Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мать-одиночка имеет меньше прав, чем прокурор

УГ - Москва, №18 от 3 мая 2011. Читать номер
Автор:

​Виктор КРУГЛЯКОВ, председатель Комиссии Московской городской Думы по образованию и молодежной политике, сопредседатель наблюдательного совета по пилотному проекту «Москва-125»:

В мае 2010 года Мосгордума приняла поправки в свой же закон об общем образовании, где мы определили главное – то, чего не было в предыдущих нормах и правилах в Москве, – братья и сестры могут учиться в одной школе, поскольку это очевидно для всех. Представьте себе маму, у которой двое или трое детей, ведь у нее возникает большая проблема, когда один ребенок учится в одной школе, другой – в другой, тем более что занятия во всех школах начинаются в одно время. Получается, что ребенок начальной школы должен идти в школу один, без родителей? Начиналось все только с этого, потому что все остальные позиции уже были в правилах приема, ранее утвержденных в Москве. Прокуратура почему-то всегда обращала внимание именно на эту позицию – прием в одну школу братьев и сестер, время от времени направляла в Департамент образования протесты – дескать, все дети имеют равные права, поэтому это положение из закона нужно убрать. Хотя это странно, так как даже такая консервативная структура, как Минобороны РФ, решила: братья служат в одной части, если они выполняют свой долг. Мы считали, что все же для братьев и сестер исключение нужно сделать, но тут произошла еще одна странная штука – когда мы внесли это дополнение в наш закон об образовании, прокуратура вообще все изменения в части приоритетов сняла. Не только не согласилась с приоритетом братьев и сестер, но и сняла приоритет для детей, живущих в близлежащих домах, который всегда существовал, заявила о том, что все другие приоритеты (многодетные семьи, дети-инвалиды, дети-сироты) нарушают права всех детей и противоречат федеральному закону. У юристов есть такое понятие – «прецедентное право». Раз такой прецедент есть, то мы правильно считаем, что мать-одиночка, многодетные семьи, дети-сироты должны иметь преференции. С федерального уровня регулировать правила зачисления в первые классы по всей России нереально, невозможно. Такое право «Законом об образовании» дано субъекту РФ. Из тех реалий, в которых сегодня находимся, мы и сделали такие выводы. В Госдуме приняли федеральные законы – внеочередное право имеют при зачислении в общеобразовательное учреждение дети из семей полицейских, дети военнослужащих (я не считаю, что плохо, что военнослужащий имеет такие преференции, – это нормально, ведь военнослужащие переезжают с места на место, то же можно сказать о сотрудниках МВД, у которых ответственная работа), существуют преференции для зачисления детей в образовательные учреждения и детские сады для прокурорских работников, работников Следственного комитета и прокуратуры. Эти законы существуют, они есть, их никто не оспаривает. Но у нас что получается – мать-одиночка имеет меньше прав, чем ребенок прокурора? Эти законы права других детей не нарушают? В этом году по сравнению с предыдущими годами ничего не изменилось с точки зрения ситуации по комплектованию. И до принятия нашего закона очереди были. Они были в школах еще с советских времен – я знаю, что говорю, потому что был директором школы, учителем в советское время. Поэтому напрямую связывать очереди с тем московским законом, который был принят мае 2010 года, некорректно. В этом году очереди не стали больше, чем в предыдущие годы, потому что эти очереди стоят только в несколько десятков школ. Но абсолютно одинаковых школ при всех условиях не будет, всегда где-то будет лучше, а человек всегда ищет там, где лучше. В подавляющем большинстве школ учатся дети, живущие в близлежащих домах. Если не будет никакого регламента, никаких норм, а будет одна позиция, на которой настаивает прокуратура, – кто первый пришел, кто записался, тот и успел, – очереди, конечно, будут. Коли возникла такая проблема, мы вынуждены как-то эту очередь регулировать. Если ее не регулировать, будут хаос и всевозможные проблемы. Недавно показали кадры из Екатеринбурга. Там запись детей в первый класс превратилась в драку родителей за место в очереди. Чтобы устранить эти ужасающие очереди, необходимо улучшить качество образования в подавляющем большинстве школ. Любой, даже беглый анализ тех нескольких десятков школ, которые пользуются повышенным спросом у родителей, говорит, что 90% из этих 50 школ – школы с углубленным изучением языка. Если в школе ученику будет комфортно, будет высокое качество образования, если в школе детей не будут унижать, то они в этой школе будут учиться и никуда не уйдут. Наверное, только в лагере общее равенство – там все бараки одинаковые, они могут отличаться только количеством там находящихся людей. А школы разные, и родители – это естественно, нормально – хотят отдать ребенка в хорошую школу, хотя на самом деле для первоклассника нужно искать не школу, а учителя. Школа, где хороший учитель в первом классе, может быть самой простой, находиться чуть ли не у окружной дороги, не это главное. Главное, что, окончив такую начальную школу у такого учителя, ребенок потом сможет успешно учиться в любой, даже самой престижной школе. Те родители, которые действуют не по принципу «открыли ближайшую школу, туда отведу», начинают с ребенком заниматься еще с дошкольного возраста. Родители прекрасно знают, какие школы хорошие, где хуже. Поэтому естественным образом возникла ситуация, когда в первую очередь детей хотят отдать в языковые школы. На первом этапе, на мой взгляд, необходимо увеличить количество изучаемых в школах иностранных языков, сделать единый стандартный высокий норматив для всех школ. Это процедура, которая может снять данную проблему в течение нескольких лет. Нормативное финансирование – необходимое условие конкуренции за ученика, соответственно это школу будет подталкивать к тому, чтобы уровень качества образования рос, иначе ученики просто уйдут из школы – не будет конкуренции, борьбы школ за ученика. Мы эту борьбу видели. Это касается нескольких десятков московских школ. Нормативное финансирование подразумевает главный принцип – вместе с учеником в школу приходят деньги. Если ученик в школу не приходит, значит, в школу не приходят деньги, поэтому эта школа меньше финансируется. Но у нас проблема усугубилась еще и тем, что 3,5 года назад Правительство Москвы приняло, на мой взгляд, ошибочное решение по нормативам. Когда одно учреждение финансируется на 63 тысячи рублей в год на ученика, а другое на 120 тысяч, а есть норматив еще и выше – эта информация стала гласной для родителей, и их желание отдать ребенка в школу с большим нормативом понятно. Я депутат Мосгордумы с конца 2009 года. Первый же вопрос, который я, как председатель Комиссии по образованию и молодежной политике, мои коллеги-депутаты 5-го созыва в Мосгордуму поставили, – вопрос, связанный с этими нормативами. Соответствующие результаты уже есть – принято решение Правительства Москвы о том, чтобы не опустить всех до норматива в 63 тысячи, а поднять всех до 120, создать условия. Хочу сказать, что не все школы восприняли это на ура. Тут интересная позиция – дело не только в деньгах, а еще в самом настрое, творческом подходе, в личности директора школы и учителей. Раньше директора не очень хорошей школы все устраивало: у него такая же зарплата, как у всех директоров, хотя в его школе меньше учеников, чем в соседней. В соседней школе можно две смены делать, а у него учеников вообще нет, хотя школы стоят рядом. На вопросы, почему вы плохо учите, почему к вам не идут, а к соседям идут, такой директор говорил: в соседней норматив в два раза больше. Сейчас, когда ему дадут тот же норматив (такой эксперимент со 125 школами уже начался), ситуация изменится – директору нужно либо перестраивать свою работу, либо менять место работы. Школ у нас много, мест на всех детей хватает, но задача – сделать высокое, качественное, стандартное образование, чтобы во всех школах уровень образования был относительно высоким. Конечно, одинаковым оно не будет – школы разные, люди разные, коллективы разные, но стандарт должен выдерживаться везде. У нас есть утвержденные федеральным министерством нормы – в классе должно быть не менее 20 и не более 25 детей исходя из стандартов помещений, из проектов школ, аудиторий, где дети находятся, с точки зрения их безопасного пребывания там, чтобы не было вреда здоровью. Такой стандарт определил главный санитарный врач РФ исходя из требований по здоровью. Учитель получает заработную плату за один час работы – у него есть ставка, она связана с часами. Если в классе 3-5 учеников, это одна работа, если в классе 25 детей, то это другая работа, другая нагрузка учителя. Если мы скажем, что не будем регулировать – пусть у нас в одном классе будет 3 человека, а в другом классе – 40 человек, то доведем ситуацию до абсурда, если в классах будут сидеть по 10 учеников, то не сможем обеспечить школьными местами всех детей. Московские депутаты, и я в том числе, не видят никаких проблем в том, что в классе будет 25 детей, не видят необходимости в том, чтобы выступать против этого. У нас есть школы, которые по каким-то причинам, например, районы новостроек, где дома еще не заселены, не смогли набрать классы по 25 детей, у них пока классы по 15-18 детей, тут тоже нет никаких проблем, эти классы не закрываются, потому что эти дома потом будут заселены. Говорю об этом потому, что в скором времени будет введена новая система платы труда – НСОТ, которая позволит стимулировать работу учителя – кто больше и качественнее работает, то и получать будет больше. Сегодня из городского бюджета выделяется на образование почти 13%. Мосгордума готовится сейчас к принятию трехлетнего бюджета, цифры, которые выделены на социальную сферу, в том числе на образование, впечатляющи.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту