Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Малая родина

Учительская газета, №14 от 5 апреля 2005. Читать номер
Автор:

Деревня, поселок, село. Именно из таких мест чаще всего приходят к нам в редакцию письма. Как много значат для их авторов названия: село Хочашево, деревня Большая Нисогора… Ведь каждая тропинка, каждое деревце здесь знакомы. Родные места обладают притягательной силой. Счастлив тот, кто пословицу «Где родился, там и пригодился» может применить к себе. Реальность наших дней такова, что исчезают с лица земли деревни, села, поселки. Скольких еще из них мы недосчитаемся в ближайшие годы? Еще один музей исчезнувших деревень открылся недавно. Теперь уже на Калужской земле. Малые Карелы на Архангельской земле, Витославещи на Новгородской – в этих и других местах сегодня можно увидеть старые бревенчатые избы, прочитать на них названия забытых деревень. А ведь для кого-то они были малой родиной.

Неоконченная война

В деревне, где я купила дом восемь лет назад, никаких боевых действий не было. Наше Липское не так уж и далеко от Бологого – большого железнодорожного узла. Станцию сильно бомбили, и в военных сводках Бологое упоминалось часто, но название почему-то не склоняли. Так было удобнее. Многие не склоняют до сих пор. А ведь еще в старых документах писали о «сельце Бологом над озером Бологим».

После войны станцию восстановили, отстроили. Поставили памятный обелиск. Вокруг него цветы необыкновенной красоты. Я не раз видела – за клумбами ухаживает невысокий старичок с добрым лицом. Мне давно хочется поговорить с ним. Я представляю его мальчишкой, который во время войны учился в школе, прятался от бомб, провожал на фронт отца или деда… Кто знает, дождался ли? А может, он и не из наших тверских краев? Впрочем, какая разница?

Одна из гарусовских (Гарусово – соседняя деревня. – Н.С.) бабушек рассказывала мне, как в войну работала на железнодорожном узле. За опоздания тогда строго наказывали, а идти нужно было пешком через леса и поля не один километр. В лесах и сейчас можно встретить волков да медведей, а уж тогда тем более.

Многие работали в туберкулезном санатории, в шести верстах от Липского. Теперь он разорен, растащено все до мелочей. Школа сгорела уже после войны, ее и восстанавливать не стали. А старожил нашей деревни Вера Федоровна и все ее ровесники, учившиеся там, до сих пор говорят: «У школы». А там теперь лес да болотце…

Нет в Липском ни почты, ни медпункта. Магазин открывают два раза в неделю, а в нем только самое необходимое: хлеб, чай, сахар, мыло… Автобус не ходит. Зачем он, если в деревне всего одиннадцать коренных жителей? А дачники обойдутся!

Совхоз еле дышит. Разруха такая, словно война кончилась вчера. А может, она еще не закончилась?

Наталья САВЕЛЬЕВА, д. Липское, Тверская область

Хранительница села

Я постоянная читательница «Учительской газеты». Особенно мне нравятся «Первые сто строк», заставляют задуматься письма читателей.

Наша Хочашевская школа небольшая, в ней учатся 170 ребят, работают 23 учителя. Коллектив дружный. Новое здание школы построено в 1991 году. Вот о директоре, работавшем тогда и отдавшем свою жизнь ради школы, хочется мне рассказать.

Иванов Юрий Иванович до последнего дня своей жизни работал в нашей школе, долгое время был директором. Именно он постарался, чтобы у нас была новая школа.

За время директорства Юрий Иванович успел перевести школу, учительский дом, клуб, сельсовет и почту на центральное отопление и построить новую школу. Юрия Ивановича сельчане помнят и уважают до сих пор. Потому что нельзя забыть человека, который так много сделал для всех жителей соседних деревень.

Супруга Юрия Ивановича Земфира Ивановна Иванова по сей день трудится в Хочашевской средней школе. Она учитель математики, отличник просвещения, заслуженный учитель Чувашской Республики.

За 36 лет работы выпустила сотни учеников, многие из которых пошли по ее стопам.

Когда наша выпускница Олимпиада Алексеева поступала в ЧГУ имени Ульянова, на математический факультет, преподаватель спросил: «Хочашево – это город? У вас очень хорошая подготовка». И услышал ответ абитуриентки: «Нет, я выпускница сельской школы».

Доктор педагогических наук Владимир Николаевич Иванов признается: «Педагогика стала моей специальностью только потому, что меня учила Земфира Ивановна, почувствовал всю глубину возможностей учителя благотворно влиять на учеников, приносить им радость, помогать в трудную минуту, быть всегда с ними, радоваться их успехам и переживать за неудачи. Именно Земфира Ивановна посоветовала мне подать заявление в ЧГПИ. Я так и поступил. Сегодня уже твердо могу сказать, что это было самым правильным решением в моей жизни. Смысл моей жизни не могу представить без педагогики».

Вот такие учителя трудятся в обычной сельской школе. Недаром в прошлом году мы заняли первое место в республиканском конкурсе в номинации «Школа – хранительница села».

Любовь КУЗЬМИНА, учительница русского языка и литературы, с. Хочашево, Ядринский район, Чувашия

Деревня моя, дальняя

Что значит для вас деревня?

Пойдем, друг, со мной. Войдем в деревню пораньше, чтобы никто не помешал пройтись от дома к дому. Из далекого детства помню. Нижние ворота всегда были закрыты жердью, чтобы лошади в поля не перемахнули.

Деревня, видать, еще не вымерла – жердина-то новая. Видно, и лошади есть, коли ворота закрываются. Хотя дорога не конями и коровами истоптана, а тракторами искорежена. Колдобины кровавым цветом отливают. Это не метафора. Земля архангельская у нас особая. Трактора измололи верхний слой и добрались до красной глины. Вот и кровоточит. Много пустых усадеб – умирает моя малая родина. Вот неожиданная радость – новый дом-пятистенок, добротный. Бревна еще желтизной отливают. Когда-то на этом месте в старом доме жила большая семья. Хозяин Афоня на войне погиб. Осталась Хрисаниха с тремя мальчишками.

Помню, как она говаривала: «У меня робята такие прожористые, что наколи помельче березовых дров и то, кажется, слупят».

А ведь выросли «робята». Старший даже летчиком стал. Во Внукове живет. А двое в деревне остались. Вот один из них дом поставил новый.

Пошли дальше.

Вот старое пепелище. Дома нет, сгорел. А жил здесь комиссар. Так и не узнала, как его звали-величали. Комиссар в гражданскую был, политрук в Отечественную. Так и прилипло к нему.

Не стало комиссара, а дом обветшал без хозяина, а потом и сгорел. Вот и улица кончилась. Деревня моя, деревянная, дальняя, всего-то несколько десятков домов. А раньше больше ста насчитывалось. Но теплится жизнь, а значит, и надежда. Может, не исчезнет с лица земли эта милая деревушка в далеком теперь от меня Лешуконье под таким красивым названием Большая Нисогора. Снится она мне часто. Мечтаю опять побывать там летом. Манит.

Валентина ПОСТОВАЛОВА, с. Кудиново, Калужская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту