search
main
Топ 10
Учителя Ульяновской области отметили избыточность конкурсов и тотальную отчетность Абсолютным победителем конкурса педагогического мастерства стал учитель из Северной Осетии Школа без оценок: московские выпускники остались без отметок и проверочных работ Власти Владивостока продлили свободное посещение школ из-за снежного циклона Какие олимпиады могут помочь при поступлении в вуз в 2023 году С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» День придумывания новых слов, который отмечают 28 ноября, имеет глубокие корни 70% школьников боятся писать итоговое сочинение из-за нововведений Минобрнауки Калужской области: в регионе апробация ФГИС «Моя школа» прошла успешно В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы Минпросвещения обнародовало, где и когда будут проходить финалы Всероссийской олимпиады школьников Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе В школьных уроках появятся видеоматериалы Единые программы по истории подготовят для российских школьников В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции Подготовлен проект приказа об изменении порядка реализации сетевых образовательных программ Все ВПР не планируют переводить в компьютерный формат С января в Подмосковье начинается прием заявок на участие в программе «Земский учитель»
0

Коррекционное образование в Карелии: помочь тем, кому нельзя не помочь…

Флажки прикрутили к забору проволокой… Я подумала, что это сделали в честь 1 Мая, но мне сообщили, что ранним утром, когда детей привозили в школу, их еще не было. Значит, территорию Специальной (коррекционной) общеобразовательной школы-интерната №21 украсили не к празднику, а к приезду врио главы Республики Карелия Артура Парфенчикова.

По регламенту за час

Согласно пресс-релизу предполагалось, что регламент встречи должен уложиться в час. В программе – экскурсия, посещение школьного музея и зала лечебной физкультуры. Самая длительная часть – общение с педагогами и родителями воспитанников школы. Отступлений от программы в итоге не было. Экскурсию вела директор школы-интерната Ирина Неровня, Артур Олегович слушал и задавал вопросы. Иногда к разговору присоединялся министр образования Карелии Александр Морозов: он пояснял, что сделано для дистанционного обучения детей, насколько полезны для ребят тренажеры, которые помогают научиться «и гайку закрутить, и выключателем пользоваться…» Увидели гости и зал ЛФК, и основной корпус, где красиво расписаны стены, во многих кабинетах сделан ремонт, а двери стеклянные – через них можно заглянуть в класс и узнать, все ли хорошо, не требуется ли какая помощь… В этом же здании проводятся общешкольные линейки, а в просторном фойе второго этажа организован спортзал – уроки физкультуры проходят здесь, поскольку другого приспособленного для этого помещения нет.

Раз ступенька, два ступенька…

Нет здесь и крытого перехода между двумя корпусами – учебным, с которого началось знакомство со школой, и, так называемого, спального корпуса. Но второе здание еще меньше приспособлено под нужды детей, чем первое. Правда, это связано отнюдь не с тем, что о детях здесь плохо заботятся: так 40 лет назад видели общежитие при школе для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Лет десять назад у этого здания не было даже пандуса. Сейчас он есть, что позволяет ребятам постарше самостоятельно подъезжать к дверям, которые кому-то все равно надо открыть – самому ребенку не справиться… Но руководство школы не жалуется, наоборот, уверено, что такие трудности – это преодолимо и даже необходимы для будущей самостоятельности детей.

– Ребенок должен уметь переступать две ступеньки. Это тоже тренировка! – отвечает Ирина Неровня на вопрос журналиста о том, почему во втором здании нет лифтов и подъемников, а подъемник первого учебного корпуса за перемену может поднять одного-двух учеников, остальных женщины-помощники носят на руках.

То есть, проблем, по мнению руководства, с этим у школы нет…

О дорогах

А вот с дорогами проблема есть – об этом все-таки сказал на встрече педагог Виктор Валдаев. От остановки троллейбуса №6 до школы через железнодорожный переход во время дождей и распутицы дойти сложно – дорога больше напоминает болото.

Врио губернатора дорогу пообещал отремонтировать, но в зале звучали и другие замечания: «Что дорога до школы, если на территории интерната свежий асфальт не помешал бы?». На территории школы-интерната живут 39 школьников со всех уголков республики. Передвигаются они в основном между двумя корпусами. Столовая находится во втором, спальном корпусе, а, значит, по узенькой дорожке между двумя зданиями каждый из учеников учебного корпуса проходит как минимум два раза в день – кто-то на коляске, другие с помощью ходунков или за руку с воспитателем.

Так что встреча, которая прошла в общем-то по радостному поводу, не обозначила всех проблем, с которыми здесь сталкиваются дети, родители и учителя… Артур Парфенчиков подарил школе компьютерный стабилизатор с биологической обратной связью «Стабилан-01-2». Ирина Неровня заверила, что этот прибор важен для воспитанников и поможет детям в диагностике и реабилитации.

Встреча для галочки?

Этим вопросом задались сразу несколько мам учеников школы-интерната №21. О чем бы они спросили высокопоставленного гостя и какую экскурсию провели бы по школе, где на данный момент обучаются 146 ребят с нарушениями опорно-двигательного аппарата и тяжелыми нарушениями речи? Скорее всего, не такую, какой она была…

– Когда я узнала, что посещение запланировано на 15 часов, мне стало понятно, что это формальность, – считает Татьяна Васильева, председатель Карельской региональной общественной организации «Поможем нашим детям», мама одной из учениц. – Что мог увидеть Артур Олегович, если все дети уезжают из школы в 14 часов? Я вхожу в совет школы, но опять-таки ни меня, ни других родителей, даже из совета школы, которые могли бы задать острые волнующие всех вопросы, никто на встречу не пригласил. О каких проблемах хотелось бы сказать? Увы, все о тех же! Недостаточно условий для обучения детей. Если бы Артур Парфенчиков пришел в школу во время уроков, он бы увидел, что для перехода детей в учебном корпусе с первого этажа на второй существует только один подъемник, который за перемену поднимает двух, максимум трех детей, а остальных женщины-помощники поднимают на себе. В столовую, актовый и зал лечебной физкультуры дети в любую погоду идут через улицу. При посадке и высадке детей в автобус сотрудники школы заносят их на руках через узкие двери и по ступенькам, а на остановках – мамы, так как из трех автобусов в школе для детей-колясочников приспособлен только один. В школе отсутствует спортзал, и дети занимаются физкультурой в рекреации учебного корпуса. На территории школы нет ни одной скамейки, а подаренный аппарат для диагностики и реабилитации двигательных нарушений, скорее всего, не будет использоваться, так как медицинские услуги в школе не оказываются уже три года и здесь нет ни одного врача. Поэтому для получения реабилитационных услуг родители должны возить детей в поликлиники и больницы в отсутствующем доступном транспорте. И последнее: если бы исполняющий обязанности губернатора пришел в школу в учебное время и прошел по классам, то увидел бы, что школа заполнена, и детей, не передвигающихся самостоятельно, в первые, нулевые и диагностические классы брать некуда. И если вопрос обучения детей в этом году решили за счет центра «Родник», то в следующем году он возникнет снова. Вопрос надо решать кардинально и уже сейчас! На мой взгляд, обсуждать вопрос предоставления рабочих мест для инвалидов нужно не в данном учреждении, тем более, что из интерната несколько лет назад убрали профессиональную подготовку и трудовые мастерские. Очень бы хотелось услышать о возвращении в школу медицинской реабилитации, расширении школы, чтобы все дети, нуждающиеся в коррекционном образовании, могли туда попасть, а не решать этот вопрос через Москву. Хотелось бы услышать подтверждение слов министра образования Александра Морозова, высказанных на совещании Совета по правам человека, о постройке новой современной школы для детей с ОВЗ.

К нам много гостей приходит…

– Заходите-заходите, все покажем и расскажем, – с улыбкой предложили физиотерапевты школы-интерната №21, когда за дверями скрылась процессия из руководства республики, школы и журналистов. – С коллегой работаем здесь много лет: я – 15, она – 26. Раньше, 15 лет назад, детей на колясках почти не было, а теперь их много и нарушения все более серьезные.

– Мне кажется, это связано не только с тем, что дети болеют серьезнее, но и с тем, что родители начали задумываться об образовании для ребят, – вступает в разговор вторая женщина в белом халате. – К нам много гостей приходит, но проблемы не решаются. Какие? Средний возраст тех, кто работает, – за 40 лет, молодые почти не приходят, у нас нет мужчин, а вы представляете ситуацию, когда нужно поменять памперс мальчику 17 лет и это делают несколько женщин, потому как одной не справиться? Или нагрузки наших коллег – детей на руках приходится поднимать на второй этаж, а мы ведь не молодые уже… Посмотрим, изменит ли что-то этот визит.

Помочь детям некому

– После закрытия школы №22 в Петрозаводске ко мне в школу пришли восемь детей с тяжелыми нарушениями речи. Конечно, это много и помочь каждому – задача непосильная для сельской школы, в которой один психолог и логопед не всегда есть, но мы сохранили эту ставку! – рассказывает директор одной из сельских школ Карелии. – По сути нам дали понять, что обучать детей мы должны, но за результат никто особенно не спросит. Да и как в таких условиях спросишь? Дети уже сейчас отстают, облегченная программа не очень помогает, им нужна помощь узких специалистов, которых в районе просто нет. Нужно учитывать и внутрисемейную ситуацию. Многие дети живут в социально неблагополучных и малообеспеченных семьях, так что помочь им некому.

– В нашей нынешней школе №23, куда класс был переведен из закрытой коррекционной школы №22, так и нет оборудования! – говорит Любовь Моругий, мама ученика школы-интерната №23. – О специалистах для обучения в среднем звене речи вообще нет! Они как не были набраны в учебные заведения, так и не будут. По сравнению с 22-й школой, где упор делали на детей с тяжелыми патологиями речи, здесь в основном идут занятия с детьми с нарушениями зрения. Единственный плюс – это работа специалистов из 22-й школы: дефектолога, психолога, логопеда, но это начальное звено. Что будет дальше, мы не знаем… Моему ребенку поставили уже не речевой диагноз, а психологический. Чувствую, ждет нас справка об окончании школы, а не помощь в обучении. Прежде чем пойти работать, дети должны получить знания в школе, а у нас в Карелии коррекционные школы закрывают и отправляют на домашнее обучение.

На итоговой коллегии ведомства, которая прошла 20 апреля 2017 года министр образования Карелии Александр Морозов, о проблемах коррекционного образования республики сказал так:

– 2016 год стал годом, когда мы запустили Федеральные государственные образовательные стандарты для детей с особыми возможностями здоровья. Можно говорить, что таких детей в республике с каждым годом становится больше… Главная задача, которую мы уже начали решать, это межведомственное взаимодействие образования, здравоохранения и социального развития, чтобы обеспечить обучение в том режиме и в тех условиях, которые показаны проблемами данного ребенка. И, безусловно, это не только уровень образования детей, но и сохранение медицинского и социального сопровождения ребенка и семьи в полном объеме во время его обучения в учебном заведении. Безусловно, перед нами стоит задача приведения интерната №24 в полном объеме в нормальную ситуацию. Два блока сейчас эксплуатируются в полном объеме, а другие помещения в аварийной ситуации – ищем возможность их отремонтировать, чтобы в 2017 году обучать детей. Еще одна задача Петрозаводского городского округа – обеспечение записи в первые классы.

В школу через фронт

Заметим, что в республиканскую школу-интернат №21 дети из Петрозаводска в этом году попасть не смогли. Но после вмешательства активистов Народного фронта вопрос с организацией образовательного процесса для всех детей-инвалидов, чьи родители не могли добиться зачисления в начальную школу, был решен.

– Организация образования для детей с ограниченными возможностями здоровья в Карелии – серьезная проблема, – заявила тогда сопредседатель регионального отделения Общероссийского народного фронта в Карелии Наталья Вавилова. – После объединения двух специальных общеобразовательных школ-интернатов – №22 и №21, возникли проблемы с местами для детей-инвалидов. Сегодня школа-интернат №24 и школа-интернат №21 не могут принять всех нуждающихся детей. Мы дважды встречались на площадке ОНФ с родителями, представителями министерства образования республики, после чего вопрос об организации образовательного процесса для будущих первоклассников был решен положительно.

При этом на контроле у ОНФ остается вопрос медицинской реабилитации детей-инвалидов. Но и этот факт не был озвучен на встрече с Артуром Парфенчиковым. Врио губернатора, ответив на удивительно немногочисленные вопросы аудитории, встречу завершил. Он пообещал родителям, учителям и руководству школы поддерживать их и помогать особым детям – тем, кому не помочь просто нельзя. Остается надеяться, что это стремление будет воплощено в жизнь, поскольку коррекционное образование Карелии нуждается в поддержке и открытом, некулуарном обсуждении проблем, а не их замалчивании.

Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Новости от партнёров
Реклама на сайте