search
Топ 10

крАсноЯрск

Специальный выпуск

Не с этого мне хотелось начать рассказ о далеком и гостеприимном Красноярском крае. Думала, что сначала очень ярко и эмоционально расскажу о бескрайней южносибирской тайге, о слепящих ледяных вьюгах, о стылом северном солнце. Мечтала закрыть глаза и вновь перенестись на холмистые берега серебряного Енисея и вновь недоумевать, как человеческий разум мог породить техническое чудо современности – Красноярскую ГЭС. А уж рассказать о том, что хлебосольнее и приветливее сибиряков трудно сыскать народ, – и вовсе долг совести.

Но почему-то слова в горле застревают: в городе Сосновоборске Красноярского края умерла учительница, у которой не было денег на лекарства. Я не знала ее, зато встречала десятки других красноярских учителей. Таких же умных, отзывчивых, преданных своей совести. И невольные слезы режут глаза: за что, Господи, ты так наказываешь этих людей?

Вспоминаю маленькую женщину из крошечного военного поселения Таскино, директора начальной школы. Зябко кутаясь в платок, время от времени с улыбкой поглядывая в заиндевелые окна, за которыми в громадных сугробах резвилась ребятня, она рассказывала, какие талантливые у нее дети. Как грустно прощаться с ними после третьего класса. И только в конце вскользь и как бы между прочим заметила, что в школе вот уже несколько месяцев не топят. Периодически отключают электричество, и столовую открыть нельзя – вода ржавая.

И у молодой красавицы директора Сибирякской школы – те же проблемы. Да плюс ко всему никак не найти учителей музыки и иностранного языка. Но ведь не с этого разговор начала, а с другого – стараются ввести экспериментальную программу – геометрия со второго класса.

Так неужели эти люди заслужили такое унижение, такой позор? Неужели достойны голодной смерти?

“Кто записывался на совхозную муку – получите на мельнице в счет зарплаты”. (Записка на доске обьявлений в одной из школ края).

Красноярский край – территория-донор. Кормит и поит всю страну. До сих пор здесь работают предприятия, которые при более умелом руководстве могли бы не то что всю Россию, весь мир накормить.

На поддержку центра сибирякам рассчитывать не приходится, даже само слово трансферт тут уже забыли за ненадобностью. В мае прошлого года Москва выделила Красноярску кредит – ни много ни мало – 115 миллиардов рублей. В июне – еще 80 миллиардов, на отпускные. Все средства пошли по назначению.

Но долги – не лучший выход из положения, на кредитах далеко не уедешь. С надеждой и замиранием сердца ждали учителя принятия краевого закона о бюджете на 1997 год. И что же: на образование выделено 80% от суммы года прошедшего. Причем 20% этих денег предписано отдать в счет прежних долгов по зарплате. Значит, на руках у учителей чуть больше половины того, что предназначалось им год назад. Тут впору не то что забастовку обьявлять…

Когда постоянно ложишься спать голодным, невольно становишься подозрительным. Уж не прокутил ли кто твою месячную зарплату за один вечер в ресторане? И очень хочется понять, в какую щель могут утечь твои кровно заработанные. Если бы знать наверняка, спокойнее было бы.

Все просто: налоги от предприятий поступают в краевой бюджет. В краевой администрации создан специальный фонд поддержки территорий. Оттуда деньги, прошедшие через специальное финансовое управление, уезжают в районы и попадают в руки местных властей. Тут-то и происходит сбой: краевые власти умывают руки и не следят, как тратятся народные деньги на местах.

Отсюда смуты и волнения. Учителя требуют, чтобы их посвящали во все финансовые сложности. Отправляют ходоков в администрацию района. Затем устраивают пикет, попутно требуя отдать долги. Многие решаются на последний шаг – бессрочную забастовку.

В первую очередь, конечно, во всем винят Москву. Мол, сытый голодного никогда не поймет и даже не попытается: “Выкачали из нас все до последней копейки и теперь жируют. Небось, столичные учителя зарплату день в день получают, что такое голодные обмороки, знать не знают”. Сначала от таких упреков делается стыдно, затем горько.

Второй “козел отпущения” – краевая администрация: почему постоянно идут на поводу у центра, соглашаясь с его грабительской политикой? Почему не спорят, не воюют, не отказываются раздевать своих на благо другим? В конце концов почему сами не учатся деньги зарабатывать?

Затем добираются до заводов, которые не платят налоги. Не платят – потому что стоят. А стоят опять-таки по вине Москвы. Все, круг замкнулся: Москва – краевые власти – районные власти – заводы – Москва.

Не так давно учителя Красноярья решили идти до конца, требовать вынесения на референдум вопроса об отставке губернатора края. Но и тут судьба, в лице краевой избирательной комиссии, словно посмеялась над ними: отклонила вопрос по чисто формальной причине. Якобы подписные листы были заверены не членами инициативной группы. Хотя эти люди представили письменные заявления.

А время идет. Вместо денег учителя получают хлеб, муку, иногда мебель и телевизоры. На что многие грустно улыбаются: деревянным подлокотником даже самого дорогого дивана голодных детей не накормишь. Иногда, опять-таки в счет зарплаты, привозят… водку. По два ящика в одни руки. Мол, сделайте милость, потопите свое горе в стакане.

Статфакт

На конец января общая задолженность учителям края составляла 423 миллиарда рублей. В бессрочную забастовку вышли преподаватели 28 школ из 6 районов.

Знаменитый на весь мир красноярский баритон Дмитрий хво╡остовский считает, что “отчужденность молодого человека от искусства”, его нежелание видеть, чувствовать и понимать прекрасное – это “кровавая проблема”. Актерское поверье гласит, школьники в зале – плохая примета, сорванный спектакль.

Но не детей нужно винить в этом. Они лишь невольные жертвы огромной черной беды, упавшей на плечи их наставников. Преподавателям некогда учить детей хорошим манерам. Им вообще некогда их учить. Им надо зарабатывать свой хлеб не перед классом с книгой в руках, а перед зданием правительства с транспарантом наперевес.

Но пока это продолжается, Дмитрий Хворостовский будет очень редко приезжать на родину. Ему неинтересно, неприятно петь для “отчужденного от искусства молодого человека”…

…Но жизнь продолжается. Стремительным потоком несется вперед, и вдруг понимаешь, что многие проблемы решаются сами собой. И деньги на благое дело можно найти всегда. В рамках проекта “Дети Севера”, входящего в президентскую программу “Дети России”, в Красноярске прошел детский фольклорный фестиваль “Вслед за солнцем”. Деньги на проведение праздника были выделены из Федерального бюджета.

Юные певцы и танцоры Бурятии и Томска,Читинской и Иркутской областей, Республики Тыва, Таймыра и, конечно, Красноярского края летали по сцене чайками, скакали оленями, пели про Нарьян-Мар, который, как известно, “не велик, не мал”. Одним словом, им было весело и хорошо. А взрослые покачивали головами и думали только об одном:”Если мы не потянем детей вслед за солнцем, то мы потеряем солнце”.

Заключительный концерт фестиваля состоится в Москве.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте