search
Топ 10

Лакомая “вечерка” Чиновники пытаются выжить из здания 710 подростков

“Да что вы так волнуетесь, Лариса Николаевна! Через пять лет все равно учить будет некого, детей-то ведь не рожают!” Эти необыкновенно “мудрые” высказывания на философско-демографические темы директор вечерней школы N 11 Лариса Хопрова выслушивает из уст воронежских чиновников уже около года. А осенью – так вообще обострение началось: распоряжения и проверки посыпались на школу, как листья с деревьев. Суть одна – выпихнуть “вечерку” из родного здания, в котором она квартирует с 1970 года.

На кону – недвижимость
Дом, конечно, хорош! Мало того, что расположен в центральной исторической части Воронежа и рядом с остановкой городского транспорта, так он еще и “памятник архитектуры девятнадцатого века” постройки 1895 года. Хоть и пооббились снаружи кирпичи, но внутри здание такое, что еще лет сто простоит.
Выдержка из акта санэпидконтроля Воронежского центра Госсанэпиднадзора от 25.10.2001г.: “Здание 3-х этажное, кирпичное. В предыдущие годы проведен капитальный ремонт кровли с заменой чердачных и межэтажных перекрытий и помещений третьего этажа с заменой оконных блоков, эл.проводки, сантехники. В текущем году проведен косметический ремонт учебных помещений, приобретено четыре комплекта ученической мебели, отремонтированы все туалеты. На каждом этаже в школе питьевые фонтанчики, на третьем этаже – медкабинет (с подводкой воды, холодильником, необходимым набором мебели), на первом этаже – читальный зал с библиотекой и книгохранилищем на 25 тысяч книг, спортзал, буфет”… Можно перечислять и дальше, не забыв про компьютерный класс, про кабинеты психолога и социального педагога, но, думаю, главное и так уже понятно: 11-я вечерняя школа самая что ни на есть нормальная, укомплектованная, ухоженная, окруженная заботой своих нынешних хозяев. Более того, является она базовой для всех “вечерок” города Воронежа, а их осталось не так уж много – по одной в каждом из районов, то есть шесть, да еще одна при городской тюрьме.
В 11-й школе около 710 учеников и 40 педагогов. Чем же провинились эти люди, почему вдруг “во внеплановом порядке и согласно письму областной прокуратуры… проведено обследование ВСШ-11 по вопросу соблюдения санитарного законодательства при организации учебного процесса”? Все очень просто: когда на кону солидная недвижимость в центре города, в ход идет тяжелая чиновничья “артиллерия” – проверки от прокуратуры, от санэпиднадзора, пожарных, налоговиков и так далее. Всякие там душевные терзания, а также интересы детей и учителей отходят на второй план. Их можно потеснить или лучше вообще выселить куда-нибудь подальше. А в освобожденном таким вот образом здании разместить, к примеру, правовой институт для повышения квалификации судей – и благородно, и денежно, так как финансирование организации таких институтов предусматривается из федерального бюджета.

С глаз долой!
Гадать о том, кому отойдет лакомый кусок городской недвижимости, можно долго. Но суть остается одна и та же: с 1902 года в этом здании располагались только учебные заведения – сначала высшее начальное и мужское училища, а потом школы. Надо было пройти сотне лет, чтобы наконец появились градоправители, которым ни общественное мнение, ни личная совесть не мешают отбирать у воронежского образования то, что ему столько десятилетий принадлежало. И это при том, что в Центральном районе уже давно не строят новых школьных зданий – негде, а в последние годы и не на что. Максимум, на что могут рассчитывать школы района, это на ремонт.
17 сентября 2001 года заместитель главы города по управлению муниципальной собственностью Сергей Григорьевич Пушкарский обратился к начальнику отдела образования Центрального района А.М.Люлину со следующим письмом.
“Александр Митрофанович! Согласно Постановления Воронежского городского муниципального Совета N 212 от 24.10.96.г. пункт 1,7 (сохранены орфография и пунктуация оригинала документа. – Т.М.) положения о закреплении имущества за муниципальными учреждениями в оперативное управление, распоряжение имуществом учреждения осуществляет комитет по управлению муниципальным имуществом и землей.
В ходе контрольной проверки установлено, что директором вечерней общеобразовательной школы N 11 Хапровой Ларисой Николаевной заключены четыре договора с разными организациями на аренду помещений первого этажа в здании школы N 11 по ул.Комиссаржевской, 17, бес согласования с комитетом по управлению муниципальным имуществом и землей.
Вам необходимо принять меры по расторжению не санкционированных комитетом договоров аренды Вместе с тем рассмотреть вопрос переселения вечерней общеобразовательной школы N 11 на площади ныне занимаемые федеральным судом Центрального района г.Воронежа по ул.Б.Манежная, 2.”.
Логика железная: судьям надо жить, как людям, а “вечерникам” не надо. Суд хотят переселить из встроенного неудобного помещения (первый этаж жилого дома) в нормальное, а на его место – школу с ее трудными подростками! С глаз долой, из сердца вон. А вот цитата из заключения, данного Центром Госсанэпиднадзора в ответ на запрос отдела образования Центрального района:
“По вашему запросу… проведено санитарно-гигиеническое обследование здания по ул. Б.Манежная, 2, на соответствие санитарному законодательству учебно-воспитательного процесса при переводе в него ВСШ N 11 Центрального района… В результате установлено несоответствие имеющихся условий действующим СанПиН и СНиП”.
Не буду загружать читателей перечислением пунктов санитарных норм, которые оказались бы нарушенными при заселении вечерней школы в помещение суда, лучше назову некоторые несоответствия, увиденные проверяющими: “Здание расположено на оживленной улице с регулярным движением автотранспорта, не выдерживается разрыв в 100 метров от здания до проезжей части. Выход из здания осуществляется непосредственно на тротуар шириной не более двух метров. Помещения расположены в цокольном этаже. Недостаточное количество санузлов для учащихся детей – при имеющихся четырех необходимо 14 унитазов. Отсутствует достаточное количество помещений площадью 48-60 кв.м для размещения учебных классов”, а также помещений для спортивного зала, буфета, библиотеки. Естественная освещенность помещений гораздо ниже нормы из-за растущих вблизи здания деревьев и кустарников. В итоге резюме: “помещения первого этажа дома N 2 по ул. Б.Манежная не отвечают действующему санитарному законодательству для организации учебно-воспитательного процесса вечерней средней общеобразовательной школы N 11 Центрального района”.
Раз “не отвечают законодательству”, значит, нечего туда школу заталкивать. Там на одной только достройке санузлов разориться можно, а у города нет денег даже на своевременную выплату учительских заработков. Одним словом, обмен “квартирами” между судом и школой не получается. Но дело на этом не закончилось.

На чьей стороне закон?
Теперь самое время рассказать о четырех несанкционированных (как явствует из письма С.Г.Пушкарского) договорах аренды, заключенных директором школы якобы без ведома комитета по управлению муниципальным имуществом. Если быть точным, арендаторов пять. Учебно-производственный центр и централизованная бухгалтерия дошкольных учреждений Центрального района – самые крупные, занимающие по несколько комнат, еще пара кабинетов в распоряжении дирекции и методистов детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва, часть подвала занимает предприниматель, и еще дважды в неделю на несколько часов “вечерка” отдает областной автошколе пару классов для занятий. Все эти пять арендаторов перечислены во втором письме, снова адресованном начальнику отдела образования из комитета по управлению муниципальным имуществом и землей (письмо от 2.11.2001 за номером 09-03/5926 подписано председателем комитета А.В.Капицыным).
Между распоряжением Пушкарского и письмом Капицына – не просто полтора месяца, для школы это время проверок прокуратурой, санэпиднадзором, это обращения педколлектива в областное управление образования, в обком профсоюза, даже к федеральному инспектору. Кстати, прокуратура так и не дала никакого официального ответа о результатах собственной проверки. Лариса Николаевна Хопрова говорит, что пришлось “логическим путем” догадываться, что у прокуратуры претензий нет: если бы были, тогда бы наверняка известили, и второе – из письма Капицына стало ясно, что к аренде цепляться перестали. “В соответствии с постановлением Воронежского городского муниципального Совета… часть нежилых помещений сдано МОУ ВСШ N 11 в аренду следующим арендаторам…” – и пошло перечисление. То есть уже нет “бес согласования с комитетом”, а есть “в соответствии с постановлением” – мало того, что смысл прямо противоположный (там нарушали, а тут – все по правилам), так ведь еще и написано без ошибок. Однако заканчивается второе письмо почти так же, как и первое: “В связи с возможным перемещением школы в помещения здания по адресу: ул. Б.Манежная, 2, прошу решить вопрос о размещение (видно, сглазила я насчет ошибок. – Т.М.) арендаторов в помещениях других школ”. И это в то время, когда уже было готово заключение Центра санэпиднадзора о несоответствии здания по улице Большая Манежная! Помните известный лозунг минувших времен: “Все самое лучшее – детям!”? Если заменить “лучшее” на “худшее”, получится как нельзя более современно.
Почему же комитет по управлению муниципальным имуществом и землей вдруг стал столь внимателен к арендаторам, чьи договоры аренды еще полтора месяца назад считались “несанкционированными”? Для ответа достаточно заглянуть в договор оперативного управления (от 26.03.99 года, N ОУ-256-Ц), заключенный между комитетом по управлению имуществом г.Воронежа и образовательным учреждением вечерней школой N 11. Это обычный документ, по которому здание передается школе в оперативное управление. В пункте 3.1 читаем: “учреждение вправе сдавать в аренду имущество, закрепленное за ним в оперативное управление с согласия районного отдела образования”. Вправе! А согласие районного отдела образования – тут же, на первом этаже: один из арендаторов – централизованная бухгалтерия дошкольных учреждений района. Раз договором все определено и никаких финансовых нарушений нет (на этот счет школу тоже проверяли), просто так разорвать договоры с арендаторами нельзя и на улицу их не вышвырнешь. Любой суд станет на их сторону. А что же сама школа? Защищена ли она от произвола властей?
Как объяснила правовой инспектор обкома Профсоюза работников образования и науки Эльвира Вячеславовна Зайцева, этот же самый договор защищает школу в первую очередь. В Гражданском кодексе нет статей, предусматривающих одностороннее расторжение договора в том случае, когда вторая сторона выполняет возложенные на нее обязательства. Взяла школа здание для того, чтобы вести учебный процесс, осуществляет она эту деятельность качественно, не нарушая условия договора, – все, нет вопросов. В ГК, наоборот, содержатся статьи, запрещающие одностороннее расторжение договоров, например, статья 310, которая так и называется “Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательств”. Любая попытка выселить “вечерку” куда бы то ни было без ее согласия является нарушением договора оперативного управления, который действует по 2004 год. И арбитражный суд защитит школу, потому что на ее стороне закон.
Татьяна МАСЛИКОВА
Воронеж

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте