search
Топ 10

Кредиты от элиты Родительские собрания скоро будут проходить в Интернете

Он закончил физфак классического университета, защитил кандидатскую по теоретической физике, мечтал стать великим (а почему нет?) ученым… В итоге у него появились и популярность с известностью (пока не всероссийская, но в масштабах области очень даже приличная), и собственная кафедра, и докторская степень, и научные труды. Только все это не в физике, а в педагогике! Александр Могилев – самый молодой в Воронеже доктор педагогических наук, профессор педагогического университета, зав.кафедрой новых информационных технологий и средств обучения. “В какой-то момент я понял, что учить других мне нравится гораздо больше, чем заниматься исследованиями совершенно абстрактных и невостребованных вещей”.

Название для кафедры придумал сам и давно, в 93-м году. Когда я говорю давно, имею в виду компьютерное время, для которого год идет за пять, а может, и десять. Слишком быстро все меняется – техника, программное обеспечение, познавательная среда, наконец. Неизменными остаются лишь инертность и интеллектуальная лень значительной части нашего учительства и образовательного чиновничества. Десятый год Могилев занимается компьютерами и школами – более чем достаточно для того, чтобы испытать на себе все “прелести” вежливых отказов и откровенного непонимания, закамуфлированного под стандартное “нет денег” и “сейчас другие приоритеты”. Журналисту писать портрет такого человека, как Могилев, нелегко. Никакой тебе “революционности”, которая делает фигуру героя колоритной и необычайно масштабной! Наоборот, спокоен, сдержан, всегда корректен, ни на кого не жалуется, не стучит ботинком по трибуне, ратуя за великие проекты и сиюминутное финансирование. Просто каждодневно делает свое дело, продвигаясь маленькими шагами к поставленной им самим цели. Однако все вышеперечисленное отнюдь не означает, что он промолчит, столкнувшись с какой-то проблемой: так же спокойно и доказательно изложит существо вопроса, предложит возможные решения и сам возьмется за дело, рассчитав силы и сорганизовав помощников. Это не газетные комплименты, сама все видела, когда помогала ему в проведении областного Интернет-фестиваля, проходившего в Воронеже в конце апреля при поддержке Федерации Интернет Образования и “Новой цивилизации” (Могилев еще и региональный координатор программ этой детско-молодежной организации, а также преподаватель Воронежского Интернет-центра). В данном случае была не столько проблема, сколько новое необычное дело, мероприятие для полутора сотен с лишним участников – от молодых сельских учителей до руководителей общероссийских проектов и организаций. Подобные фестивали – очередная ступень на пути освоения нашими учителями Интернет-пространства. Карабкаться по этой лесенке, ведущей к принципиально новому образовательному процессу, где будет место и компьютерам, и новым подходам и методам обучения, придется еще долго. Но если сравнивать с тем, что было десять лет назад, можно немного отдышаться, смахнуть пот со лба и приободриться: все-таки часть пути пройдена, и хотя верхней ступени еще не видно, зато один из самых крутых подъемов остался позади.
Сейчас кафедра Могилева – одна из самых молодежных, юные дарования здесь с утра до позднего вечера: держат университетский сайт, помогают школам освоиться с “мировой паутиной”. Уже более ста школ города и области благодаря дружбе с кафедрой имеют бесплатный выход в Интернет, участвуют во всевозможных проектах и работают над собственными Web-страницами.
– Последний год, – рассказывает Могилев, – я стал заниматься проблемами в сфере управления образованием, именно в плане применения здесь компьютерных технологий и Интернета. Перспективы очень широкие. Уже создано виртуальное методическое объединение по проблеме управления образованием, есть страничка в Интернете. Правда, пока это в большей степени своего рода клуб общения. Думаю, надо активизировать специалистов и руководителей различных уровней управления образованием – районных, городских, областных, чтобы они критически задумались о той работе, которую организуют. Общение последних месяцев показало, что у управления образованием нет цели управления. Такой вот парадокс. Приведу лишь один пример. Сколько раз мы передавали указания районам, чтобы присылали к нам в Центр интернет-образования учителей, предупредив, что с собой необходимо взять материалы для работы над проектами! И, я узнавал, это происходит везде, практически во всех других созданных центрах – ни разу не дошла до учителей информация о том, что надо привезти с собой!.. Этот пример симптоматичен. Он доказывает, что в системе управления образованием есть только один канал передачи информации: от школы – выше, а в обратном направлении эта система не работает! Она функционирует как проверяющая, которая ничем реально не управляет. Пытается помочь некоторым школам решить некоторые проблемы – вот что в реальности. Но тогда она должна называться не системой управления образованием, а системой поддержки образования. Эдакая благотворительная система, которой если удастся найти некоторые средства, то она их как-то распределит. И, очевидно, при этом распределении администрация от образования себя не забывает. Сейчас начальство все чаще и чаще действует в своих интересах, прикрываясь инертностью большого числа людей – учителей, вузовских работников. Это очень серьезная проблема, которая существовала в принципе всегда, а особенно обострилась в последнее время.
– Можно какой-то пример для наглядности?
– Конечно. Выделяются деньги какому-нибудь образовательному учреждению на приобретение компьютеров, другой техники, мебели. Все покупается, но в действительности более дешевое и худшего качества, нежели планировалось. А оплачивается в полном объеме! И это обычная, достаточно распространенная практика.
– Кто руководит процессом приобретения того, что похуже и подешевле?
– Тот, кто смог установить контакты со структурами, распоряжающимися деньгами, с руководителями, имеющими право подписи, с одной стороны, и с фирмами-продавцами – с другой. Очень серьезной проблемой является инновационная работа, связанная с самим Министерством образования. Есть работники министерства, целые отделы, которые тесно сотрудничают с какими-нибудь вузами и лоббируют их интересы. А когда выделяются средства на проведение научных исследований и разработок, эти работники и отделы “входят в долю”.
– По договоренности?
– Да, то есть финансируют заявки с условием, что им какая-то часть вернется. Короче говоря, в системе образования возникает своего рода отмывочная индустрия. И к чему это дальше приведет, пока сказать сложно, скорее всего ни к чему хорошему. При проведении больших научных программ отсутствует даже гласность – кому и сколько средств поступает. Неизвестны общественности итоги якобы открытых конкурсов на разработки. Перетряска списков “победителей” продолжается месяцами после официального завершения конкурсов. И это тоже одно из условий существования этой самой отмывочной индустрии.
Сам Могилев считает, что все вышеперечисленное – симптомы той нездоровой ситуации, которая складывается на сегодня в образовании в связи с новой программой компьютеризации. Обидно то, что с каждым годом под различные программы выделяется все больше и больше средств, а кто-то, но не образование в целом, на этом хорошо зарабатывает.
– Денег действительно выделяется все больше. Но ряд программ все чаще осуществляется в такой атмосфере, где неясны принципы и критерии выделения и распределения средств. Все делается достаточно келейно, в узком кругу. Сейчас разворачивается крупная президентская программа компьютеризации сельских школ. Воронеж тоже включен в нее, и мы должны из областного бюджета перевести значительную сумму – порядка 12-13 миллионов рублей в дополнение к федеральным деньгам. В третьем квартале к нам начнут поступать компьютеры – исключительно из Москвы и по ценам в полтора-два раза дороже, чем мы могли бы купить здесь, в Воронеже. И к уже обозначенной проблеме добавляется еще одна: мы не можем выбрать того, что нам нужно, а должны довольствоваться тем, что дадут.
– Вы где-то озвучивали эту проблему, задавали вопросы тем, от кого конкретно все это зависит?
– Да. Но даже когда вопросы задаются на достаточно высоком уровне, ответ один: что вы лезете, куда вам не положено? Там и без вас разберутся, сколько компьютеров и по какой цене! Когда сегодня говорят о коррупции в сфере образования, в первую очередь указывают на вузы: поступить без взятки невозможно и тому подобное. Наверное, некоторые утверждения имеют под собой почву, но наибольшую опасность для образования представляют не эти формы коррупции, а стремление присвоить гораздо большие средства, прикрываясь научными программами и закупками оборудования, мебели, ремонтами. Это серьезная проблема, и с каждым годом она только усугубляется.
Происходит следующее: создается, а точнее, уже существует элитарный класс не наемных работников-чиновников, а именно распорядителей кредитов. Это мешает нормальному развитию образования! Потому к проблеме необходимо привлекать внимание общественности, что, собственно, мы и пытаемся с вами сейчас делать…
Привлечь внимание – это только полдела, хочется ведь еще, чтобы и “свет в конце тоннеля”, то бишь хоть какой-то выход из ситуации. Увы, кроме необходимости роста гражданского сознания и общественного порицания, мы с Могилевым ничего придумать не смогли. В последнее время вообще с вопросами морали и этики тяжеловато, и грехом становится не само воровство, а увы, факт поимки. Как в этой ситуации существовать школе, у кого искать поддержки? Да все у тех же – семья, родители и… компьютер!
Речь о создании гражданских сетей, когда целые районы города охватываются дешевым подключением к Интернету, уже насыщенному местной информацией. При этом школьная документация – классные журналы, оценки, домашние задания, учебно-методические материалы – оказывается в Сети. Любой родитель может залезть в электронный школьный журнал и посмотреть, был ли ребенок на уроке и какие домашние задания заданы. А заодно можно высказать свои мысли “по поводу” или сообщить, кто от семейства Петровых придет в эту субботу красить столы в классе. Фантастика? Могилев считает этот проект вполне жизнеспособным, больше того, подобное уже есть в некоторых регионах страны (Ярославская область, город Переславль-Залесский). Там гражданские Сети стали реальностью.
– Количество компьютеров возрастает постоянно, и скоро мы подойдем к критической массе, когда у значительной части населения они будут. Уже сейчас во многих воронежских школах в среднем в каждой пятой семье есть ПК…
Небольшое наблюдение из личного опыта. Создание школьных Web-страниц уже не просто увлечение или мода, это вопрос престижа, доказательство “продвинутости” и соответствия. У ведущих воронежских школ собственные сайты имеются, а вот имеется ли на них информация для родителей – вопрос сложный. В большинстве случаев Интернет-странички смахивают на рекламные щиты: все ярко, весело и благополучно. Оперативной информации, например, о посещаемости уроков не найдешь. Предвижу возражения, что, мол, это все дело будущего, да и вообще школа сама должна решать, что ей на своем сайте вывешивать. Я этот вопрос Александру Владимировичу тоже задала.
– Министр Филиппов на августовском педагогическом совете, который проводился в Интернете, говорил о том, что школа должна иметь общественный характер управления, ведь она – единственное на сегодня управляемое государством социально-культурное учреждение в своем микрорайоне. Но социально-культурным центром этой территории она так и не стала. Потому что сегодня школа не несет ответственности перед своим районом, микрорайоном, на средства которых она существует. Она ответственна перед вышестоящими, районными органами управления образованием, те – перед городскими или областными, которые в свою очередь отчитываются перед отраслевым министерством. В этой системе нет ответственности перед населением, перед детьми за качество образования. А с другой стороны, образование чувствует себя совершенно бесхозным, к тому же еще и подчиненным муниципальным органам управления, зависящим от них. Причем отношения не отрегулированы.
Поэтому, на мой взгляд, необходимы различные мероприятия, укрепляющие связь школ с общественностью микрорайонов. Помочь в этом могут гражданские Сети и информативные школьные сайты, а еще – проведение в каждой школе районных (или на аудиторию своего микрорайона) отчетных ежегодных конференций. И тут не должно быть единообразия, не должно быть отчетности за оценки. Отчитываться можно за такие вещи, как олимпиады, участие в районных и городских конкурсах, в телетестинге, за исследовательскую работу учащихся.
Кстати, в Воронеже вот уже в течение пяти лет именно Могилев организует старшеклассников для участия в проекте “Телетестинг”, проводимом МГУ. И по итогам последнего осеннего тура в числе пятисот лучших участников было 46 москвичей (соответственно этот регион получил первое место) и 36 воронежцев (второе место). Мелочь, а приятно, особенно если учесть, что подобного рода тестирование сейчас рассматривают как прообраз будущего единого экзамена, в результате коего не только выпускник получает свою оценку, но и школы, и область в целом.
Спрашиваю Александра Владимировича, какими, на его взгляд, качествами должен обладать человек, который стремится сделать что-то новое в образовании. Называет три – упорство, стабильность, постоянство. И добавляет: надо быть готовым к тому, что в ближайшие годы ничего не получится.
– Хорошее, по-моему, вообще никогда не происходит вдруг. Надо ждать, иногда годы. И работать. Если станет трудно, вспомните известный английский анекдот: как получить красивую лужайку? Подстригать ее триста лет!
Татьяна МАСЛИКОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте