search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Манифест

Медсестра получает больше доктора астрономии

Первооткрыватель кометы Хейла-Боппа призывает американских студентов не идти в науку

В последние годы очень много было сказано о бедственном положении российских ученых. Однако вопреки расхожим представлениям и по ту сторону океана положение науки далеко не безоблачно.

С горькой критикой превалирующего в американском обществе отношения к науке и ученым выступил Алан Хейл – один из первооткрывателей кометы Хейла-Боппа.

В распространенном по электронной почте письме он заявил, что, пока такое отношение не изменится, он не советовал бы молодежи посвящать свою жизнь науке.

В послании, которое он направил сотням адресатов, астроном с сожалением констатировал, что для таких ученых, как он, академическая карьера предлагает весьма ограниченный набор возможностей для служебного роста. Хейл приводит пример ученого, который, получив в университете штата Нью-Мексико докторскую степень в области астрономии, сообщил, что он активно занимался и наукой, и преподавательской деятельностью, но все равно оплата оставалась слишком низкой, чтобы он мог обеспечить жизнь себе, супруге и двоим детям. По его словам, основной вклад в доходную часть семейного бюджета давал заработок его жены – дипломированной медсестры.

Все это и заставило Хейла написать, “что, пока не произойдет достаточно крупных перемен в подходе нашего общества к науке, я не вижу способа, каким бы мог с чистой совестью вдохновить сегодняшних студентов на научную карьеру”.

Причем среди основных причин вполне ощутимого “недомогания” науки Хейл назвал распространение суеверий, порожденных “научной неграмотностью”. Астронома особенно беспокоят антинаучные подходы, основывающиеся скорее на вере, чем на разуме. Ученый, по его собственному признанию, был страшно удивлен, когда получил сотни пышущих “злобной ненавистью писем”, после того как публично высмеял тех, кто считал, что наблюдавшаяся рядом с кометой Хейла-Боппа яркая звезда является не чем иным, как космическим кораблем с пришельцами, летящим в Солнечную систему. К сколь неожиданному развитию событий способны привести такие воззрения, показала недавняя смерть 39 членов религиозной секты “Врата небесные”.

Что же касается проблемы финансовых взаимоотношений науки и общества в США, то она в первую очередь касается академической науки и фундаментальных исследований. Так, несколько лет назад по финансовым соображениям здесь отказались от строительства уникального ускорителя элементарных частиц на сверхпроводящих магнитах. А в начале апреля из-за бюджетных сокращений пришлось остановить самый мощный в мире аппарат по исследованиям в области управляемого термоядерного синтеза – экспериментальный “Токамак” в Лаборатории физики плазмы Принстонского университета.

Владимир РОГАЧЕВ (ИТАР-ТАСС)

P.S.

Наблюдая комету Хейла-Боппа в телескоп, учащиеся одной из датских гимназий исправили расчеты, сделанные астрономами всего мира. До недавнего времени считалось, что длина хвоста кометы всего 95 млн. км, но учащиеся гимназии в городе Хаслев в Дании сделали новые расчеты на основании собственных наблюдений: 148 млн. км – почти в два раза больше, чем считалось ранее. Новые данные подтверждены Европейским космическим агентством.

Анонсы

Биофак МГУ хочет заменить Сталина на Пастера

25-31 августа в Московском государственном университете пройдет конференция “Биология, гуманитарные науки и образование”, организованная Комиссией по биологическому образованию.

В начале 70-х годов под покровительством ЮНЕСКО и под эгидой Международного союза биологических наук была учреждена Комиссия по биологическому образованию. Она провозгласила своими основными задачами искоренение биологической неграмотности в масштабах всей планеты, развитие системы биологического образования для небиологов, а также решение разнообразных проблем биоэтики и биополитики. С 1986 года в состав комиссии входит представитель российской биологической науки – декан биофака МГУ Михаил ГУСЕВ. В этом году Гусев возглавляет организационный комитет очередной конференции Комиссии по биологическому образованию.

На конференцию сьедутся многие крупные биологи со всего мира и прочтут доклады по наиболее “горячим” биологическим темам. К участию в конференции приглашаются и учителя биологии и других предметов, ведь от них в первую очередь зависит преодоление биологической дремучести, царящей в нашем обществе. “Биологически неграмотными оказываются многие высококультурные люди, ответственные за принятие важнейших решений. Это – крупнейшие политики, юристы, экономисты, деятели искусств”, – бьет тревогу декан биофака Михаил Гусев: “Люди, прогрессивные по своим убеждениям, в силу особенностей их прошлого образования являются абсолютно неграмотными в области биологии. Единственная их встреча с биологией как наукой состоялась где-то в средней школе. Подавляющее большинство людей считают, что интересуются биологией натуралисты, которые находят удовольствие в пересчитывании пестиков и тычинок”.

По мнению Гусева, преодоление биологической неграмотности может происходить за счет “биологизации” гуманитарных дисциплин. Если взять, например, историю, то в ней Сталину или Наполеону уделено куда больше места, чем Пастеру. При этом Сталин и Наполеон по сути дела способствовали уменьшению численности вида хомо сапиенс, а благодаря открытиям Пастера продолжительность жизни человека увеличилась в два раза.

Гусев утверждает: “Биологическое образование должно свести людей с позиции антропоцентризма. В центр общественного сознания должен быть поставлен не “демос”, а “биос”. Человек, ощутив себя как часть целого, должен склонить голову перед ценностями этого мира, большинство которых создано не им. Человек гордится тем, что он создал культуру. Но ведь в природе все что-то создают. Ведь, например, растения обеспечивают нам жизнь, насыщая атмосферу кислородом, напрямую взаимодействуя с солнцем”.

Григорий ТАРАСЕВИЧ

Основные темы конференции:

– “Восприятие животных и растений людьми; взаимодействие людей с животными и растениями”

– “Биологическое разнообразие”

– “Биологические технологии”

– “Нейробиология”

– “Устойчивое развитие”.

От Густава Шпета до сексуального воспитания

Темы ближайших “научных четвергов” в Институте развития личности РАО:

– “Проблемы полового воспитания: воспитание личности или сексуальное просвещение”.

– “Молодежная субкультура: проблемы патриотизма и гражданских чувств”

– “Психолого-педагогические идеи Г.Г.Шпета”.

Подробности можно узнать по телефону 247-06-06

Общество

Лейбористы обещают вернуть ученым то, чего лишили их консерваторы

Уверенная победа лейбористской партии на минувших парламентских выборах в Великобритании связана не только с тем, что консерваторы всем “надоели”. Лейбористы – по британским понятиям, “левые” – победили еще и потому, что пользовались решительной поддержкой большинства интеллектуалов Соединенного Королевства.

Почему? Не в последнюю очередь потому, что предложили продуманную и привлекательную политику в области науки и техники.

Все 18 лет своего правления консерваторы упорно подгоняли систему научных учреждений страны под жесткую рыночную модель. Достойным поддержки считалось лишь то, что конкурентоспособно, выгодно и приносит быструю отдачу. В пример ставились научные учреждения, способные выживать в условиях резких финансовых ограничений. Разумеется, таких оказалось немало. Но выживать – не значит процветать. Во имя выживания любой организм жертвует излишествами. В науке таким “излишеством” оказался свободный научный поиск.

Огромные средства, которые ежегодно страна тратит на исследования и разработки, не так уж велики в расчете на душу населения – всего 373 доллара в год, почти вдвое меньше, чем в США (659 долларов). По этому показателю Британия отстает и от других своих конкурентов – Германии, Франции и Японии. Наметились и другие тревожные тенденции. Постоянно сокращается число занятых в науке. До минимума сократилось число нобелевских лауреатов. Наконец, страна уходит с ведущих позиций в тех областях, в которых лидировала когда-то, например, в вычислительной технике и информационных технологиях.

Лейбористы предложили избирателям новый взгляд на науку и ее роль в обществе и экономике. Они исходили из того, что со времен второй мировой войны наука в развитых индустриальных странах прошла в своем развитии три стадии. В первой, длившейся с 1945 года до начала шестидесятых, наука считалась двигателем прогресса и уже поэтому заслуживала государственной поддержки. В следующей стадии взгляд на науку изменился. Увидев, что капиталовложения в фундаментальные исследования сами по себе ничего не дают, политики бросились в другую крайность. От науки потребовали в первую очередь решить экономические и социальные проблемы. Практический выход прежде всего – так можно сформулировать кредо новой эры.

Многих не устраивали эти два подхода. За рамками оказался вопрос о социальной ответственности ученого и последствиях технического прогресса. Новый взгляд на то, какой должна быть научная политика, начал формироваться в конце семидесятых. В этих кругах наука воспринималась прежде всего как “источник стратегических возможностей”.

Идеологические шоры, заставлявшие консерваторов строго следовать принципам свободного рынка, не позволили им вовремя среагировать на перемены. В начале девяностых годов они спохватились, но было уже поздно. Как полагают авторы доклада “Формируя будущее”, подготовленного для дискуссии лейбористов по научной политике, “по мере того как мы приближаемся к рубежу тысячелетий, на историческую сцену выходит новый мир научных исследований. Иногда его называют “постакадемическим”, или “новой системой производства знаний”… В этом мире будет преобладать диалог между наукой и обществом.

Научно-техническую политику лейбористы рассматривают в тесной связи с политикой в области образования и промышленности. Это должно интенсифицировать инновационную деятельность на всех стадиях – от исследований и разработок до производства и сбыта продукции. При этом необходимо упростить доступ к новейшим технологиям для мелких и средних фирм.

Лейбористы намерены всячески поощрять междисциплинарные исследования в областях, непосредственно связанных с “качеством жизни”, например, в области геронтологии или охраны окружающей среды.

Важнейший пункт программы – остановить дальнейшую приватизацию научных учреждений.

С точки зрения лейбористов, приватизация нанесла системе государственных научных учреждений жестокий удар. Среди приватизированных научных учреждений оказались, в частности, Национальный институт гидравлики и Институт растениеводства в Кембридже, многие государственные лаборатории. После того как они передавались частным компаниям соответствующего профиля, обычно происходило резкое сокращение персонала и как следствие – сокращение программы “непрофильных” исследований. Иногда лаборатории закрывались только потому, что фирме выгоднее было продать те участки земли, где они размещались, а лабораторию перенести в другое место.

В результате многие общественно значимые исследования в Великобритании проводить просто негде. Заметим, что лишь такой катаклизм, как обрушившаяся на страну “болезнь бешеной коровы”, позволил уберечь от приватизации некоторые сельскохозяйственные научно-исследовательские учреждения.

Очередной пункт программы – сокращение государственной поддержки военных научных исследований – традиционен для всех левых партий, за исключением разве что российских (именно поэтому наших коммунистов вряд ли можно причислить к левым – что бы они ни говорили). Британия в этом отношении тратит несуразно много по сравнению со своими европейскими соседями, например, с Германией.

Обширный раздел посвящен системе высшего образования страны, в частности университетам и их роли в фундаментальных исследованиях. Лейбористы считают, что необходимо разрушить возникшую в последние годы – не от хорошей жизни – финансовую зависимость университетов от корпораций, заваливающих некоторые университеты краткосрочными заказами. Некоторые факультеты фактически оказались приватизированными, поскольку их научные программы полностью закуплены фармацевтическими или химическими компаниями, отмечают авторы доклада. В качестве “лечения” предлагается увеличение средств, централизованно выделяемых на научные исследования.

Наконец, один из важнейших разделов доклада говорит о необходимости постоянного диалога между “наукой” и “обществом”. Проблема в том, что на протяжении многих десятилетий ученые были готовы лишь к одному варианту общения с “неучеными”: ученый говорит какие-то истины, а “неученые” внимают. Обычно ученые искренне полагают, что знают, как “на самом деле” устроен мир, общество или вещи. Между тем у “общества” есть свой взгляд на “науку”, и по мере того как результаты научных разработок все активнее вторгаются в жизнь, люди требуют, чтобы специалисты учитывали их мнения даже и в том, что касается направлений будущих исследований. Общество хочет, чтобы мнения “неученых” учитывались и в методике научных экспериментов, в частности, эти методики, как и сами эксперименты, должны соответствовать общепринятым нормам морали. Научное сообщество не очень охотно принимает эти требования, считая, что они не вполне отвечают принципам свободы научного исследования. Тем не менее диалог возможен хотя бы на том основании, что по отношению друг к другу физик и историк выступают как “неученые”…

Ошибки, которые допустили в своей научной политике консерваторы, весьма сходны с теми, что допустили наши реформаторы-рыночники. Это не значит, однако, что рынок и наука несовместимы. Программа лейбористов, например, весьма близка чаяниям многих наших ученых. Как бы предупреждая, авторы доклада время от времени напоминают, что их идеи поддержки науки не имеют ничего общего с “восточноевропейской моделью”. Да, и в Британии, и в нашей стране сегодня говорят о государственной поддержке научных исследований. Разница лишь в том, что наша наука (и психология большинства наших ученых) застряла на уровне первой стадии – мы все считаем, что науку надо поддерживать только потому, что она есть. Ни “наука”, ни “общество” у нас еще не готовы к диалогу – страшно даже подумать, если наше “общество” попытается определять приоритеты научных исследований. Такой диалог, несомненно, станет возможен после определенного периода свободного демократического развития. В Британии такой период занял несколько десятилетий. Может быть, мы пройдем этот путь быстрее, если вовремя будем учиться на чужих ошибках.

Петр ДЕЙНИЧЕНКО

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте