузом есть разрыв. Если это государственные учреждения, функционирующие по государственным стандартам, то непонятно, как он образовался. Вообще никто не представляет себе школы будущего. Надо бы собраться умным людям и написать проект, какой будет школа через 20-30 лет. И когда появится такая модель, можно сравнить, насколько та или иная школа ей соответствует. Наша нынешняя школа – это наследие Яна Амоса Коменского, который описал школу в своей «Великой дидактике». Как будто не прошло трех с половиной веков и у нас не появились кино, телевидение, компьютеры, сотовые телефоны и так далее. Сегодня все те же классно-урочный метод, фронтальное групповое обучение – ни на йоту нет расхождения с Коменским! Такая школа не различает учеников ни по полу, ни по возрасту, ни по свойствам нервной системы. Ученик для нее – это некая абстракция без пола, без психологии, без способностей. Дидактики для обучения реального человека в школе не существует. Даже исследований на этот счет, по существу, не ведется. То есть проблем у школы очень много, и они не сводятся только к оплате труда.

– В чем вы видите основные трудности внедрения ИКТ в школе?

– Основная трудность в том, что учителя реально не заинтересованы во внедрении информационно-коммуникационных технологий. Повышая качество обучения, они теряют дополнительный заработок от репетиторства. К тому же многие учителя в школе уже в возрасте. Они усваивают ИКТ гораздо труднее, чем дети. И им стыдно видеть своих учеников более квалифицированными, чем они сами.

– Чем может помочь ваш мегауниверситет современной школе в разрешении ее проблем?

– Те образовательные информационно-коммуникационные технологии, которые применяются в высшей школе, мы готовы перенести и в общее образование. И мы это уже делаем. В прошлом году проводили довольно длительный и успешный эксперимент в Брянской области. Более чем вдвое подняли успеваемость по таким сложным предметам, как физика и химия. Сейчас проводим такой же эксперимент в Щелковском районе Московской области. С нами заключили договоры 30 школ. В каждой из них будет создан инновационный центр, где школьникам будут предлагаться образовательные программы на основе дистанционных технологий. Этот опыт в следующем году мы распространим по многим субъектам Российской Федерации. У нас есть заказы от Калмыкии, Пензенской области и так далее. Мы готовы тиражировать свои технологии в любую школу. Ее руководителям надо только обратиться в ближайший филиал СГА. Их у нас 146 во всех субъектах РФ. Да и многие из наших представительств, которых около 700, по масштабам не уступают филиалам. У нас отработаны типовые договоры со школой, с родителями учеников, есть учебные материалы по всем программам от 5-го до 11-го класса включительно, и обычные базовые курсы, и продвинутые. Есть программы «Помощь для сдачи ЕГЭ», «Помощь поступающим в вузы» и другие. При этом мы рассчитываем не только на школьников, но и на взрослых. СГА им может предложить программы повышения квалификации, сузовские и вузовские программы. Мы считаем, что завтрашний день школы (особенно учитывая сокращение количества учеников) заключается в том, чтобы она начала оказывать образовательные услуги широкому спектру потребителей. То есть школа может и должна стать образовательным центром для всего окрестного населения. Она должна научиться зарабатывать не только на репетиторстве, но и на множестве разных образовательных услуг.

– Известно, что в вашей академии обучение студента немыслимо без определения его

«индивидуальной образовательной траектории» с учетом темпа усвоения знаний. Есть ли реальная возможность применения такого подхода в школе?

– Конечно, есть. Как сделать индивидуальную методику обучения человека? Можно пойти двумя путями. Например, путем изучения его способностей и наклонностей, мотиваций. И в соответствии с ними посоветовать некую методику обучения. Это очень тяжелый путь, поскольку изучение когнитивной сферы человека сейчас в основном относится к больным. Изучается патология. А здорового человека мало кто изучает. Медицине это не нужно. Видно, и системе образования тоже. Люди со здоровой когнитивной сферой остаются вне поля зрения науки. Мы в СГА их изучаем и понимаем, что находимся в самом начале пути. Есть и другой способ: сделать методику обучения адаптивной к способностям, пристрастиям, желаниям любого человека. Что нужно адаптировать? Во-первых, число повторов учебного материала. Оно индивидуально, и сама методика должна позволять человеку повторить материал столько раз, сколько он желает. Во-вторых, темп изучения. Мы предлагаем индивидуальные методики по времени изучения, по динамике подачи материала, то есть закладываем в них адаптивные возможности. Поэтому мы считаем, что у нас могут учиться люди разных способностей. И каждый сможет выбрать комфортный для себя стиль обучения.

– Девиз СГА – «ЗНАНИЯ ДЛЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ». Какой смысл вы вкладываете в понятие «справедливость» в применении к образованию?

– Человек жаждет справедливости всегда и везде. Жаждет ее больше, чем богатства, любви и прочего. Он все готов принять на основе справедливости. Но если ее нет, его ничто не удовлетворяет. Чтобы добиться справедливости, нужны разнообразные социальные средства. Одним из них является знание. Образованный человек лишается излишней гордости, понимая, какие титаны мысли и дела были до него. Он сам становится справедливым, и ему легче добиться справедливости: он научается защищать свои права, уверенно держаться в любом обществе, лишается комплекса неполноценности и так далее. Знания нужны не только для их профессионального использования и повышения уровня жизни. Они дают еще и более глубокое ощущение своей нужности и востребованности. Они нужны для справедливости.

Виктор ШУДЕГОВ, председатель Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии:

– Современная гуманитарная академия, которую возглавляет Михаил Петрович Карпенко, сегодня стала самой массовой в стране. Но нужно дать образование не только нашим гражданам, а и расширять образовательное пространство на страны СНГ и в целом на европейский континент. Не все наши вузы смогли «укорениться» в странах ближнего зарубежья, а СГА это удалось. Такой факт нужно всячески приветствовать: в конечном итоге это работает на имидж России.

Пользуясь случаем, хочу поздравить Михаила Петровича с его юбилеем. Он полон трудовой активности, деловитости. Благодаря своему размаху, энергии он находится на пике и еще многое может сделать для совершенствования дистанционной системы образования. Хотелось бы пожелать нашему коллеге и другу, чтобы идеи, которые у него постоянно появляются, он всегда успешно реализовывал. Крепкого здоровья Михаилу Петровичу, хороших помощников и соратников и, самое главное, надежных тылов! Хочется также, чтобы все студенты СГА были благодарны и своему вузу, и ректору.

Николай НИКАНДРОВ, президент Российской академии образования:

– Более сорока лет назад одного умного американца спросили: может ли машина заменить учителя? Он ответил так: «Если машина сможет заменить учителя, то такой учитель должен быть ею заменен». Для меня совершенно очевидно, что роль информационно-коммуникационных технологий огромна. В смысле подачи информации и (в некоторой части) оценки результатов обучения машина может очень многое. К тому же она может тиражировать на всю страну то, что раньше было доступно только тем, кому посчастливилось быть рядом с выдающимся профессором.

СГА удачно сочетает все преимущества старого, «заслуженного» заочного обучения с тем лучшим, что есть в зарубежном опыте открытых университетов, с теми возможностями, что дает современная техника. Я могу засвидетельствовать, что здесь осуществляется не только вещание со стороны лектора. Это приближает дистанционное образование к живому обучению живым учителем. И это, на мой взгляд, самое главное. Коллектив СГА и ее ректор Михаил Петрович Карпенко сделали очень много. И их работа – хороший пример всем: в академии разработана очень полезная и эффективная форма обучения.

Владимир КИНЕЛЁВ, директор Института ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании, экс-министр образования России:

– Сегодня мы все чаще говорим об открытом образовании, когда каждый человек, вне зависимости от его социального положения и финансовых возможностей, имеет право на получение образования, на совершенствование своих профессиональных навыков. В условиях современного мира эти цели могут быть достигнуты только при опоре на информационно-коммуникационные технологии и использование методов и средств дистанционного обучения.

Современная гуманитарная академия – уникальное явление в российской системе образования. Она не просто использовала в своей деятельности некоторые технологии дистанционного обучения, пусть интересные и перспективные, она создавалась вокруг технологии, являющейся принципиальной отличительной чертой и достоянием этого вуза. СГА реальными делами отвечает на требование нашего общества о расширении доступа к высшему образованию. Это единственное у нас образовательное учреждение, которое действительно перешло к индустрии образовательного процесса!

Однажды афинского стратега Аристида спросили, что нужно для полного счастья достойному человеку. Он подумал и ответил: «Достойное отечество!» Во всей многогранной деятельности такого человека, как Михаил Петрович Карпенко, я вижу неукротимое стремление видеть свое Отечество достойным.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту