Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Концерт для брандспойта с огнетушителем. или Во что может «вылиться» стакан чая

Учительская газета, №14 от 1 апреля 2008. Читать номер
Автор:

Отгремели бои в Российской академии музыки имени Гнесиных. Студенты провели акции против выселения их из общежития. СМИ внесли свой вклад то ли в разжигание конфликта, то ли в умиротворение сторон. Все, как говорится, остались при своем, вот только на главный вопрос, почему возник конфликт, никто так толком и не ответил.

С чего все началось? С проверки студенческого общежития Гнесинки на Хорошевском шоссе. Пожарные выдали предписание об устранении нарушений, префект Северного округа Юрий Хардиков в ответ распорядился, чтобы нарушения были устранены в срок до 1 апреля 2008 года, ректор Гнесинки Михаил Саямов отрапортовал, что Министерство культуры выделило деньги на все про все и нарушения будут устранены в течение двух месяцев. Дело было не в январе, а вовсе даже осенью, и времени для выполнения предписаний пожарных и распоряжения префекта было предостаточно. Но ректор по каким-то причинам ничего из запланированного и обещанного в студенческом общежитии не сделал.

Пожарные терпеливо ждали, но терпению их пришел конец, и они передали дело в суд. В октябре 2007 года Савеловский суд вынес постановление о приостановке работы общежития и тоже дал ректору срок – месяц – на устранение обнаруженных пожарными нарушений. Но, как оказалось, и решение суда ректору не было указом, он ничего опять не сделал.

Сегодня многие упрекают власть: дескать, все не так просто, конфликт разгорелся потому, что кому-то вдруг понадобилось замечательное здание на Хорошевке, вот и завели они это скандальное дело. Но давайте на секундочку представим себе, что здание студенческого общежития полыхнуло ярким огнем по причине неисправной проводки. Что обычно происходит? Лифты не работают, дорога с верхних этажей перекрыта пламенем, люди задыхаются в дыму, у них загорается одежда, а пожарные расчеты, как всегда, стараются спасти всех, но это им не удается. Когда пожар наконец удается потушить, не все оказываются спасенными. Страна в трауре, чиновников наказывают, общество негодует, семьи в горе. Хорошо, что всего этого не случилось, хорошо, что пожарные, префект и суд вовремя подняли тревогу. Вопрос в другом: почему эта тревога не вызвала никаких ответных эмоций в душе ректора Саямова, почему он столь равнодушно ожидал, когда студентам предложат съехать на месяц куда глаза глядят, когда в общежитие придут судебные приставы, чтобы опечатать опустевший корпус, в котором находиться практически небезопасно?

Теперь уже не понять, то ли денег Министерство культуры выдало меньше, чем нужно, то ли Роскультура не проявила должной настойчивости или, наоборот, проявила полнейшее равнодушие к работе подведомственной ей вузовской структуры (глава этого ведомства Михаил Швыдкой повторяет еженедельно с телеэкранов, что жизнь прекрасна, и так распевает замечательные песни вместе с певцами и драматическими артистами, что и в самом деле можно поверить: у чиновника нет никаких проблем). А на поверхности – скандал, который разразился на глазах всей страны.

Будущие музыканты и певцы решили не соглашаться с решением об их выселении из общежития. Причина сначала была чисто житейской: практически все ребята не москвичи, больших денег на съем квартир и даже комнат не имеют. Они не спорили, когда не работал душ, когда не было нормальных бытовых условий, все они – энтузиасты и любители искусства, которые согласны на все, лишь бы заниматься любимым делом. Кстати, даже в разгар конфликта из общежития слышались звуки пианино, виолончели, скрипки, духовых, распевались певцы. Если бы этим талантливым ребятам предложили место, куда можно было бы переселиться, скандала вовсе не было бы. Но никто им ничего не предлагал, и перспектива оказаться на улице с музыкальными инструментами под мышкой (при этом ни рояль, ни даже пианино унести все равно бы не удалось) никого не радовала.

До этого момента студенты, честно говоря, не очень заботились о своем временном доме, но угроза его лишиться (6 марта появилось предупреждение судебного пристава, согласно которому студенты должны были освободить помещение общежития на месяц) заставила музыкантов и певцов навести глянец на давно не мытые газовые плиты, отмыть полы и стены, привести в порядок комнаты. Наведя чистоту, ребята приготовились к борьбе. Надо сказать, что соратников на горизонте не было: ребята неоднократно обращались в ректорат, но ответа им так и не дали. Когда разворачивался скандал, студентам сказали, что ректор отдыхает в Абхазии, а с 12 марта уходит в отставку. То есть надеяться на то, что ректорат будет защищать студентов, было по меньшей мере наивно. И тогда они решили действовать своими силами. Творческими.

Студенты запланировали проведение 10 марта необычного концерта, или флэш-моба в Охотном ряду. Милиция информацию об этом имела заранее и подготовилась: собравшись у большого купола торгового центра Охотного ряда, ребята увидели огромное количество милиционеров и омоновцев на том месте, где был запланирован флэш-моб. Тогда весьма оперативно было принято другое решение: концерт состоялся в торговом центре «Атриум». Все было сделано творчески: на первом этаже центра собрались 500 студентов, многие из них были в повязках, чтобы никто не узнал и не отчислил потом из вуза. Сверху казалось, что их больше тысячи, так велика была толпа, к которой присоединились еще и многочисленные зрители. У каждого из 500 студентов был свой музыкальный инструмент, каждый исполнил свою мелодию. В результате получилась такая какофония, что хотелось заткнуть уши и бежать куда глаза глядят. Но глаза глядели на листовки, которые падали вниз с верхнего этажа, – в них были кратко изложены история и суть происходящего.

Акция продолжилась потом в общежитии: все сидели в актовом зале, решено было не пускать никого из чужих в здание. Те, кто уходил в свои комнаты, по сигналу пулей спускались вниз, чтобы встать в ряды защитников. Так прошла ночь, а утром 11 марта в общежитие прибыл ректор Саямов вместе с проректором Киселевым. Парадоксально, но на вопросы студентов ректор и проректор не отвечали. Сказать слово их буквально заставили телевизионщики. Руководители торжественно пообещали, что никого из здания не выселят, а если будут выселять, то они первыми встанут в ряды защитников. Речи ректора внимательно слушал глава управы Хорошевского района Юрий Козлов, ведь если бы что-нибудь случилось, именно ему пришлось бы отвечать перед префектом Северного округа.

Между тем в здании уже шла работа: оказалось, что проводить пожарную сигнализацию и вообще устранять все нарушения, выявленные пожарными, можно и без выселения студентов. И деньги нашлись, и рабочие, и время выделено, и можно работать так, чтобы не мешать ребятам заниматься и готовиться к занятиям. Спрашивается, неужели нельзя было все это сделать, не дожидаясь бунта?

Провоцирование студентов – вещь опасная. Пример тому – незатихающий конфликт студентов на социологическом факультете МГУ. Конфликт начался, пожалуй, с пустяка – студентов не устраивали цены в буфете, где стакан чая стоил семьдесят, а обед – триста рублей. Казалось бы, учти деканат, что у студентов не так велики доходы, чтобы шиковать, все было бы тихо-мирно, но, увы. Это потом, когда студенты стали предъявлять претензии к содержанию преподавания, цены в буфете стали более демократичными. Но вначале взрослые не хотели даже слышать молодых. И началось: вы не хотите снижать цены, говорили студенты, а мы найдем ошибки в ваших учебниках; вы не хотите признать наличие ошибок, мы скажем, что ваши лекции формальны и бессодержательны, а преподаватели плохо подготовлены; ректор МГУ не хочет заниматься наведением порядка на соцфаке, а мы тогда потребуем восстановления уволенных прогрессивных преподавателей. Пустяковый буфетный скандал вырос до масштабов уже политического конфликта. Деканат стал называть своих студентов экстремистами, оранжевыми революционерами. Декан на заседании ученого совета факультета сообщил, что «за накатом стоят политические силы прозападной ориентации», что студенты «отрабатывают технологию цветной революции для захвата власти», и почему-то призвал на помощь Союз православных граждан России. Каким образом студенты могут захватить власть, не имея пока еще дипломов о высшем образовании и ученых степеней, остается загадкой. Но то, что некоторые бунтари не получат дипломов, уже ясно: многих отчислили по причине академических задолженностей. А перевестись в другие вузы они не могут по причине несоответствующего оформления документов. Повторю, все началось с цены стакана чая, а закончилось высокой ценой, которую платят студенты, которых искусственно подтолкнули к бунту.

Выступления студентов кому-то выгодны – делают вывод преподаватели вузов, но, может быть, дело все же не в чьей-то выгоде, а в неумении администраций делать свое дело и слышать молодежь? Если ситуация не изменится, нас и в самом деле могут ожидать социальные потрясения, приводящие, как правило, потом и к политическим катаклизмам.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту