Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Культура и образование – близнецы-братья. Что может быть для молодых более ценно?

УГ - Москва, №13 от 30 марта 2010. Читать номер
Автор:

Совет молодых педагогов города Москвы решил провести беседы с интересными людьми столичного образования, которые не один десяток лет занимаются педагогической работой, чтобы они поделились секретами мастерства. На страницах «УГ-Москва» о выдающихся педагогах-ветеранах рассказали молодые учителя Центрального и Зеленоградского округов. У Андрея Резникова, председателя Совета молодых педагогов Северо-Восточного округа, это интервью первое в жизни, конечно, он волновался, ведь его собеседником был выдающийся педагог Борис НЕМЕНСКИЙ.

Свою беседу с народным художником РСФСР, лауреатом Государственных премий СССР и РФ, лауреатом премии Президента РФ, действительным членом Российской академии художеств и Российской академии образования профессором Борисом Михайловичем Неменским я начал в деканате художественного факультета ВГИКа, где он готовился к занятиям со студентами этого престижного учебного заведения.

– Если верить информации, предоставленной словарями поисковой системы «Яндекс», то заниматься педагогической деятельностью вы начали с 1957 года и уже более 50 лет ею занимаетесь, но эта же система публикует вашу биографию в разделе «Кто есть кто в современной культуре». Разделяете ли вы понятия «образование» и «культура» и к чему вы относите себя больше – к культуре или все же к образованию?

– А разве образование – это не часть культуры? Можно ли представить культуру без образования, а образование без культуры? Я занимаюсь художественной культурой, а есть еще математическая культура, компьютерная культура, культура пластических искусств, что гораздо шире. Эта категория очень большая, я себя, естественно, отношу к культуре, в частности ближе всего к художественной, и у меня примерно с 1960-х годов случайно появилось «хобби» – увлечение общей школой. Вот мне прислали приглашение из «Учительской газеты», приглашают принять участие в дискуссии по поводу ближайшего будущего музыки и изо – начинается «вопль» учителей искусства от того, что, во-первых, эти предметы объявляют ненужными, во-вторых, неинтеллектуальными, в-третьих, хотят вывести во вторую половину дня и сделать необязательными. Это очень серьезно, потому что очень большая часть людей, не связанных с искусством, не представляют, что искусство необходимо каждому, и не знают вообще, зачем оно в жизни, а отсюда спрашивают: «А зачем оно в школе?» Вот я занимаюсь тем, зачем оно в жизни, разбором того, зачем искусство в школе. Мы создаем специальные программы, учебники и прочее, занимаемся с учителями, пытаемся поднять их уровень, часто от нуля, потому что приходят в школу преподавать часто инженеры, физики, химики, которые потеряли рабочее место. Они идут в школу, их спрашивают: «Что вы умете?» – «Умею чертить». Ну давайте преподавать искусство – думают, что искусство и есть черчение.

– В вашем Центре непрерывного художественного образования занимаются уже опытные педагоги, взрослые люди, а здесь, на факультете ВГИКа, вы учите студентов, здесь очень много молодых людей, как, впрочем, и в начале вашей педагогической деятельности на кафедре Московского педагогического института имени В.И.Ленина. С какой категорией обучающихся вам кажется работать сложнее и чем могут быть вызваны эти трудности? Может быть, вы для себя открыли секрет успеха работы со своими слушателями?

– Понимаете, со старшими, конечно, труднее. Они уже «зациклены», их нужно перестраивать, но и молодежь, которая приходит из училищ – а сюда приходят из училищ часто, – они там тоже «зацикливаются», и их нужно с самого начала перестраивать на творчество. Ведь одно дело – уметь рисовать, а другое дело – быть художником. Со студентами ВГИКа работать очень интересно, но и с педагогами работать тоже интересно, может быть, еще более нужно, потому что есть искусство, есть художники, есть зритель, читатель, композитор, музыкант, слушатель. Искусство – это их единение, если только есть творчество; если нет отклика на него, то зачем искусство, оно никому не нужно. Для себя композитор не сочиняет, художник не пишет, нужен слушатель, зритель. А его создают сейчас только две системы: СМИ, которые делают скорее обратное, чем позитивное, и школа, которая почти ничего не делает. Поэтому у нас в России сейчас очень большая проблема с тем, каким будет наш зритель. Мы теряем наших зрителей, читателей, слушателей. В бывшие годы XX века у нас была очень широкая зрительская, читательская, слушательская среда. На выставках проходили дискуссии, в которых принимали участие рабочие, инженеры, художники и поэты, была «каша», которая объединяла и создателей, и потребителей. Мы на этой почве подружились с Дмитрием Кабалевским, потому что у нас были общие проблемы. А без этого единения нет искусства, оно не нужно. И в России сейчас создается ситуация ненужности, об этом сейчас «вопят» преподаватели музыки, среди них учитель года России Михаил Стародубцев, другие учителя музыки, которые завоевали первые места на самых престижных конкурсах и получили не менее престижные премии. Вообще из школ вымывают искусство, вымывает министерство, вымывают чиновники и директора школ. Они не берут на работу специалистов, потому что со специалистом труднее: он требует кабинет, оборудование, а неспециалист ничего не требует.

– В свои школьные годы, признаюсь честно, я очень любил рисовать, и даже, как говорили друзья, неплохо рисовал, но связать свою судьбу с этим видом искусства не получилось, появилась музыкальная школа, шахматный кружок и много всего другого. Изобразительное искусство тогда я забросил и сейчас абсолютно не умею рисовать. Что показывает ваш опыт – есть ли шансы у взрослого человека научиться рисовать или все-таки для того, чтобы привить умение и любовь к рисованию, начинать надо с раннего детства, когда можно развить абстрактное мышление или какие-нибудь другие необходимые для художника вещи?

– Ради хохмы я пытался делать такую вещь. Если хотите, и вас, и любого другого человека от нуля можно за год подготовить для поступления в художественное училище. Но известно: русскому языку можно научить, человек будет грамотным, но поэтом при этом может и не стать. У нас в Центре непрерывного художественного образования существуют три формы работы с учителями. Первая форма – одногодичные курсы, к нам приходят учителя, которые преподают, чтобы повысить свою квалификацию, проходят курсы, повышают свой уровень и получают корочки. Очень часто это учителя начальных классов, часто бывают те, кто преподает черчение. Учась, в течение первого года они обнаруживают, что искусство – это не черчение, некоторые так и уходят, мало что получив, а другие увлекаются и продолжают заниматься дальше. Часто учителя приходят на двухгодичные курсы в МИОО – это вторая форма. А третья форма – это шестигодичные курсы в Университете Российской академии образования, факультет образовательного искусства, где мы готовим учителей от нуля. Я говорил: «Научу, только первое условие – не думать, что вы не можете, потому что это каждый может, второе – не лениться». Это два ключевых условия, то есть нужно работать и верить, что это доступно каждому на элементарном уровне, так же как и математика, физика, химия – не на уровне ученого, не на уровне художника.

– Многие педагоги хорошо знают, что можно быть хорошим педагогом и обучать других, но очень сложно объяснять что-то своим родным. Насколько мне известно, сыновья не пошли по вашим стопам и выбрали для себя другие профессии. Не обидно ли это для вас и не предпринимали ли вы попыток помочь им выбрать профессию, связанную с изобразительным искусством?

– Они в детстве очень хорошо рисовали. Но старший сначала пошел в инженеры, а затем получил юридическое образование, окончил два института. А младший в дошкольном возрасте сказал, что будет историком. Он однажды на Сенеже нашел отпечаток в камне, и его это очень заинтересовало, он спросил, кто этим занимается, узнал, что это удел археологов, увлекся и с тех пор занимается историей. Он сейчас очень интересный политолог. В том же Интернете вы можете найти Олега Неменского. Каждый сам должен искать свой путь, поэтому профессии сыновья выбирали сами.

– Вы автор книг «Тревоги большого пути», «Распахни окно», «Доверие», «Мудрость красоты», «Познание искусством», «Приглашение к диалогу (друзья, ученики, соратники)», «Педагогика искусства», а также многих статей по проблемам эстетического воспитания средствами изобразительного искусства. А какая художественная литература вам нравится, может быть, посоветуете нашим молодым читателям что-нибудь к прочтению?

– Нравится многое. Скажем, не все знают Тендрякова, а это чрезвычайно интересный советский писатель, прочтите его, например: «Весенние перевертыши», «Свидание с Нефертити» и другие его произведения. Он поступил во ВГИК на художественный факультет, затем перестал быть художником и стал писателем. Мне интересен Сент-Экзюпери, Сарояна люблю очень, люблю Курта Воннегута.

– Скажите, а ведете ли вы счет своим художественным работам, можете ли назвать их число, сказать, какую свою работу вы считаете лучшей, может быть, есть несколько таких работ? Или лучшие работы есть в каждом временном периоде вашего творчества?

– Нет, счет им не веду, это невозможно. Видите ли, как у каждой матери – а мы «рожаем» эти произведения по многу лет, – тот ребенок, которому труднее в жизни, тот, которого больше бьют, самый любимый.

– Борис Михайлович, преподаватели в вузах среди студентов имеют определенный рейтинг, или популярность, это связано с разными моментами их совместного процесса обучения. Один из таких моментов – крылатые выражения преподавателя. Может, вы вспомните фразы, по которым студенты сразу могут отличить вас от другого преподавателя университета?

– Вы знаете, я об этом с ними не говорил, но когда у меня был юбилей – стукнуло 80, мои бывшие студенты, с которыми мы остались друзьями, сделали вместе со мной выставку «Приглашение к диалогу». 20 студентов из всех городов России, многие сейчас уже академики, заслуженные, народные, профессора. Есть книга, там работы 20 художников, включая меня, и 30 моих коллег-педагогов, которые тоже считают себя моими учениками. Вы понимаете, они изобразили в карикатуре меня и самих себя вокруг как племя, я там держу книжку, и написаны следующие строки латиноамериканского поэта:

Стихи о детях в жизни

такое есть призвание,

Томиться в каждой жажде,

быть болью в каждой ране.

– А часто получается встречаться со своими учениками?

– Относительно часто, хотя живут уже многие не в Москве. Большая группа моих учеников уехала в Смоленск, когда я еще в Ленинском преподавал, уехали 10 человек и создали там художественно-педагогический факультет. Вообще встречаться с учениками всегда очень приятно, я очень рад, когда это удается сделать.

– Человек постоянно учится в общении, в своей деятельности, сталкиваясь с препятствиями и преодолевая их. Учеба неразрывна связана с совершением ошибок, на которых мы и учимся. Были ли ошибки в вашей педагогической деятельности, может быть, вы хотели бы предупредить о подобных начинающего педагога?

– Конечно, ошибки были, без них никуда. И я думаю, что так и должно быть. Поэтому когда у молодых случается промах, нельзя сразу отчаиваться и опускать руки. Преодоление возникающих сложностей – это лучшая школа жизни для молодого, начинающего коллеги.

– Технический прогресс постоянно одаривает человечество новыми изобретениями и техническими устройствами, что требует от человека определенного уровня информационных компетентностей. Поэтому мой следующий вопрос будет относительно использования вами персонального компьютера, электронной почты и Интернета. Насколько вы с ним дружите и пользуетесь ли современными возможностями отправки писем и размещения информации в Сети?

– Вообще я очень люблю писать рукой. Мои родные давно подарили мне ноутбук, но времени сесть за него пока не нашел. А супруга и дети уже давно пользуются, поэтому я думаю, что обязательно доберусь и до него, чтобы не отставать от своих домашних.

– Борис Михайлович! Весной будет отмечаться 65-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне, нет ли в планах проведения выставки ваших работ, посвященных военной тематике? Или, может быть, вы уже устраиваете подобные выставки с привлечением работ других авторов?

– Выставки мы проводим очень часто, ведь именно так художник может поделиться своими чувствами со своими зрителями. Сейчас в центре проходит выставка детских работ, посвященных 65-й годовщине Победы. Поэтому я приглашаю ваш Совет успеть ее посетить. В марте уже будет ее закрытие.

В завершение нашей беседы я поблагодарил Бориса Михайловича за уделенное мне время и приглашение посетить его центр. После беседы он проводил меня в кабинет искусств, где я изучил книги и познакомился с работами Бориса Михайловича. Свою следующую встречу с ним я запланировал в его Центре непрерывного художественного образования, куда мы обязательно заедем с активом нашего окружного Совета молодых педагогов познакомиться поближе с этим учреждением, созданным Департаментом образования.

Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту