Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Киностудия «Ленфильм» готовится отметить юбилей российского режиссера Александра Сокурова
Британская школьница подала судебный иск на учебное заведение из-за требований носить защитную маску
Награды нашли победителей: итоги Всероссийского космического диктанта подвел летчик-космонавт Федор Юрчихин
Искусственный интеллект показал, как мог выглядеть Иван Грозный
В российских колледжах стартовали демонстрационные экзамены
Опрос: каждый пятый россиянин считает себя ленивым
В Татарстане филиал «Россельхозцентра» принял на практику студентов Казанского аграрного университета
30 мая состоится онлайн-фестиваль робототехники ROBBO 2021
Глава СК РФ взял на контроль расследование уголовного дела о пожаре в московской гостинице, где пострадали дети
Бухгалтер, переводчик, юрисконсульт: названы исчезающие профессии, на которые учатся в вузах  
Киностудия «Ленфильм» готовится отметить юбилей российского режиссера Александра Сокурова Британская школьница подала судебный иск на учебное заведение из-за требований носить защитную маску Награды нашли победителей: итоги Всероссийского космического диктанта подвел летчик-космонавт Федор Юрчихин Искусственный интеллект показал, как мог выглядеть Иван Грозный В российских колледжах стартовали демонстрационные экзамены Опрос: каждый пятый россиянин считает себя ленивым В Татарстане филиал «Россельхозцентра» принял на практику студентов Казанского аграрного университета 30 мая состоится онлайн-фестиваль робототехники ROBBO 2021 Глава СК РФ взял на контроль расследование уголовного дела о пожаре в московской гостинице, где пострадали дети Бухгалтер, переводчик, юрисконсульт: названы исчезающие профессии, на которые учатся в вузах  
Ноу-хау: СберКласс для вас

Лицом к лицу

Учительская газета, №01 от 5 января 2021. Читать номер
Автор:

Как утверждает руководитель отдела мониторинга эффективности и оценки качества образовательных программ АНО «Платформа новой школы» благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее» Мария ТИХОНОВА, тема наставничества была важна всегда, но именно в последние годы она стала наиболее актуальной.

– Тут можно выделить несколько причин, – пояснила Мария Андреевна. – Во-первых, как известно, средний возраст учителя российской школы – 46 лет. А недавние выпускники педагогических вузов – люди другого поколения, они достаточно сильно отличаются по своим взглядам, ценностям, установкам, используют иные каналы коммуникации. Есть определенный межпоколенческий разрыв. Нужны усилия для его преодоления и интеграции педагогического коллектива. А значит, нужны люди, которые бы специально этим занимались. В бизнесе, например, считается совершенно нормальным, когда наставники занимаются адаптацией молодых сотрудников, чтобы люди поняли корпоративную культуру, приняли ее правила и нормы, знали, куда обращаться по тем или иным вопросам, освоились в новой среде. В нашем же случае наставники вводят коллег в иную образовательную модель – персонализированную. Помощь наставника заключается в том, чтобы учитель мог начать работать и применять полученные знания на практике, в конкретной школе и коллективе.

Во-вторых, персонализированная модель образования для наших школ, согласитесь, непривычна, инновационна. И те люди, которые освоили ее быстрее и лучше других, помогают сделать это коллегам. Они понимают, как сделать обучение персонализированным, освоили навыки построения образовательных траекторий и работы с цифровой платформой.

– Чем они отличаются от тьюторов?

– В школьной среде тьюторами обычно называют тех, кто работает с детьми. И чтобы не путаться в понятиях, мы решили тьюторов для взрослых назвать наставниками. С точки зрения функциональных различий могу сказать, что существенной разницы нет. Мы проводили исследования на эту тему и увидели, что в разных школах делается акцент на разных практиках обучения и адаптации учителей. Но в большинстве школ, как оказалось, наиболее востребованной формой взаимодействия наставников и учителей являются индивидуальные консультации. Человеку нужно, чтобы кто-то конкретно с ним посидел и рассказал, как работать на данной платформе, как построить урок и так далее. Тут важно учитывать психологию, ведь, повторюсь, наставники общаются далеко не всегда с молодежью, а когда у тебя за плечами 20-30 лет педстажа и надо освоить нечто совершенно новое, порой проще это делать без свидетелей. Есть и другие форматы, когда, например, наставник участвует в процессе подготовки урока. Эту практику используют 49% наставников. (См. схему.)

Или же такая форма, как помощь в подготовке индивидуального плана развития, советы, как следует развивать, например, свои собственные мягкие навыки. У нас есть модель компетенции учителя, в которой эти навыки суммированы, есть программы и формы, помогающие построить индивидуальный план развития. Но для того чтобы получился качественный продукт, нужен взгляд со стороны, а наставник как раз помогает это сделать, подсказывает, что стоит развивать в первую очередь, какие выделить приоритеты.

– Сейчас много говорят о дистанционном образовании. Скажите, все то, что вы перечислили, можно делать ведь и на расстоянии, а не только находясь в буквальном смысле тет-а-тет?

– Да, конечно! Именно поэтому, когда методологию ПМО расширили на 65 регионов, потребовалось привлечь к работе наставников из разных городов, они нередко даже объединялись в пары, готовили вместе вебинары, рассказывали о своих уроках, показывали заготовки и так далее. Подобная форма межрегионального наставничества очень хорошо себя зарекомендовала.

– С чего начинается подготовка наставника?

– Сначала мы в каждой школе провели анонимный опрос и спросили учителей, в ком из своих коллег они видят потенциального наставника, к кому они готовы обратиться за консультацией, кто более всего подходит на эту роль. Были интересные результаты, например, человека, которого учителя высоко оценили как эксперта, в роли наставника они не рассматривали. То есть наличие у тебя опыта и знаний не гарантирует, что люди обязательно будут обращаться к тебе за профессиональным советом. Наставник должен быть не только мастером своего дела, но и авторитетом в коллективе. Затем отобранные кандидатуры мы утверждали у директора. Очень важно, чтобы между учителем и администрацией сложились хорошие отношения. А затем наставники проходили курс обучения в течение 8 месяцев, мы рассказывали им, каким образом следует консультировать других людей, организовывать обратную связь, которая стимулировала бы к развитию, а не приводила к обидам и конфликтам. Учили проводить открытые уроки, посещать и анализировать уроки коллег, взаимодействовать с детьми и родителями и так далее.
Обучение шло параллельно с практикой, на которой полученные навыки закреплялись.

– Деликатный вопрос. У практикующих психологов, как правило, есть свои собственные психологи, к которым они могут прийти и поговорить. Есть ли наставники у самих наставников?

– Конечно. В рамках нашей программы этим занимаются сотрудники нашего отдела, которые сами являются и практикующими психологами, и наставниками. Это специалисты, которые имеют большой опыт разработки и построения систем наставничества, понимают сложности и потребности наставников и их подопечных. Поэтому люди всегда могли обратиться к нам с любыми вопросами, в том числе и личными.

– Если не секрет, с какими вопросами обычно обращаются наставники?

– Как правило, их интересуют те вопросы, которые касаются мягких навыков, например, как построить коммуникацию, если у тебя с педагогом 30‑летняя разница в возрасте.

– А к ним самим учителя обращаются с теми же проблемами?

– Нет, их сейчас в гораздо большей степени волнует, каким образом построить работу на цифровой платформе, как выстроить урок в рамках ПМО и так далее. Необходимость развития мягких навыков они тоже понимают, но, если честно, в условиях пандемии на первый план выходят другие проблемы. Но могу сказать точно: наши российские учителя – это люди, которые способны и готовы учиться, и они этому уделяют достаточно большое внимание.

Вадим МЕЛЕШКО

Цитата номера

«Персонализация нацелена прежде всего на развитие личности, а не только на усвоение определенного объема знаний. Персонализированный подход фокусирует внимание на развитии у детей навыков XXI века: умения ставить цели и достигать их, работать в команде, понимать себя и других, быть креативными, мыслить критически и системно. Кроме того, персонализированная модель помогает освоить новую форму грамотности – цифровую».

Дмитрий НЕСТЕРЕНКО, ведущий методолог АНО «Платформа новой школы»

Новое вместо привычного

Суть концепции программы обучения для наставников очень проста: наставник – это человек, который помогает реализовать персонализированную модель обучения непосредственно на местах. При этом, конечно, связь с головной организацией все равно поддерживается, но в целом люди готовы работать автономно, они вполне способны своими силами развивать культуру персонализированного образования в своей школе и обучать коллег работать по новым технологиям.

Тем не менее внешняя простота обманчива, на самом деле реализация этой идеи потребовала огромных усилий. Ведь новая модель в нашей стране известна далеко не всем, а уж что касается связанного с ней наставничества – и подавно. Поэтому, чтобы наставники смогли начать работать, понадобились довольно серьезная теоретическая подготовка, создание соответствующего инструментария.

Чтобы не изобретать в очередной раз велосипед и не начинать абсолютно все с чистого листа, мы, конечно же, первым делом обратились к опыту советских педагогов. Если вы помните, раньше за каждым молодым специалистом и начинающим сотрудником был закреплен человек, который вводил его в суть дела, помогал освоить тонкости профессии, показывал, как работать и избавляться от типичных ошибок. Но многое здесь пришлось создавать с нуля. Хочу также напомнить, что в ряде школ на сегодняшний момент наставничество существует, однако о персонализации там не говорят. На самом деле довольно сложно, проработав много лет в школе, отойти от привычной модели «я учитель, я учу тех, кто сидит передо мной, я даю им новый материал, оцениваю их успехи» и т. д. Но ведь персонализированная модель основана на том, чтобы уйти с преподавательской арены и предоставить ее самим детям. Не случайно же на платформе «СберКласс» каждый ученик может себе выбрать индивидуальную траекторию обучения, понять, что и в каком объеме изучать. И тут особую роль играют именно наставники, которые подсказывают учителю, как этот процесс сделать максимально эффективным для школьника. Нужно не указывать на ошибки, как нередко поступают методисты, а вместе с учителем разбирать, как можно сделать занятие более продуктивным.

Увы, нередко бывает так: учителя что-то услышали, кивнули, мол, все понятно, нам это нравится, а потом разъехались по своим школам, и каждый стал делать то, что ему кажется правильным, то, как лично он это видит. Собственно, именно это и стало главной причиной, почему мы решили такое внимание уделить подготовке наставников. Поэтому мы основной акцент стараемся делать на обратной связи, чтобы сразу понять, кто и как усвоил те или иные моменты, какие есть вопросы, как решать проблемы, не откладывая их на потом.
Наставник не дает учителю готовых решений, но вместе с учителем ищет эти решения, не уходя, повторяю, от методологии персонализированной модели образования. Каждый педагог должен почувствовать, насколько это классно, когда тобой не руководят, как пешкой, а помогают самому прийти к решению. И эту мысль учитель потом несет в свой класс, делая так, чтобы и его дети почувствовали то же самое.

Но ошибочно считать, будто сама модель – это нечто законченное и незыблемое. Она, конечно же, подлежит постоянной доработке, усовершенствованию. Например, та информация, которую мы давали учителям еще летом, уже устарела. Мы интенсивно трудимся над тем, чтобы пользователи платформы и все те, кто работает в инновационной методологии, имели дело с самой свежей и актуальной информацией. Идет постоянный эксперимент по отработке наиболее эффективных способов обратной связи, методик преподавания. И уже в процессе развития очень многое меняется в зависимости от целого ряда внешних и внутренних условий.

Также хочу напомнить вот о чем. Есть такая наука – андрагогика, она изучает специфику освоения знаний и умений взрослыми людьми. Но многие не совсем четко представляют себе, кого же можно считать взрослыми. Являются таковыми все, кто приходит работать в школу? На самом деле проблема не в возрасте, а в способности и готовности отказаться от того опыта, который у тебя сформировался, и начать приобретать что-то новое, непривычное. А чтобы было от чего отказываться, надо как минимум этим обладать. Поэтому в нашем проекте мы имеем дело именно с андрагогикой.

Екатерина ВЫСОЦКАЯ, ведущий тренер-методолог АНО «Платформа новой школы»


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt