search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Лариса РУБАЛЬСКАЯ:

Пускай любовная лодка разбивалась о быт. Но она же была!

– Многие женщины не любят 8 Марта…

– Я тоже. Но не только 8 Марта. Не люблю и Новый год, и 1 Мая. Я человек будней. Наша жизнь состоит не из праздничных дней и не из красных дат. Первый день весны – праздник, я рада. Распускается черемуха или сирень (я их очень люблю) – праздник. Самое главное – неомраченные будни, простые дни, в которых нет печали. Тем не менее все эти календарные праздники мы отмечаем семьей. Но я не ликую в душе. Мы просто обедаем вместе.

– Вы любите собирать у себя гостей?

– У меня выбора нет, так повелось. А потом с годами все чаще и чаще приходится проводить “инвентаризацию” друзей. Конечно, хочется видеться с теми, кто близок. Я не ленивая, люблю готовить, поэтому всегда с радостью принимаю гостей.

– А фирменным блюдом потчуете?

– Нет, у меня такого нет. Я просто знаю, кто что любит. А еще готовлю то, что всегда было на столе у бабушки, мамы: холодец, заливное, рыбу под маринадом, сациви, салаты.

– В народе вас называют “телесвахой”, главной советницей по сердечным делам. Как вы думаете, какой должна быть женщина, чтобы нравиться мужчине?

– Мужчины все разные. Кому-то нравятся стервы (правда, на мой взгляд, это мужчины с патологией), кому-то – интеллектуалки. Все индивидуально. Но главная функция женщины – быть хранительницей очага. Мне кажется, что мужчины рождаются не для того, чтобы подметать пол и мыть посуду. Каждого привлечет женщина, которая способна избавить своего избранника от всяких немужских дел. Поэтому надо говорить: “Все беру на себя, будешь всегда чисто одет и хорошо накормлен”.

– Интересно, почему умные женщины отпугивают мужчин?

– А вы подождите, не надо сразу о Шопенгауэре говорить. На свете много разных тем. Постепенно, когда душа привяжется к душе, ничто уже не будет пугать. И потом умная ведь с дураком не будет… Каждый выбирает по себе.

– Как вам кажется, каких мужчин сейчас больше: Дон Жуанов или Ромео?

– Мне казалось, что в последнее время происходит компьютеризация чувств. Но вот когда я вела на телевидении программу “Свадьба”, с удивлением обнаружила, что существуют все типы мужчин: Ромео, Дон Жуан, Казанова, Милый Друг. Есть еще очень нежные существа, которые чувственны, жертвенны, внимательны, скучают без своих избранниц.

– И капитаны Греи тоже?

– Да. Мне, кстати, очень жаль людей, которые перепрыгивают время алых парусов и не машут на берегу капитану Грею. Даже в пятьдесят нельзя говорить: “Все, мой капитан уже не приплывет”. Жизнь продолжается. Все еще может случиться. Обязательно нужно надеяться, верить и всем своим нутром призывать к себе удачу. Если бы у меня были дети, я бы их обязательно настраивала на принца на белом коне. Не будь у меня в свое время такой веры, сейчас вряд ли получались бы такие стихи. Пускай любовная лодка разбивалась о быт. Но она же была!

– Любовь – это чудо. А рождение стихотворения: чудо или работа?

– Наверное, все-таки чудо. И по результату очень четко видно, что появилось в результате чуда, а что – в результате работы.

– Но если это чудо, стоит ли тогда изучать поэзию, проверяя алгеброй гармонию?

– Это очень сложно. Я же закончила филфак пединститута, где у нас была теория литературы. Мне кажется, эти знания мне не повредили. Надо понимать законы жанра, видеть особенности того или иного автора. Это важно.

– Вам бы хотелось, чтобы вас изучали в школе?

– Да… Хотелось бы, чтобы в хрестоматии были некоторые мои стихи. Есть несколько романсов, которые так красиво написаны, они вне времени. Например, “Постарайтесь забыть”, “Моя душа настроена на осень”, “Не ищите, друг мой, не ищите”. Они не стали песнями, и, мне кажется, похожи на поэзию.

– Для вас важно, какой композитор пишет музыку к вашим стихам?

– Мне показывают песню, и она всегда нравится. Потом выясняется, что какая-то из них живет, а какая-то – нет. Это все естественно, так и должно быть. Сейчас стало довольно трудно существовать в эстраде. Новые законы, новые песни. Поэтому в последнее время я настроена на молодых востребованных композиторов. Если я уже сбитый летчик, то нужно работать со спасателем.

– ???

– Да, да. Мода прошла. Так что я к молодняку тянусь.

– У вас есть любимые исполнители?

– Челентано! Но и некоторые молодые нравятся. Земфира, например. Это не значит, что я буду для нее писать. Мне и Шура нравится. Он даже просил написать для него. Знаете, он занятный, не рядовой.

– Вы вообще любите все необычное? Вот и язык выбрали нетрадиционный – японский…

– Это мама моя выбрала. Читала “Вечерку” и увидела объявление о наборе на курсы. “У тебя, – говорит, – мозги чудные, иди”. И я пошла. Я ведь не пишу и не читаю, только разговариваю. Закончила курсы, а в Москве как раз в это время началась студенческая универсиада, и я стала работать с группой японцев. Ходила с огромным словарем в руках. Поначалу каждое слово смотрела. Но если человек находится в языковой среде, он просто не может не заговорить. Каждый день – новые слова. Универсиада закончилась, и я попросилась на работу в Госконцерт. К тому времени я уже научилась хорошо говорить по-японски. Стала работать в Управлении по обслуживанию дипломатического корпуса при МИДе, затем – с японской телекомпанией NTV. И наконец, пришла в газету “Асахи”.

– Не страшно было вот так со словарем, как в омут головой?

– Нет, не страшно. Я сейчас машину научилась водить, и езжу 20 километров в час. Это все равно, что со словарем ходить. Но зато я научилась. У меня вообще так: если что-то получается, то блестяще. А если нет – бросаю и отхожу в сторону.

– Вы смелая женщина?

– Нет. Я боюсь самолетов и любой высоты. А вот смешной быть не боюсь. Недавно в ГЦКЗ “Россия” прошли мои вечера. В первом отделении я выходила с огромным клоунским носом, а во втором – выезжала верхом на пони.

– А впервые вынести на суд зрителей свои стихи боялись?

– Я же начала писать почти в 40 лет. Просто оказалось, что я это умею делать. Случайно получилось так, что стихи показали Мигуле. Ему понравилось, и он их взял. А потом научил меня писать так, чтобы получалась песня. Это был март 1983 года.

– Говорят, чтобы стать актрисой, надо иметь большой жизненный опыт. Для того чтобы писать стихи, тоже надо пройти через какие-то испытания?

– Нет. Бывает, читаешь удивительные стихи 14-летней девочки и думаешь, как это ей удалось, она же ничего еще в жизни не прожила. Вообще я против мнения: чтобы быть актрисой, надо иметь жизненный опыт, точка. Это самый вредный знак препинания. В нашей жизни есть только многоточие, восклицательный и вопросительный знаки.

– Как вы думаете, способно ли искусство изменить человека, сделать его лучше?

– Только если он сам этого хочет. Вообще надо все время самому меняться, постоянно чему-то учиться. Я думаю, что сохранить молодость можно, только постигая что-то новое. Вот недавно я научилась работать на компьютере. Теперь постигаю Интернет. И думаю, что дальше изучать. Пока мы живы, надо что-то делать.

– Вы телевизор смотрите?

– Почти нет. Только новости. Нет ничего такого, что бы меня сильно заинтересовало. И книжек, интересных мне, уже немного. Я столько прочитала! Столько всего наслышалась и навиделась в жизни!

– Неужели неинтересно, что пишут коллеги?

– Я сейчас купила Акунина. Прочитала у Вайнера, что это какое-то чудо-явление. Читаю эту книжку и верю – явление. Здорово написано. Вообще читаю не то, что модно, а хороших писателей: Щербакову, Улицкую, Токареву, Петрушевскую, Толстую.

– А что спасает, когда на душе кошки скребут?

– Ничего. Невозможно ничем себя вытащить из депрессии. Надо просто потерпеть и подождать. Ведь говорят же: Бог терпел и нам велел. Все проходит. Человек не может находиться в одном состоянии долго. Что-то произойдет, например, звезды поменяют свое положение.

– На вас звезды оказывают влияние? Вы чувствуете с ними связь?

– Очень. Иногда меня просят срочно к завтрашнему дню написать что-то. А я точно знаю, завтра у меня этого состояния не будет. Приходится отказываться. А в другие моменты пишется, и все. Это спонтанно. Причем сидя я писать не умею. Мне надо ходить по городу. Именно по городу. Нигде, кроме Москвы, не написала ни одной строчки. Я только здесь чувствую себя хорошо.

– О чем вы мечтаете?

– Ни о чем. Я не романтик. А вот в то, что где-то рядом кружит стайка ангелочков, верю.

– Вы знаете, что такое счастье?

– Когда тянет домой, когда с твоими близкими все в порядке.

Ирина ГРИГОРЬЕВА,

Сергей ЛИДОВ (фото)

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте