search
main
Топ 10
Под Уфой мобилизовали единственного в школе учителя биологии Частичная мобилизация студентов: кому положена отсрочка, кого могут призвать Депутат Госдумы обратилась к министру обороны с просьбой об отсрочке от мобилизации учителей В Тюмени названы 15 лауреатов конкурса «Учитель года России» - 2022 Военные кафедры, получение диплома до 2012 года: Минобрнауки ответило на вопросы студентов по частичной мобилизации Планируемые изменения в КИМ ЕГЭ 2023 года по биологии есть, но бояться их не нужно Названы имена пятерых призеров конкурса «Воспитатель года России – 2022» В Орловской области учителям выплатят по 100 тысяч рублей за подготовку стобалльников к ЕГЭ Глава Минцифры заявил, что будет прорабатываться вопрос об отсрочке для учителей информатики Обновлено содержание ФГОС: Минпросвещения рассказало об основных изменениях С 1 октября в России стартует Большая учительская неделя Конкурсанты соревнования «Учитель года России – 2022» готовятся к объявлению 15 лауреатов конкурса Каким должен быть педагог XXI века: профессии учителя посвятят следующее занятие «Разговоры о важном» Стало известно имя победителя Всероссийского конкурса «Воспитатель года России – 2022» В России отмечается День воспитателя и всех работников дошкольного образования Участники конкурса «Учитель года России – 2022» проходят испытание «Воспитательное событие» Любовь как главный принцип воспитания: в День воспитателя вспоминаем известных педагогов Минпросвещения России представило новые специальности в педвузах Как подготовиться к ЕГЭ без репетитора – советы экспертов Сокращено максимальное число специальностей, по которым абитуриенты могут подавать документы
0

Люди отвечают за идеи, которые высказали

Сергей КИРИЛЛОВ, заместитель директора по научно-методической работе ДТДМ «Интеллект», победитель конкурса «Учитель года Москвы-1997»:

– И вот свершилось! В руках у меня диплом об окончании педагогического института. 29 июня 1989 года мне присвоена квалификация учителя физики и астрономии. К этому моменту я шел семь лет. Мечту о школе я пронес через год учебы в институте, проверял ее на прочность во время службы на Балтийском флоте, боролся за ее осуществление три года, вернувшись на второй курс физфака. Отказался от аспирантуры, решив, что это не для меня. Только преподавательская работа. Только с детьми. И к этой работе по самооценке я был готов. Я был уверен – проблем с учениками у меня не будет. Ведь я еще помню себя школьником, помню все трудности ребят, знаю их интересы. Я полон сил, а самое главное – желания показать, насколько увлекательна и интересна физика, и они просто не смогут не полюбить ее.

Первый год работы. Двадцать девять часов в неделю в девятых – одиннадцатых классах, выпускной физико-математический класс, факультативы, занятия с отстающими, кружок занимательной науки.

Поток событий и информации хлынул, меня накрыло с головой, закрутило и завертело. Я не успевал даже анализировать, что же со мной происходит. Ясно было только одно: институт подготовил меня не к реальной, а к абстрактной школе. Пришлось выкинуть из головы все педагогические наставления и истины, в которые меня посвятили, и в поисках ответа на вопрос «Что и как делать?» воспользоваться методом проб и ошибок. Шишки и синяки сопутствовали продвижению вперед, но такова диалектика познания. Мне нужны были технологии, такие же точные, как физические законы. Есть ли они? Существуют ли? Я не знал. Но роль «алхимика», получающего очень нестабильный результат меня угнетала. Много позже понял, конечно, что не имел я тогда ни знаний, ни опыта. Спасла меня любовь к физике, которой я жаждал поделиться с учениками. Горел этот «маячок» и исправно сигналы помощи посылал.

Помню одну из первых проверочных работ. Долго ломал голову, пытаясь понять каракули написанного в спешке ответа: «Эм ве кв надв». Что бы это значило? А когда понял, рухнул с заоблачных высот на землю. Это была формула энергии кинетической, на слух воспроизведенная подсказка. Он ничего не понял, не постиг красоты формул законов, красоты, от которой замирает дух, не испытал восхищения, катарсиса от соприкосновения с прекрасным. Были лишь ожидание звонка с урока, боязнь плохой оценки и мимикрия. У него ли одного? Я не смог донести, не сумел показать то, что чувствовал сам. Я был максималистом: физику, и в этом я был уверен, должен понимать любой культурный человек, а культуру надо привить всем. Для кого-то я был любимым учителем, а с кем-то никак не мог сработаться. Оглядываясь назад, вижу, что многих конфликтов и сложностей можно было бы избежать. Были такие поступки, что без улыбки не вспомнишь, и такие, на которые, к сожалению, я сейчас уже не способен. Я не умел обходить препятствия и шел по прямой, наивно полагая, что это и есть кратчайший путь. (А оказалось, что принцип наименьшего времени Ферма может помочь не только в решении физических проблем…) Сделать так, чтобы физикой увлеклись и полюбили ее все, – задача архисложная, но на меньшее я тогда был не согласен. Временами я впадал в уныние, оценивая свой КПД и сравнивая его с 4-процентной лампой накаливания.

– Ради чего ты так работаешь? – задавал я себе вопрос: – Каков результат?

Я вспоминал лица ребят. Я видел глаза учеников в те моменты, когда рождался наш общий с ними успех. В них я читал жажду познания и благодарность и чувствовал себя волшебником. Ради таких мгновений стоило жить. «Остановись мгновенье, ты прекрасно!» – просил я.

Таким образом, сразу же в начале своей работы в школе передо мной встало несколько проблем, которые требовали решения: всем ли ученикам нужна физика (и в каком объеме)? Как осуществить высококачественную передачу знаний?

Восемь лет прошло. В пробах, находках, ошибках. За это время я пришел к пониманию. Не раз я еще слышал: «Я не люблю физику». Бедная девочка! Бедный мальчик! Да вам просто не повезло…

Можно ли не восхищаться картиной Леонардо да Винчи «Мадонна Лита», Пушкинским «Я вас любил…», Дорифором Поликлета или «Лунной сонатой» Бетховена? О них можно не знать, их можно не понимать. Но «не любить»? Отвергать прекрасное человек разумный не может. Аналогично и с окружающими нас законами природы. Вины бедняг здесь мало. Они просто не узнали, не почувствовали, как это прекрасно. Вы часто встречали людей, которые восхищаются красотой закона сохранения полной энергии? Я тоже. Как вы думаете, почему?

Часто бывает так, что не нравятся учитель, сухой язык учебника, опускаются руки от полученных двоек и трудностей. Но какое отношение имеет к этому сама наука? Она есть высшая красота, она красоту красоты объясняет. Можно, конечно, прожить всю жизнь на любом из уровней постижения прекрасного… Можно даже жить и не подозревая, что существует высшая красота.

У науки есть свой язык. Трудный и сложный.

Учитель – переводчик. Цель его – донести красоту до каждого, как можно меньше искажая ее переводом.

Важность миссии учителя физики – исключительна. Он учит детей мыслить логически. Вырабатывает у них особый метод мышления. Иными путями его не приобрести. И кем в будущем ни станет ученик (а физиками будут единицы) – боксером, шахтером, космонавтом, ассенизатором или писателем, жизнь будет ставить перед ним множество задач, в большинстве своем ненаучных. И пусть он хоть на сто процентов забудет школьные законы и формулы, это не главное. Расстраиваться не стоит. Ему потребуется не знание конкретных уравнений классической механики или электродинамики. Это он, если потребуется, найдет в справочниках. Ему нужен будет метод решения, которому его научили на уроках физики. Вероятность же решения любой проблемы прямо пропорциональна количеству и качеству методов, которыми он будет обладать. Физический метод имеет один из самых высоких КПД.

По большому счету не так важно, какой предмет преподает учитель. Важен процесс воспитания. Завидовал я даже учителям литературы, истории в том, что они имеют большую возможность для воспитания на своих уроках. У меня же это происходило в большей степени во внеурочное время. Походы, поэтические вечера, создание школьного цирка, спортивная секция, постановка занимательных опытов, все это было взаимосвязано, одно дополняло другое. Это были части одного целого. В человеке все должно быть прекрасно, поучали древние, и я соглашался с ними. Кто-то из классиков сказал: «Самый счастливый тот, кто с радостью идет на работу…» Вдумайтесь! «…и кто с радостью возвращается в дом». Два лица счастья. Лицо счастья на работе и счастья дома. Эти счастья надо завоевать. На тарелочке с золотой каемочкой никто не принесет. Нужно себя готовить к этому. Моя задача помочь своим ученикам в этом, и в меру своих сил я решал ее. В меру сил. В меру…

Считается, что физика очень сложна, сами физики это признают. Однако если рассматривать отдельно создание новых физических теорий и усвоение того, что сделано другими, то это, по-видимому, не требует большей настойчивости и сообразительности, чем изучение, например, поэзии, иностранных языков или любого другого из множества проявлений творческой фантазии человека. Различие лишь в вознаграждении. Музыка или картина могут непосредственно затрагивать наши чувства. В физике же мы не услышим рыдания скрипок и не увидим поражающих воображение образов. Здесь драма развертывается в процессе творчества, а могущество содержится в его результатах. Физические образы, к сожалению, менее привычны, чем те, которые мы видим на картине, в опере или романе, однако для изощренного вкуса они не менее привлекательны.

Можно предложить такую схему воспитания у учащихся увлечения учебным предметом (динамику формирования интереса): от любопытства – к удивлению, от него – к активной любознательности и стремлению узнать, от них – к прочному знанию и научному поиску. Учителю важно так организовать преподавание, чтобы поддерживать у учащихся стремление узнать новое, испытать чувство радости от процесса познания. Таким образом, чтобы поглощать знания с «аппетитом», надо создать определенный положительный настрой к учебе. Сделать это можно в области точных наук, создав определенную эмоциональную атмосферу, которая, подобно катализатору, помогает формированию интереса к науке. Особое значение все вышесказанное имеет на начальном этапе увлечения предметом. Педагоги частенько забывают, что учеба – очень увлекательное дело. Учить можно (и нужно!), увлекая ученика. Зачастую же учение превращается в тяжкую ненужную работу по заучиванию прописных истин. А поскольку они не подкрепляются ни опытом, ни занимательным примером, то и выветриваются из головы ученика, как только он переступает порог класса. Учителя удивляются: «Вот какие дети пошли непонятливые!» Да не дети виноваты, а мы с вами. Каждый урок должен быть своего рода спектаклем. (Но сколько «но» сразу возникает…) Действующими лицами могут быть и Аристотель с Архимедом, и Ломоносов с Менделеевым, и Эйнштейн с Фейнманом… Науку нужно представлять как живое дело. Я за физику – эмоциональную науку!

Сформировать глубокие познавательные интересы к науке у всех учащихся невозможно и, наверное, не нужно. Важно, чтобы всем ученикам было интересно заниматься наукой на каждом уроке. Это особенно важно в наше время, при всеобщем среднем образовании.

Помочь в этом могут представления ТЗН (театра занимательной науки). Могу говорить об этом с уверенностью, которая опирается на многолетний опыт. Цель научных представлений – зажечь учеников стремлением как можно больше узнать, понять. В предисловии к одной из своих книг Я.Перельман пишет, что эта работа предназначена не столько для любителей науки, сколько для их недругов. Эти слова в той же степени актуальны и для представления ТЗН, ведь его задача – показать, что процесс мышления увлекателен и интересен; представление в яркой и увлекательной форме способно расширить и углубить (а иногда и оживить) знания, полученные учениками на уроках; раздвинуть границы учебника.

Какими же методами это достижимо? Особое место в этом плане принадлежит таким эффективным педагогическим средствам, как занимательность и игры. Это те «киты», на которых базируется ТЗН. Основное требование к занимательному материалу состоит в том, чтобы он привлекал внимание ученика и направлял мысль на поиск ответа. Игра является ведущим типом деятельности у детей школьного возраста. Она позволяет наиболее эффективно (с большим КПД) использовать занимательный материал. Проблема создания многочисленных игровых ситуаций успешно решается в театрализованном научном представлении. В них ученик не только зритель, но и активный участник действа. Сами по себе представления ТЗН – это большая педагогическая игра. Спектакли, в которых наука представляется как живое дело, как детектив. Мальчишкам и девчонкам подбрасываются закономерности природы, точно пакет с шифровкой. И у них загораются глаза. А ум, прогретый эмоциями, уже не сонный ум…

Зрители рассаживаются на свои места. Занавес с надписью «Тепловые фантазии и прочие удовольствия» через несколько минут раскроется. За ним суета сует: странствующий старец готовит реквизит для сжатия банки атмосферным давлением; Иван (не дурак) почитывает томик элементарной физики Ландсберга; царевна Неудивляна регулирует работу теплового фонтана; царь, засучив рукава, в очередной раз отрабатывает закипание воды при комнатной температуре и пониженном давлении; гость с Востока проверяет сохранность сухого льда в термосе; испанский кабальеро ищет коробок спичек, который пропал и ставит под угрозу танец с несгораемым платком; придворный изобретатель запускает «вечный двигатель»; черный колдун готовит неожиданное нападение, а его военный атташе – «непосильное» задание для подданных государства Физиконии; палач разминается – ему предстоит состязание по подъему гири с любым желающим и стаканом чая; сотрудник лаборатории низких температур готовит резиновые колокольчики, разбивающиеся на мелкие осколки цветы, и заставляет Ивана в качестве тренировки еще раз опустить руку в жидкий азот. Совсем скоро занавес раздвинется, и зрители превратятся в жителей удивительного государства, погрузятся в мир обещанных фантазий и удовольствий.

…Река времени величественно несет свои воды вдоль берегов. Все течет, все меняется. Спустя 10 лет и я совершил Поступок. На одной чаше весов были стабильность, успех и предопределенность, на другой – новизна, творчество, глобальность цели и неизвестность. Я выбрал второе. После 18 лет работы в школе я решил профессионально, а не на уровне хобби заняться развитием театра занимательной науки. Я думаю, что люди ответственны не только за тех, кого приручили, но и за идеи, которые высказали…

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте