search
Топ 10

Лубочная школа, или учить по-русски

Многие, впервые услышав о русской национальной школе в Нижневартовске, недоумевают. Ну есть татарская школа. Понятно. Хантыйская? Сам Бог велел. Азербайджанская, армянская, еврейская? Конечно. А русская-то зачем? Практически большинство образовательных учреждений на территории Российской Федерации – “русскоязычные”. Но скажите, существует ли русскоязычная поэзия? Русскоязычные писатели? Философы?..
Директор 10-й средней, хотя уже редко кто вспоминает этот порядковый номер, – человек не очень открытый. Эксперименту девятый год, а Надежде Петровне Коробовой и ее коллегам до сих пор приходится отстаивать саму идею.
А между тем от желающих учиться здесь отбоя нет: школа работает в три смены. Детей везут из отдаленных микрорайонов, с прибрежной зоны Оби… Причем сегодня здесь обучаются представители более чем 46 национальностей. Состав педагогического коллектива не менее пестрый. Полный “интернационал”. Так что привычное понятие национальной школы как этнической тут явно неуместно. Скорее речь идет о некоем социокультурном понимании русской идеи…

Какая же Масленица без блинов!

В Киев Алешеньке ехать аль в Чернигов?
… – А каких это “гусей, белых лебедей” стрелять едет Алеша да еще в полном боевом снаряжении? Кстати, кто перечислит, что входило в богатырский комплект?
Все. Не заглядывая в хрестоматию. А зачем: на доске, как всегда на “былинных” уроках, – репродукция известной картины Васнецова. Стоит лишь еще раз с ног до головы оглядеть любого богатыря. Что же касается “белых лебедей” – эта метафора свидетельствует о том, что герой едет добывать победу в честном бою.
В 5-м “А” – урок литературы. Самый обычный. Вот только тема как-то “режет ухо”: “Нравственный идеал русского богатыря в былине “Алеша Попович и Илья Муромец”.
“Идеал”, “нравственность”, “духовность” – сегодня в “нормальной” школе никто не возьмется “вдалбливать” эти понятия: жизнь-то катится совсем по другим колеям.
…С младшим из богатырей ученики еще не знакомы. Идет буквально построчное изучение текста. Иначе не ответить на вопросы учительницы Натальи Александровны Лавниковских. А вопросы сыплются вперемежку – простые, сложные, рассчитанные на сообразительность, знания, эрудицию. Например, почему не захотела “дружина добрая” ехать в Чернигов-град?
“Уж ты гой еси, Алеша Попович млад! Если ехать нам да во Чернигов-град, есть во Чернигове вина заморские, Вина заморские да заборчивые, По стаканчику выпьем, по другому хочется, А по третьему выпьешь, душа горит, Есть там калашницы хорошие, По калачику съедим, по другому съедим, по третьему душа горит. Есть там девушки хорошие, Если на девушку взглянешь, так загуляешься. И пройдет про нас славушка немалая, Ото востока слава до запада, До того города до Ростовского, До того ли попа до ростовского, До твоего батюшки – родителя. Поедем-ко мы, Алешенька, в Киев-град Божьим церквам помолитися. Честным монастырям поклонитися”.
Ясно без лишних слов. Но некоторые поступки героев былины, признаюсь, ставят в тупик. Для нашего поколения внутренний мир далеких предков с их жизненной философией в школе оставался за семью печатями. Патриархальность вызывала в лучшем случае улыбку.
…Кажется необъяснимым, почему герой, отстояв прекрасные Киевские соборы, не заехал к Илье Муромцу. Да и сам “старый” удивляется. Что это – гордость, зазнайство.
А мальчишка-пятиклассник через минуту-две выдает свою версию:
– Хвалиться плохо. Русский воин уважает веру, Отечество, национальных героев. И ждет того же.
“Жития святых и героев – чем раньше и чем глубже воображение ребенка будет пленено главными образами национальной святости и национальной доблести, тем лучше для него. Образы святости пробудят его совесть… Образы героизма пробудят в нем самом волю к доблести, пробудят его великодушие, его правосознание, жажду подвига и служения, готовность терпеть и бороться, а русскость героя даст ему непоколебимую веру в духовные силы своего народа. Все это вместе взятое есть настоящая школа русского национального характера”, – писал философ XX века Иван Ильин.
Экспериментальная программа по литературе носит название “Язык культуры” (авторы – О.В.Смирнова и К.В.Александрова, научные сотрудники Института национальных проблем Минобразования РФ) – ею в первую очередь воспользовался коллектив 10-й для реализации проекта. “Нам, – говорит Надежда Петровна, – близка известная “идея диалога культур” Владимира Библера. В частности, мы рассматриваем образование как становление культуросообразной личности, способной вступать в диалог с миром, понимать и воспринимать “языки” другой культуры. Напомню, по одному из авторских определений культура “есть форма одновременного бытия и общения людей различных – прошлых, настоящих и будущих – культур, форма диалога и взаимопорождения этих культур”.
Педагогический коллектив 10-й решился на этот актуальный диалог: интеграционные процессы в творческих сферах очевидны. Но столь же ясно, что язык, этнические представления, традиции, социальные нормы прежде всего нуждаются в “материнской” подпитке. Так что цель эксперимента – а он не случайно рассчитан на десять лет – не вымучивалась, а определилась сама собой: воспитать поколение “помнящих родство”.
…В 5-м “А” Наталья Александровна Лавниковских чаще всего прибегает к проблемному обучению, в 5-м “Г”, классе коррекции, использует метод “творческого чтения” – так скорее в шутку называет она.
– Здесь приходится объяснять практически каждое слово, записывать на доске словарь урока. И ребята потихоньку привыкают к непривычному былинному складу речи, а это в свою очередь влияет на речевое развитие.
– А растолкуйте все-таки, почему эти три богатыря должны быть все время перед глазами у учеников?
– Разве непонятно – то к одной детали возвращаемся, то к другой.
Что ж, хороший ход: такая тщательная, постоянная проработка деталей с привычкой обращаться к тексту оригинала гарантирует вероятность получить “на выходе” людей, читающих не только древнерусских авторов, но и “неадаптированных” Гоголя, Толстого, Достоевского.
– …Смотрите, вам этот снимок никого не напоминает? – выводит из задумчивости Наталья Александровна.
– Добрыня Никитич?! – перевожу взгляд на доску. – Да это же автопортрет самого художника!
– Вот именно. Меня тем и привлекает методика построения уроков – возможностью придумывать заковыристые вопросы, нестандартные задания. Есть у нас, например, такая тема “Битва на реке Калке”. Предлагаю каждому узнать… “О чем мне рассказала река”. Или “Град Китеж – легенда? Реальность?”
Поиски земли обетованной – один из многих “бродячих” сюжетов мировой литературы. Но у каждого народа свой “Китеж”. Какой? Ребята “перелопатят” горы книг, чтобы ответить на вопрос. И натолкнутся на парадоксальный вывод: в многообразии национальных характеров их единство, в единстве – многообразие.
Различья будешь признавать – найдешь единство на земле.
Различья будешь истреблять – в огромном возрастут числе.
Великие потому и великие, что актуальны на все времена: две строчки – и все сказано.
Вообще “язык культуры” довольно непрост. Скажем, произведения древнерусской литературы идут не в хронологическом порядке, но и не вразнобой. В каждом классе своя центральная тема, вокруг которой группируются “преданья старины глубокой”. Так, в 8-м глобальная идея – отношения человека и государства. В 7-м – как раз тема поиска земли обетованной. В 5-м – “Мир Киевской Руси”, создание древнерусского государства…
Курс пропедевтический, рассчитан на 5-8-е классы. 9-11-е работают по типовой программе. Для того чтобы старшеклассники могли продолжить литературное образование в том же русле, педагоги создали факультативные курсы. Галина Борисовна Милевская разработала тему “Сквозные темы в русской литературе”. Нина Юрьевна Митягина – “Диалог культур”. Людмила Ивановна Богаева – “Иностранный язык плюс художественное развитие”.
Обновляя содержание образования, в частности гуманитарного, школа обошлась своими силами. Новых предметов в учебном плане практически нет. Зато богато представлены интегрированные курсы. В начальной – это “Русское народное творчество”, в 6-8-х классах – “Русская словесность”…
– Интеграция, – поясняет Лариса Ивановна Треногина, учитель русского и литературы, – нужна прежде всего нам самим. Древнерусская литература – “целина” для школьных преподавателей. Потребовалась серьезная длительная подготовка. В ходе нее мы с коллегами разработали методическое обеспечение курса, создали словарь лексических трудностей, подготовили исторические справки, комментарии, предваряющие изучение произведений. Интегрированные уроки в этой ситуации неизбежны. И это прекрасно, наконец-то ведем их не “на публику”.

Игрушки – своими руками

Если гвоздь варить в борще…
Надежда Петровна поглядывала на часы – на 12.55 назначена встреча с новичками. Предстоит познакомить их с традициями, ценностными установками педагогического коллектива.
…”Содержательные” изменения невозможны без структурных. Без включения нового механизма управления. Года за два с начала эксперимента в совместной работе над новой нормативной базой с множеством актов и подактов, регулирующих школьную жизнь, сложилась крепкая административная команда, понимающая друг друга с полуслова. Школа стала маленьким государством со своим “уставом”, социальной микросредой, с собственной логикой функционирования и развития.
– Задача власти, – говорит Надежда Петровна, – обеспечить порядок в этом государстве. Каждый гражданин, будь то учитель, ученик или директор, должен четко знать границы своих возможностей, обязанностей и прав. Перешагивать их нельзя ни при каких обстоятельствах. Это условие должно приниматься всеми.
– Об этом и собираетесь говорить с вашими новыми коллегами?
– Конечно.
– Получается, вы навязываете взрослым людям со сложившейся “системой координат” единый тип поведения, отношений?
– Без выстроенных отношений невозможна никакая продуктивная деятельность. Педагоги должны захотеть перенять стиль отношений, принятых в школе.
– Должны?
– Попробую уйти от деклараций. Согласитесь, если в борщ бросить гвоздь, он там не нужен. А если надо картину на стену повесить – необходим.
– Трудную вы себе ставите цель…
– Наоборот, с каждым годом работать все легче. Приходит новый человек, и уже объяснять ничего не нужно. Просто тот, кто рядом, скажет: “У нас так не принято”.
Основные критерии при приеме на работу – уровень общей культуры педагога и его умение выстраивать отношения. Все остальное – теоретические знания, владение методикой, считает, восполнимо.
Тех, кто все же не сумел здесь прижиться, – единицы. Говорят, у Коробовой не глаз – рентген.
Впрочем, образ “железной леди” тут же был развеян. Пришли мама с дочкой. Просятся в школу. Надежда Петровна разводит руками:
– Ну, простите, нам даже некуда будет ребенка посадить. Вынуждены идти на крайности, перевели оркестр русских народных инструментов из кабинета в комнатушку. И потом, а чем вас любая другая школа не устраивает? Вы же девочку только в первый класс ведете?
– Были мы в другой. До третьего этажа не дошли, она заявляет: “Я здесь учиться не буду!” Почему, спрашиваю. “Не знаю, чего-то там не тем пахнет”. Возьмите нас, пожалуйста.
Директор вздыхает, еще накануне завуч буквально умоляла:
– Надежда Петровна, больше ни одного не можем взять!
Надежда Петровна поднимает телефонную трубку. Пусть теперь Ольга Федоровна сама скажет “нет”.
– У девочки во-от такие глаза, уже плачет. Говорю маме: “В будущем не делайте подобной ошибки – нельзя при ребенке вести такие разговоры”.
Мама, конечно, схитрила, но я же не могу девочке сказать: “Я тебя не приму”. Такого быть не может вообще. Ребенок пришел в школу!
…Может, прав ребенок, по “воздуху” определяющий, где ему лучше учиться. Я тоже не знаю, почему в какой-то школе, поликлинике, доме – да хоть где – с запахами все в порядке. А из других ноги сами уносят…
Так же, как коллеги-директора, что называется, не глядя принимают на работу учителей из 10-й (разные бывают жизненные обстоятельства), Надежда Петровна без лишних слов берет любого ребенка, которого приводит в школу “ее” учитель. Родные, знакомые, соседи должны почувствовать – этот педагог, личность, “имеет вес” на работе. Что уж говорить, все дети сотрудников здесь учатся. Это тоже не просто так делается: родители видят – учителя не боятся за будущее собственных детей.

Директор 10-й школы Н.П.Коробова

Заламывание березки
Надежде Петровне, конечно, хотелось бы, чтобы школа в одну смену работала и у учеников была возможность на свежую еще голову заниматься в кружках и студиях.
В 10-й духовой оркестр – нигде больше такого нет. Георгий Викторович Каштанов, педагог-организатор, смеясь, рассказывает:
– В семь утра захожу в школу, субботний день. Он “дудит” у себя. “Николай Николаевич, не рановато для репетиций?” – “Надо же приготовить инструменты, губы. Скоро ребята придут заниматься”. А что “придут” – смотрю, они уже тут.
Арман, он четыре года назад школу закончил, студент. Стас – давным-давно выпустили…
В оркестре только мальчики, от крохотных, которые еще мечтают о показательных концертах, до усатых дядь. Хотя “мальчики” – не то слово: там такие пацаны, за которыми глаз да глаз нужен. Надежда Петровна не может понять, как Николай Николаевич Мелихов, руководитель оркестра, их удерживает.
Страницы не хватит, если начать перечислять детские творческие коллективы по интересам. Руководителей танцевальных, Маргариту Вильевну Култышеву и Светлану Альбертовну Бектимирову, знают все горожане.
“Оникс”, “Маргаритка”, вокально-инструментальный ансамбль, оркестр русских народных инструментов – все это разновозрастные объединения. Что само по себе очень ценно для того же “выстраивания отношений”. Стоит на перемене пройтись по школьному коридору – выпускники “мелких” как старшие братья опекают.
Удалось Коробовой заполучить в школу и городскую “звезду” – Анну Лазаревну Култышеву. В ее фольклорном ансамбле “Руны”, одном из лучших в Нижневартовске, много выпускников 10-й. А фольклорный ансамбль “Живая вода” – гордость школы (кстати, и тут “бывшие” продолжают посещать репетиции).
Вся жизнь этого коллектива подчинена народному календарю. А это значит, ребята работают круглый год.
Пришла осень, с нею и Осенины. Тут целая вереница праздников (хлеба, урожая и т.д.) с такими малоизвестными обрядами, как “Дожинки”, “Зажинки”. Их девочки исполняют “вживую”. Срезают на поле колосья, водят хороводы…
Прошли Осенины – пришли Рождество, Святки…
Анна Лазаревна попутно рассказывает об обычаях, народных приметах, характерных для того или иного времени года.
– Вы, наверное, все это с детства знаете, – спрашиваю.
– Ничего я не знаю. Изучала самостоятельно, увлеклась – интересно, умно, да и своевременно. Мы научились читать – разучились рассказывать, петь, играть… Фольклор – это, по сути, художественная педагогика. В нем, как и в природе, все развивается от простого к сложному.
Вот мы и пытаемся восстановить заданный порядок.
Надежда Петровна глядит на Анну Лазаревну с обожанием:
– Когда слышу ее пение, бывает, и слезу смахну.
– А мне всегда приятно, когда Надежда Петровна смотрит наш коллектив. Дети потом говорят: “Надежда Петровна как будто в первый раз нас увидела – у нее такое удивление на лице!”
– Понимаете, всякий раз я испытываю именно удивление, всегда вижу что-то новое.
Вот последний праздник – “Заламывание березки”, он проходит между Троицей и Семиком и открывает целый комплекс обрядов, знаменующих прощание с весной и встречу лета с центральным персонажем, березкой. Ее украшают лентами, платочками, устраивают гулянья…
Видно, и директор стала знатоком фольклора – а как тут не стать?
– Не поверите, дети только-только пришли в первый класс, неуправляемы. Но если бы вы видели, как степенно вышагивают эти маленькие в русском танце, как слаженны их движения! Откуда что берется? Не понимаю, как Анне Лазаревне удается так быстро разбудить генную память…

“Дожинки”, осенний праздник. Ансамбль “Живая вода”

Мертвая вода – живая вода
Большие городские праздники, татарский, башкирский Сабантуй, “Самотлорские ночи” обязательно “завязаны” на фольклоре. Их всегдашние участники – ученики 10-й. Сверстники стоят, глазеют, а эти и споют, и станцуют, и к костюму национальному “спокойно” относятся – сами и шьют.
Устраивает школа и свои большие праздники для всего микрорайона.
…Масленицу справляют не в актовом зале и не в спортивном – нет в этот день в 10-й уголка, где бы не толпился “честной народ”. Здесь вовсю идет ярмарка. Там – кукольное представление, во дворе цыгане с танцующим медведем… А потом развеселая толпа вываливается на стадион – чучело Масленицы торжественно предают огню…
…Когда речь заходит о русской школе, чаще всего рисуется этакий благостный лубок: балалайка, лапти, гармонист с частушками… Когда старшеклассники 10-й говорят о патриотизме, возрождении национального самосознания, о русской идее наконец, для них это не абстракция. И в голову не придет соседа по парте обозвать “лицом кавказской национальности”.
Русская идея вместе с тем и российская идея. Открытость ее другим культурам очевидна. Хотя бы потому, что ее историческое развитие шло на огромной территории, заселенной многочисленными народами.
…А у Надежды Петровны Коробовой иногда опускаются руки. Приходят и приходят проверяющие, путающие “национальное” и “этническое”, не разделяющие понятия “нация” и “национальность”. На каком языке разговаривать с чиновниками?
– Когда мы объясняем, что хотим воспитать граждан, патриотов страны, слышим в ответ: “Согласно Закону “Об образовании” все школы Российской Федерации обязаны воспитывать патриотов”.
Остается привести неустаревающее высказывание того же И.Ильина: “Так называемый “казенный”, внешнепринудительный, официальный патриотизм далеко не всегда пробуждает и воспитывает в душе чувство родины, нередко даже повреждает его. А между тем опытный и тактичный воспитатель может действительно пробудить в ребенке настоящий патриотизм. Но именно пробудить, а не навязать. Для этого он сам должен быть искренним и убежденным патриотом и уметь убедительно показывать детям те глубины и прекрасности родины, которые на самом деле заслуживают любви и преклонения”.
Елена КОМАРОВА
г.Нижневартовск,
Ханты-Мансийский автономный округ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте