search
Топ 10

Кружевная музыка Звенят коклюшки, плетется узор – услада сердца…

Тот, кто ни разу не оставался без работы, вряд ли поймет мое слегка даже восторженное отношение к героине этого рассказа. В ее жизни случилось так, что она, музыкант, опытный преподаватель сольфеджио и музлитературы, на некоторое время вдруг оказалась невостребованной как профессионал. А ведь музыкально-преподавательской работе к тому времени было отдано уже больше пятнадцати лет… Можно было запросто сломаться и испортить себе характер, впасть в равнодушное уныние и “ждать у моря погоды” (точнее, свободной вакансии от службы занятости). Но Ольга Ивановна Честная поступила по-другому – сменила профессию и образ жизни.

Закончив музыкальную школу, потом музучилище и институт искусств, освоив фортепиано и баян, она работала преподавателем музыкальной школы в Воронеже, а потом и в Таллине, куда переехала вместе с мужем – офицером Военно-морского флота. Именно в этом прибалтийском городе Ольга Ивановна научилась старинному русскому ремеслу – коклюшечному кружевоплетению. Увидела объявление и записалась на курсы.
– Я до этого долгое время мечтала иметь какое-нибудь вологодское изделие – шарф, например. Ведь коклюшечное кружево – его еще называют “сцепное”, елецкое, вологодское – необыкновенно красивое, изящное, тонкое. А изделия из него всегда были такие дорогие!.. Но я себе сказала: все равно добьюсь! Раз не могу себе позволить купить – сама свяжу! Потому и записалась на курсы. А там, если было высшее образование, по окончании давали удостоверение с правом преподавания. Но я тогда еще и не думала о преподавании.
После того как русских “попросили” из Прибалтики, семья вернулась в Воронеж, и Ольге Ивановне надо было заново искать место работы. Год простояла на учете в службе занятости, однако спроса на музлитературу и сольфеджио все не было. Повела сына устраиваться на учебу в ближайшую школу – лицей при педагогическом институте (сейчас это лицей N 7 при педуниверситете). Поговорила с директором, написала заявление о зачислении мальчика в школу, а потом спросила, не нужен ли им преподаватель, который сможет научить детей кружевоплетению – коклюшечному, “фриволите”, а заодно и аранжировке цветочных композиций. Ведь в лицее очень много мастерских: мягкая игрушка, роспись по дереву, макраме – это лишь некоторые. Дети, отзанимавшись в такой мастерской два года, сдают экзамен и получают удостоверение, которое дает право вести преподавательскую работу. То есть будущие учителя выходят из школы, имея в руках ремесло и возможность учить ему других. Предложение Ольги Ивановны о создании новой мастерской, где бы ребята обучались столь красивым и редким для Воронежа искусствам, было воспринято с большим интересом. Итог – уже почти шесть лет Честная работает в лицее, ведет мастерскую для старших школьников и кружок для среднего звена. Ежегодно у нее занимаются около 80 девочек (мальчишки то ли стесняются, то ли считают кружевоплетение чересчур сложной работой).
Зато ученицы Ольги Ивановны теперь известны на всю область и даже страну. В марте на проходившем в Москве международном форуме “Одаренные дети” одиннадцатиклассница Лена Юшкова заняла второе место, и ее кружево вместе с работами Ольги Ивановны сейчас выставлено в павильоне
N 70 Всероссийского выставочного центра. А в области Лену поздравлял губернатор, девочке вручили магнитофон, книги и денежную премию. Плюс к этому работы по аранжировке цветочных композиций, выполненные Честной и ее учениками, неоднократно признавались лучшими на городских и областных конкурсах детского творчества.
Аранжировка – тоже дело уникальное. Цветными нитками на обычной сетке, которую мы вставляем в форточки, защищаясь от комаров, провязываются листья и лепестки всевозможных цветов и растений. Потом детали будущего букета сажают на стебельки, ставят в вазу, делают из них красивые панно или неожиданные сочетания-композиции. Интересен не только процесс создания очередного шедевра, но и способ добычи основного рабочего материала – “противокомариной” сетки. Нужна не современная, с мелкими ячейками, а “старинная” – с крупными, которой в продаже уже нет. Эта сетка сохранилась кое-где в старых квартирах. Поэтому дети вместе со своей преподавательницей, увидев в каком-нибудь окне такую сетку, идут в гости. Сами понимаете, без курьезов не обходится – далеко не каждый поймет, что совершенно незнакомым людям, звонящим тебе в квартиру, нужно снять с твоего окна сетку. Однако объясняют, понимают, и ребята получают желанную “добычу”. А чтобы хозяева не расстраивались, дети с учительницей ставят им на окно новую сетку. Такой вот обмен.
Но главным делом, ради которого девочки даже на каникулах приходят в мастерскую, остается кружевоплетение. Честная показала мне красивейшие работы, выполненные и коклюшками, и в технике “фриволите”. Шарфы, воротники, жилеты, салфетки, платки – все ажурное, нежное, тонкое. Одним словом, услада для женского сердца, настоящее царство красоты!
– Ольга Ивановна, сначала расскажите, в чем различие между коклюшечным плетением и “фриволите”.
– “Фриволите” – это французское плетение, узор вывязывается при помощи двух специальных челноков: узелок к узелку. Вязать надо внимательно, постоянно считая узелки. Если ошибся – распустить изделие, чтобы начать заново, очень трудно: час тратишь на то, чтобы сплести узор, а два – на то, чтобы его распустить. Но, согласитесь, результат того стоит. Получается очень воздушное ажурное кружево.
Коклюшками мы выплетаем “полотнянку”, которая потом выкладывается по “сколку” и сцепляется в нужный узор. Плести еще труднее, тут уже не два челнока, а 8-10 пар коклюшек, то есть до 20 штук. Коклюшечное кружево возникло в шестнадцатом веке и в историю вошло как русское кружево. Это одно из самых древних русских искусств. В самом начале плели “золотными” нитями – металлическими золотыми и серебряными. Брали богатые ткани – бархат, аксамит, парчу и украшали их кружевом. Все старинные церковные одежды и царские наряды отделаны коклюшечным кружевом. Когда я была в Москве в Оружейной палате, специально ходила смотреть на царские одежды и даже фотографировала их. Литературы по коклюшечному плетению очень мало. Вместе с девочками ищем книги в библиотеках, у людей спрашиваем. Когда удается найти что-то интересное, внимательно просматриваем, делаем копии “сколков”, узоров. Если просто воротничок находим интересный, тоже копируем. Потом увеличиваем и дотошно рассматриваем узор. В Оружейной палате рассматривали, как переходит узор, меняются нити…
Ольга Ивановна показывает мне золотого двуглавого орла – элемент Российского герба, сплетенного коклюшками и размещенного на бархате. Конечно, “золотных” металлических нитей в мастерской нет, но и люрексом тоже неплохо получается. Вот шарфы: черный, сделанный учительницей, и бежевый, изготовленный ученицами, – узоры разные, но оба очень красивые.
– На Руси для плетения исстари брали три главных цвета, – продолжает рассказ Честная, – белый, черный и бежевый. Вот и мы стараемся придерживаться этой традиции. В XVI-XVII веках для таких изделий использовали лен, сейчас его найти тяжело и дорого. Но мы подбираем нитки с льняной основой.
– Ваш шарф размером примерно 180 сантиметров на 35-40. Сколько ниток на него ушло?
– Немного, граммов двести. Но нитки тонкие, они и для шитья годятся.
– А по времени как долго работали?
– О, это очень кропотливое занятие! На шарф ушло года четыре…
– Наверняка ведь не только им одним занимались?
– Конечно. И преподавала, и другие изделия плела.
– Как в семье относятся к вашему увлечению?
– Муж меня прекрасно понимает. И даже помогает. Нужна была деревянная подставка под “бубен” (валик, на котором выкладываются коклюшечные “сколки”. – Т.М.), он так увлекся, что сделал ее резную, красивую. Сам пробовал плести “фриволите” и сплел салфеточку. Говорит, я теперь понял, насколько это увлекательно – не оторвешься, пока до конца не сделаешь. Теперь он мечтает научиться плести коклюшками, сказал – выйдет на пенсию, будет сидеть и плести!
– А сын не пробовал?
– Нет. У него другое, он делал аранжировку цветочных композиций. И за свою работу “Зимний букет” получил грамоту на городском конкурсе.
– Ольга Ивановна, а почему ваше любимое – именно коклюшки? Не спицы, не крючок, не макраме…
– Я занималась макраме, но мне показалось, что это не мое. Меня больше тянет к тонким изделиям, хотя их, конечно, сложнее выполнять. Спицами, крючком тоже умею, но к кружеву какое-то особенное отношение. Это же наше, исконно русское. Мне было интересно и самой вернуться к истокам, и детей этому научить. Русское кружево было и остается популярным, только, к нашему горю, российские люди не всегда могут это приобрести. А за границей оно всегда ценилось и ценится. У нас есть очень известные центры кружевоплетения, их изделия идут главным образом на экспорт. Не знаю, получится у меня в ближайшее время это сделать или нет, но постараюсь: хочу повезти детей в Елец, пусть посмотрят, как работают профессиональные мастерицы. Им и расскажут больше. Ведь мастера не очень-то хотят делиться своими секретами. Если кружевница какой-то свой секрет нашла, она ж его не расскажет никому! У каждой – своя рука, свои узоры, “сколки” свои… Потому-то и литературы по коклюшечному плетению мало.
В творчестве Ольги Ивановны тоже есть своя изюминка. Года три назад решила она украсить кружевом православную икону. Не сама придумала, а опять же в книгах вычитала, что вначале на Руси оклады икон украшались именно коклюшечным кружевом, и только потом уже появились металл, стекло и бисер. Как она это делает? На деревянную основу кладется ткань, дорогая и красивая, чаще всего бархат или парча. Кружево выплетается отдельно и потом пришивается на ткань, дополнительно оклад украшается стеклянными стразами или бисером. А сверху на все это великолепие кладется икона. Потом – под стекло и в рамку, вещь получается наикрасивейшая! Когда Честная сделала первый образец, она понесла его в Покровский собор – посоветоваться со священнослужителями.
– Направили меня к отцу Евгению, и я обо всем расспросила: не противоречат ли наши украшения иконы церковным канонам, можно ли трогать саму икону, например вырезать по контуру, приклеивать на ткань? И батюшка сказал, что да, это можно, ведь мы сам лик иконы не трогаем. Конечно, икону надо располагать строго по центру и соблюдать некоторые правила, например, чтобы она не смотрелась проще, чем ее оклад. Я сказала отцу Евгению, что хочу и детей привлечь к этому. Он посмотрел, одобрил, говорит, что отступлений от канона нет, вы все оформили правильно. Сказал, учите детей, я разрешаю.
Ольга Ивановна уж и не знает, сколько всего икон сделали ее девочки. Им так понравилась сама идея, что теперь у всех ее учениц лучший подарок родным и друзьям – это икона с кружевным украшением. Девчонки сами покупают в православных киосках иконы, выбирают узоры, а учитель только подсказывает и советует, как лучше. Работают в основном над тремя видами икон – Иисуса Христа, Казанской Божьей Матери и Николая-Чудотворца. Каждого вида по три-четыре работы (разные ткани, разные узоры и украшения) точно есть, а так, может, и больше. Кружево чаще всего плетут из золотого или серебряного люрекса. Стразы соответственно подбирают: бордовые, как рубины, синие, как сапфиры, прозрачные, как алмазы. В старину мастера использовали натуральные драгоценные камни, девочки, конечно, себе такого позволить не могут. Но иконы, выполненные их руками, все равно смотрятся красиво и по-особому тепло. Наверное, потому, что в каждую вложены кропотливый труд, любовь к своему творению, к нашей родной истории и культуре.

Татьяна МАСЛИКОВА
Воронеж

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте