search
main
Топ 10
В Дагестане скандал в сельской школе вылился в протесты родителей и увольнения учителей Флаг, гимн, герб: школьникам на «Разговорах о важном» расскажут о государственных символах Осталось две недели: все, что нужно знать про итоговое сочинение Школьникам Белгородской области будут выдавать сухпайки, если удаленка продлится до конца года Глава Минобрнауки представил двух новых заместителей Минпросвещения РФ: под новые федеральные школьные программы создаются учебники В Дагестане после четырехдневной забастовки вновь начались уроки в сельской школе Специалисты Рособрнадзора поделят регионы России по качеству образования  Как бороться с потребительством ребенка и что делать в случае детской истерики - мнение специалистов Как не стать зависимым от интернета: объясняют эксперты Как повысить зарплату учителя: что думают педагоги о предложениях депутатов Магистры и рыцари: педагог из Читы рассказал об авторской системе оценивания школьников Абитуриентам вскоре не придется предъявлять аттестат при приеме в вузы Минпросвещения России выяснило, как россияне относятся к введению школьной формы Лучших поваров школьных столовых объявили в Башкирии В школах Улан-Удэ классы закрываются на карантин Зачем нужны психолого-педагогические классы: о принципах их организации рассказала Елена Казакова «Ректором года» премии Российского профессорского собрания стал руководитель Воронежского педвуза 80% учителей в России умеют обращаться с интерактивным оборудованием В Ульяновской области родители могут онлайн перевести ребенка из одной школы в другую
0

Математика – у москвичей, история – у питерцев . Когда станет возможно массовое дистанционное повышение квалификации?

Что ждет нас в будущем по части развития информационных технологий в сфере образования? Об этом наш разговор с Алексеем СЕМЕНОВЫМ, ректором Московского института открытого образования, доктором физико-математических наук, профессором, членом-корреспондентом Российской академии наук по отделению математических наук (секция информатики и прикладной математики) и Российской академии образования (по отделению общего образования), членом всевозможных советов и комиссий, одним из авторов московской модели «Школы информатизации» и инициаторов проекта «Строим школу будущего».

– Алексей Львович, каждый год проходит выставка-конференция, на которой регионы представляют свои наработки в области информационных технологий, – «ИТО». По сути это демонстрация того, что делается в этой области в России. Скажите, исходя из «ИТО», из ваших контактов в регионах, какие из них имеют наиболее серьезные достижения в области применения информационных технологий в школе?

– Конечно, есть очень существенные различия в том, как школьная информатизация идет в регионах России. Это разные пути, разные стили продвижения, разное внимание руководства. Скажем, последовательно и эффективно идет работа на Урале. Екатеринбург, Пермь, Челябинск имеют интересные региональные программы, там есть силы, которые в течение десятилетий развивают системный подход к информатизации. Красноярск интересен тем, как информатизация оказывается включенной в общую систему модернизации образования региона. В Европейской России в течение многих лет интересно развивается информатизация школ Петербурга, Татарстана, существенный рывок сделала образовательная система Калининградской области. Опыт многих регионов, начиная с Новосибирска времен Андрея Петровича Ершова, был очень важен и для Москвы. Другое дело, что Москва начиная с середины 1980-х годов серьезно и постоянно вкладывалась в информатизацию школы, потому справедливо утверждение, что московская школа в среднем богаче, чем школы большинства регионов. В каких-то регионах было интересно сочетание шагов региональной и федеральной власти, усилий Федерации Интернет Образования. В последние годы во многих регионах системообразующую роль сыграл проект информатизации системы образования, реализованный Министерством образования и науки РФ. Его чаще называют проектом Всемирного банка, поскольку деньги были заемными у Всемирного банка, но намного важнее денег (заем которых вызывал справедливое недоумение) были проектная культура и опыт экспертов банка, которых без займа привлечь не получалось.

– Когда вы говорите, что в каких-то регионах успешно ведут информатизацию школы, вы что имеете в виду: конструкцию компьютеров, которые они покупают, программное обеспечение, обучение системных администраторов и педагогов-пользователей, повышение квалификации или еще что-то?

– Ваш вопрос по сути о том, что является измерениями информатизации не в смысле количества компьютеров, а в смысле направлений работы, в которых нужно двигаться. Информатизация школы – это комплексный процесс, в котором можно выделить, говоря математически, некие измерения – оси, по которым происходит изменение. Одна из осей – это то, как на самом деле меняется содержание образования. Здесь оказывается ключевым вопрос, что является результатом образования, в какой степени в желаемом результате учитывается существование информационных технологий. Если мы все годы обучения будем учить ребенка пользоваться калькулятором для арифметических действий или компьютером для написания сочинений, а потом на экзамене запретим это, то мы увидим, что компьютер не помог нам в достижении этой традиционной цели, а может быть, даже помешал. Дети напишут на экзамене сочинение хуже, чем они писали его с помощью компьютера, и хуже, чем если бы их учили без компьютера! Для многих в целом разумных и влиятельных людей во всем мире – это аргумент против использования компьютера в образовании. Поэтому вопрос о том, как сбалансированно трансформировать содержание, как сформулировать современные результаты обучения, соответствующие потребностям информационной цивилизации, весьма важен. Поэтому для нас важны новые стандарты, в которые войдет, в частности, информационная среда учебной деятельности, в которых будут сформулированы новые результаты обучения с учетом этой среды. В новых стандартах, как я предполагаю, будет отражена информатизация учебного процесса и результатов обучения. До сих пор этого не происходило: посмотрим на стандарты 2004 года. Там в «Информатике» записано, что информационные технологии должны использоваться в других предметах, намечены пути, по которым это использование должно идти. В принципе это давало возможность для реализации информатизации в учебном плане, что и сделано в последнем Московском базисном учебном плане (одном из результатов модели «Школы информатизации»). Но в других предметах (физика, история, литература и так далее) по стандартам 2004 года компьютер отсутствует. Таким образом, мы находимся в самом начале пути. То, что сделано в стандартах других стран (например, в Великобритании, где ИКТ присутствуют во всех предметах), нам еще предстоит реализовать.

– Для этого нужно провести массовую подготовку педагогов?

– Да, кадры и есть второе измерение информатизации (а есть еще и нормативная база, и, конечно, сами технологии). Нужно, чтобы именно наши учителя всех предметов могли свободно работать со средствами ИКТ, использовать их как инструменты своей деятельности. В использовании ИКТ учителем, как и учениками, есть разные стороны. Есть общепользовательская, так сказать, общечеловеческая квалификация – как набрать текст на компьютере, как снять видеофильм, как выйти в Интернет, есть и элементы соответствующих общеинтеллектуальных компетентностей – как правильно сформулировать запрос на поиск в Интернете, как отобрать нужную информацию, как в отснятом видеоматериале выделить главное и как смонтировать его. Есть общепедагогическая компетентность современного учителя и соответственно учебная компетентность современного учащегося – например, как организовать дискуссию в классе, ход ее записать на видео, а тезисы по ходу дела высвечивать на экране. Есть и специфические предметные компетентности – как, используя геоинформационную систему, нанести на карту найденные сведения об интересных местных объектах, совместив географическую карту со спутниковым снимком, или, анализируя зафиксированные компьютером экспериментальные данные, проверить их соответствие гипотезе о законе, по которому идет данный процесс.

Учитель должен быть ИКТ-компетентным сам и формировать в своем предмете ИКТ-компетентность учащихся.

– Реально ли переобучить всех учителей такой компетентности, учитывая, что от 25 до 30 процентов педагогов – люди пенсионного возраста?

– Начнем с ответа на вопрос, каков процент уроков, где сегодня реально используются информационные технологии. Ведь что пока произошло в России? На сегодняшний день мы видим два примера реальной и массовой информатизации. Один – это преподавание информатики, что было начато в середине 80-х годов. Сейчас можно считать, что существенная часть уроков информатики, где нужно использовать компьютер (а это большая часть учителей информатики делает вполне осмысленно), идет с применением ИКТ. За двадцать с лишним лет эта проблема в основном решена. Второй пример – это ЕГЭ, в котором каждый ребенок проходит через процедуру, в которой участвует компьютер. Независимо от того, в какой мере он участвует, насколько серьезно использование ИКТ, пример доказывает, что можно какой-то элемент школьной жизни повсеместно положить на компьютер. Такой элемент входит в процедуру ЕГЭ, это теперь часть жизни каждой российской школы. Работы каждого выпускника сканируются, отправляются по Интернету. Демонстрируемая технологическая надежность достаточна для образовательных применений.

Кого из учителей эти два примера затрагивают? Первый – напрямую только учителя информатики, второй вообще не затрагивает школьного учителя.

Если же говорить о широком использовании ИКТ в других предметах, то его пока нет. Действительно глубокое систематическое применение ИКТ осуществляют пока отдельные проценты, даже не десятки процентов учителей в стране. И в этом смысле процент учителей пенсионного возраста пока для нас не так важен. Кстати, среди них немало профессионалов, которые постоянно готовы учиться новому. И среди молодежи есть те, кому ничто не интересно и кто ничему учиться не будет. Вопрос в том, как перейти от 3-4 процентов к 20-30 процентам педагогов, сейчас решается эта задача. В Москве этот переход уже в основном сделан.

Именно как переход от эксперимента в области информатизации школы к массовой практике была поставлена задача руководителем проекта «Школы информатизации» префектом Зеленограда Анатолием Смирновым. Сейчас в нашем регионе благодаря этой работе выстроена полная технологическая цепочка, начинающаяся с формирования интереса учителя к информатизации и кончающаяся формированием локальной нормативной базы школы и целевой поставки техники под конкретную образовательную задачу, решаемую данным учителем в данном классе. Эта цепочка охватывает все измерения информатизации, дает возможность во много раз повысить эффект информатизации при сокращении расходуемых средств.

Такой же содержательный подход к информатизации прослеживается и на федеральном уровне, проводится Президентом страны Дмитрием Медведевым, руководителями Мининформсвязи. Прекрасный, важнейший пример такого подхода на федеральном уровне – фокусировка внимания на применении ИКТ в обучении детей-инвалидов. Мы очень надеемся, что и в Москве инвестиции в информатизацию пойдут по пути, сочетающему здравый смысл с научной основой, что всякий поставленный в школу компьютер будет на полную мощность использоваться для повышения эффективности образования в целом и ИКТ-компетентности учащихся в частности. Для этого выстраивается система работы, при которой каждый учитель, желающий использовать ИКТ в своей предметной деятельности и планирующий для этого использование тех или иных ресурсов, вначале создает и защищает перед педагогическим советом школы и методическим советом округа календарно-тематическое планирование своего курса с ИКТ-поддержкой. Из этого планирования видно, какие виды деятельности на каждом из уроков и как поддержаны ИКТ, иными словами, что именно учитель и ученики будут делать с компьютером на уроках. А когда сам учебный процесс уже идет, то его ход и результаты видны в Интернете.

– Сегодня очень часто слышим: компьютер вошел в жизнь школы. А насколько широко он там используется? Скажем, на конкурсе «Учитель года» учитывается степень владения конкурсантами информационными технологиями, но на деле все сводится к тому, что частенько человек просто научился показывать презентацию, подготовленную для него другим. Это как расценивать?

– Конечно, то, что вы описываете (а это действительно не редкость, – это примитивный уровень. Но если отвлечься от конкурсной ситуации, то и такое использование ИКТ следует расценивать положительно. Это первый шаг, который очень непрост. Использование компьютера как инструмента поддержки при выступлении учителя или учащегося (если учитель и этому содействует) – большое дело. Хорошо, что в России в начале нашего столетия перестали ставить точку после слова «компьютер» и поняли, что, например, и мультимедийные проекторы должны иметься в школе. Я помню, что тогда за информатизацию отвечала Елена Чепурных. Ситуация изменилась радикально: было принято решение оснащать российские школы компьютерами вместе с проекторами и стало понятно, что это существенно помогает учителю в работе. Конечно, и не только учителю, это хорошо знают все, кому много приходится выступать. Наши ученики этой технологией уже будут владеть свободно.

Вторая наиболее массовая во всем мире технология, используемая в школе, – это поиск информации в Интернете. Здесь опять мы имеем в виду и учителя, и его учеников. С этого и с технологических и педагогических аспектов инструментов подготовки презентаций и источников информации по предмету начинается повышение ИКТ-компетентности учителя.

Сейчас в московских школах, в школах многих других регионов совместно с компьютером используются десятки других устройств – от видеокамер до компьютерно управляемых конструкторов и устройств глобального спутникового позиционирования. Это все и образует информационно-технологическую среду образования, которая уже догоняет ту информационную среду, в которой живет и работает современное человечество.

– Алексей Львович, как вы думаете, в будущем возможно дистанционное повышение квалификации, когда учитель сможет в том или ином регионе учиться или перенимать опыт у своих коллег, скажем, по математике – у москвичей, по физике – у томичей, по истории – у питерцев и так далее, не выезжая из своего города или села?

– Уверен, что будущее, безусловно, за такой моделью повышения квалификации и такое распределенное педагогическое образование, в частности в области информатизации, реальность. Фактически в мире это уже происходит, в России это не очень распространено. Есть положительные примеры, например, в Московском городском психолого-педагогическом университете реализуется модель дистанционного образования. Но в силу того, что педагогическое образование пока не очень ценится у нас в стране и никто не готов платить за него, эта сфера пока не развивается активно. Нужен экономический механизм, который позволит реализовывать дистанционное образование и повышение квалификации в полной мере. А сейчас, например, далеко не просто потратить деньги одного регионального или муниципального бюджета на оплату педагогов другого, ведущих дистанционные занятия по вашей схеме. Но педагогическое сообщество России в принципе готово к тому, чтобы вводить сначала отдельные модули, потом курсы, потом какую-то часть всего педагогического образования вести дистанционно. Здесь все очень сильно зависит от людей, работающих на той или иной кафедре педвуза или института повышения квалификации. В нашем институте процесс такой трансформации идет достаточно активно, но пока он охватывает прежде всего московских учителей. При этом мы используем модели дистанционного обучения, отработанные в общем образовании детей-инвалидов, которые не могут посещать школу. Безусловно, учителя, которые будут обучаться в такой модели, где им постоянно придется использовать ИКТ, будут иначе смотреть и на применение информационных технологий в своей собственной работе. Мы получим поколение учителей, для которых ИКТ станут повседневной реальностью.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте