search
Топ 10

Мечта из чемоданчика

Ирина Леванова знает: к каждому ребенку можно найти подход

Победитель регионального этапа Всероссийского конкурса «Учитель года»-2021 учитель начальных классов гимназии №38 Тольятти Ирина Леванова – представитель педагогической династии. И что любопытно: стать продолжателем профессии, в частности, мамы Ирине Александровне довелось… с восьмого класса. Думаете, невозможно? А вот Ирина Александровна считала иначе и на свою «работу» шла с большим удовольствием.

Все началось с того, что Ириной маме, учителю начальных классов, предложили должность заместителя директора по воспитательной работе. Она согласилась, и новый функционал потребовал от новоявленного администратора посещения многочисленных конференций, заседаний, форумов и т. д. Заменять маму было некому, и в семье приняли решение, что в те дни, когда мама не сможет присутствовать на уроке, юная Ирина будет проходить с малышами темы, в которых разбирается сама. Девочка училась хорошо, поэтому у мамы не было сомнений, что Ирочка объяснит, как решается та или иная задача. Сама Ирина воспринимала это поручение с гордостью и, кроме того, была чрезвычайно довольна тем, что не нужно сидеть на своих уроках. Конечно (сейчас уже можно об этом рассказать), договор мамы с дочерью не был тайной для отзывчивых коллег, и юного педагога всегда страховал кто-то из учителей, работающих в соседних кабинетах, но нужно отметить, что девочка ни разу не воспользовалась посторонней помощью. Да и зачем? Успешной восьмикласснице казалось, что нет ничего проще, чем объяснять ученикам начальной школы, как решается задачка. Ирина и объясняла, тем более что решения всех заданий, что ей оставляла мама, она знала. Но! В какой-то момент девочка вдруг обнаружила, что задачки она решает… сама для себя. Внимательно ее слушают человек пять, а остальные дети не включаются, ничего не видят, ничего не слышат, ничего не понимают.
И именно тогда, как признается Ирина Александровна, она почувствовала, как сложна профессия учителя. Мало иметь предметные знания, необходимо развиваться, владеть инструментарием, который позволит донести знания до каждого ребенка. И еще одно она почувствовала в тот момент – потребность изменяться самой, чтобы научиться объяснять материал доступно и легко. К слову, дополнительным мотиватором стало и то, что много Ириных одноклассников тоже находились на уроках в ситуации непонимания. Поэтому на пути в профессию ее сопровождало стойкое желание быть не такой, как некоторые учителя, стать другой, способной достучаться до каждого. С тех пор минуло достаточно лет, но свой «чемонданчик» опыта Ирина Александровна постоянно пополняет, ища средства и приемы, которые помогали бы подарить ребенку радость интеллектуального открытия.

Потребность меняться самой и менять мир вокруг себя заставила ее много учиться. Ирина Александровна прошла большое количество курсов повышения квалификации, причем эти курсы не были ей навязаны, она сама их находила и выбирала. После получения среднего специального образования она окончила вуз, а затем поступила в магистратуру по направлению «Психолого-педагогическое сопровождение детей с нарушениями в развитии». Ей это было необходимо, потому что в классе на тот момент обучались четыре ребенка с ОВЗ, и все с разными диагнозами.

Был в ее жизни и опыт работы в детском доме. Ирина Александровна обучала там индивидуально одного-единственного ученика. Правда, это только сказано, что одного-единственного. Так получалось, что, когда педагог приходила к ребенку, к ней постоянно подбегали другие ребята с просьбой что-то объяснить, проверить домашнее задание. А некоторые просто подбегали. Без повода.
Этот опыт дал Ирине Александровне главное – понимание того, как важно каждому ребенку иметь рядом «своего» взрослого. Взрослого, который будет дарить ощущение тепла, безопасности, опоры, который и днем и ночью будет рядом по велению сердца, а не по графику. Работая в детском доме, она увидела воочию, насколько дети страдают от отсутствия такого взрослого.

Может, именно этот опыт сыграл свою роль в том, что Ирина Александровна попала на обучение к выдающемуся педагогу Шалве Амонашвили на его курс гуманной педагогики. Реализуя гуманно-личностный подход в образовании, она старается понять ребенка, вовремя заметить состояние внутренней пустоты, которое может привести к непоправимым последствиям. Она научилась читать по взгляду, по движению ребенка, нужна ли ему помощь, необходимо ли с ним поговорить. Для Ирины Александровны важно видеть контекст, в котором ребенок пребывает, тем более если это младший школьник. Ведь для ребенка семья и школа – это целостная картина, он не может абстрагироваться от того, что дома, например, был скандал. Поэтому учитель начальных классов, безусловно, не только педагог, но и психолог, и… мама, хотя есть мнение, что учитель и мама – это две разные позиции. Да, в одном случае это требования, в другом – безусловное принятие, но Ирина Александровна убеждена, что все начинается с безусловного принятия, и если видишь, что ребенку этого недостает, то побудь для него кем-то близким хотя бы на тот период, пока ты с ним.
– Но ведь это не каждому человеку дано, из чего можно заключить, что не каждый может работать учителем начальных классов, – обращаюсь я к Ирине Александровне.

– Я согласна с вами. Знаете, даже замечательный ученый Татьяна Владимировна Черниговская как-то заметила, что никогда бы не пошла работать педагогом начальных классов, потому что если понимать, как личность учителя воздействует на мозг ребенка, на выстраивание его дальнейшей жизни, то не всегда можно вынести груз этой ответственности. Наверное, поэтому я при любой возможности езжу на различные семинары по нейропедагогике, чтобы изучать процессы, которые происходят внутри человека, понимать, как связаны психология и физиология, – говорит Леванова.

Ирина Александровна также соглашается с мыслью о том, что, не будь она по натуре исследователем, в ее «чемоданчике» не оказалось бы многих интересных находок. И в конкурсное движение она тоже включилась с целью исследовать: а как там живется, в «пеликаньей» семье? И что важно, ей здесь комфортно. Потому что встретилась с людьми, которые, как она, считают, что нельзя быть серой массой, а нужно быть в первую очередь личностью. А для того чтобы быть личностью и ролевой моделью для ребенка, учитель должен постоянно работать над собой. Вся суть воспитания в искренности и честности. Если человек объясняет то, что на уровне ценностей им не присвоено, не прожито, то это подделка, и дети распознают это моментально. Тем более современные дети.

Ирина Александровна уверена, что по части «уловить изменения» дети вообще самые первые. Они быстрее всех подстраиваются к новым условиям. Например, сегодняшние дети более динамичные, их отличает хорошая реакция. Подчас они выдают совершенно неожиданные и молниеносные ответы, и не всегда знаешь, как на них реагировать. В то же время Ирине Александровне кажется, что современные ребята более эмоциональные, более ранимые. Напускная черствость – это защита, когда взрослые не реагируют на их запрос. И ссоры между собой они переживают очень глубоко. У Ирины Александровны был случай, когда на перемене поругались две подруги-первоклассницы, обе лидеры. Обе расплакались, обеим было больно, но попросить прощения та, что спровоцировала ссору, никак не могла. И пришлось каждой объяснять, что через обиду переступить очень трудно, это даже взрослым порой не удается, и самый действенный прием – это взять обиду, спрятать ее, скажем, в воздушный шарик и выпустить. И когда обида улетела, оказывается, что ничего не мешает обняться и простить друг друга.

Для Ирины Александровны очевидно, что у сегодняшних детей меньше защиты, потому что в жизни появилось много контекстов. Если раньше было две опоры – семья и школа, то сегодня в виртуальном мире предлагаются разные отношения, разные уклады, в том числе в семье. Ребенок видит один образ семьи, а живет в другом, и это порождает растерянность, неприятие. Ему непонятно, почему близкие люди причиняют боль, а его родные не могут найти минутку, чтобы объяснить свою позицию, рассказать, почему они накричали, не выслушали, наказали и т. д. И ребенок изо дня в день живет с ощущением своей ненужности, своего одиночества.

Ирина Александровна очень не хочет, чтобы одиночество посещало ее класс. В том числе на уроке, при объяснении темы. «Учительствуя» подростком, она это одиночество в классе уловила: каждый жил своей жизнью. И понадобилось немало времени, для того чтобы на уроке буквально с каждым учеником ее связала ниточка понимания, узнавания, открытия. Ирина Александровна признается, что искала эти приемы, технологии, интонации, доставала их из своего «чемоданчика», пробовала и только во втором наборе первоклассников у нее стали получаться уроки, на которых вдруг увидела свет в глазах у детей. Почувствовала, что она с учениками в одном потоке, в одном информационном пространстве, вместе они делают одно дело. Это взаимоосвещение Ирина Александровна называет человеческим и учительским счастьем.

И уже кажется нелепым, что были моменты, когда героиню нашего очерка посещала мысль уйти из профессии. Да-да, особенно в первый год работы в школе. В минуты растерянности думалось: «Вдруг ошиблась, вдруг не мое?» Однако эта тема для Ирины Александровны была окончательно закрыта, когда она прочла книгу «Гений и аутсайдеры» Малкольма Гладуэлла, где автор развеивает миф о том, что гениальность – это дар свыше, и говорит, что высокий профессионализм – это в первую очередь работа над собой и над тем, в чем ты успешен, что тебе приносит радость. По теории Малкольма Гладуэлла, чтобы добиться успеха в профессии, нужно наработать 10 тысяч часов. Ирина Александровна не поленилась и посчитала, оказалось, что часов у нее уже накопилось гораздо больше положенного. Поэтому, если подходить к делу рационально, при кардинальной смене направления деятельности ей придется эти же часы нарабатывать еще много лет. Согласитесь, невыносимо грустно вычеркивать столько прожитых в школе лет, отставлять в сторону «чемоданчик». Как-то вдруг пришло четкое и яркое осознание того, что она испытывает состояние восторга от того, что делает, от того, как откликаются дети, как им нравится то, что они делают вместе. Зачем от этого бежать? Наоборот, почему бы не продолжать в том же духе!

Мало того, после размышлений над книгой Ирина Александровна более внимательно присмотрелась к собственному «чемоданчику» и поняла, что в нем живет… мечта. Ее мечта – написать книгу для детей. Тех же пресловутых наработанных часов, впечатлений, жизненных и учебных ситуаций накопилось столько, что они так и просятся на бумагу. Правда, пока все ее художественное творчество копится в столе, но, кто знает, может, не за горами тот час, когда появится на свет увлекательная книга, от страниц которой будет не оторваться. Ведь, как показывает мировой опыт, учителя вполне справляются с ролью замечательных рассказчиков.

Наталья АЛЕКСЮТИНА, Самарская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту