Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Композитор, умевший делать человека лучше. Исполнилось 100 лет со дня рождения Дмитрия Кабалевского

Учительская газета, №1 от 11 января 2005. Читать номер
Автор:

Ушедший год был отмечен одной важной памятной датой. 30 декабря исполнилось сто лет со дня рождения замечательного композитора и педагога Дмитрия Кабалевского. Его музыкальные произведения давно получили мировую известность, а выступления в защиту прав ребенка на получение полноценного художественного образования не потеряли своего значения и сегодня. Институт художественного образования РАО (директор Л.В. Школяр) подготовил и провел в декабре неделю памяти Кабалевского. В ее программу вошли концерты, творческие встречи, открытые уроки, Международная научная конференция. Был создан Музыкальный культурно-образовательный центр имени Кабалевского, его руководителем стала дочь композитора Мария Кабалевская.

Предложил создать такой центр ректор Московского городского педагогического университета, видный ученый и педагог Виктор Рябов, который в свое время в Самаре одним из первых воплощал идеи Кабалевского. Сегодня воспоминаниями о Кабалевском, мыслями о его вкладе в педагогику делятся люди, хорошо знавшие композитора.

Андрей ЭШПАЙ, композитор, лауреат Государственной премии:

– В каждом из нас живет великое произведение, которое мы никак не можем написать. Это свойство, совершенно необходимое для художника. Тогда вы можете двигаться. Льюис Кэрролл хорошо сказал: «Чтобы не стоять на месте, надо очень быстро бежать. Но чтобы двигаться вперед, нужно бежать в два раза быстрее». Кабалевский был из тех редких музыкантов, которые обладают широкой эрудицией. Общение с ним было удивительным. Он был очень тактичен, очень точен в своих замечаниях. Он мог сказать нужное. Знаете, когда человек «в материале» – два-три слова, – и работа дальше может идти сама… С ним было легко. Он был внимателен и многим помогал, делая это с удовольствием. Я рад, что мы его помним. Тот не умер, кто не забыт.

Мария КАБАЛЕВСКАЯ, дочь композитора:

– Мне сложно выделить какое-то одно яркое воспоминание, но детство для меня – это ощущение постоянной радости. Это можно назвать основной доминантой, хотя были, конечно, проблемы, неприятности. Радость и настроенность на что-то хорошее и положительное… Человек создает вокруг себя ту атмосферу, которую он сам себе хочет. Когда папа снимал трубку, всегда говорил только: «Да, да». Но у людей оставалось такое ощущение, что только их звонка он и ждал. Хотя так он отвечал всем. Еще мне говорили, что он может осадить человека в такой форме, что тот ему будет за это только благодарен. Таков был его стиль общения.

Людмила ШКОЛЯР, директор Института художественного образования:

– Кабалевским разработаны новые принципы общего музыкального образования, выводящие преподавание музыки из удушающих рамок педагогической схоластики. Его педагогическая концепция воспитания и развития детей искусством, его программа положили начало коренным изменениям в теории и практике преподавания музыки. В 1981 году «Учительская газета» писала о том, что необходимо всемерно содействовать внедрению системы Кабалевского в школы, что она разработана «с позиций высокой науки». Сейчас мы можем говорить, что у нас сложилась научная школа Кабалевского в педагогике искусства. Его идеи настолько «проросли» в художественную педагогику, что без их влияния не обходится ни одна новая программа. Нет ни одного современного автора, в программе которого так или иначе не были бы обозначены следующие позиции: в первую очередь тематическое построение программы, принципы преподавания искусства как искусства, воспитания музыкальной культуры как части всей духовной культуры, музыкальная грамотность как синоним музыкальной культуры в противовес музыкальной (или нотной) грамоте и другие. Казалось бы, такое широкое развитие идей Кабалевского должно было бы по меньшей мере заметно повлиять на эффективность преподавания музыки. Почему этого не происходит? Воплощение идей Кабалевского часто идет формально, вне той методологической платформы, которая реально заложена в его концепции и до сих пор не раскрыта в полной мере. В документах личного архива Кабалевского мне встретилась такая запись: «Всюду только П.Т.М. (песня, танец, марш), а все остальное исчезло, упрощение!» Он сам замечал, что его новаторские идеи, вырванные из концепции как целостной системы, не попадают в цель. И писал с горьким юмором: «Музыкальную педагогику пришлось во многом принципиально изменить. Теперь принципиально измененная музыкальная педагогика подгоняется под традиционную общую педагогику…» Необходимо вернуть его концепции общего музыкального образования первоначальный методологический смысл. Не надо с самого начала отделять музыку, жизнь, учителя, ученика, содержание музыки, ее формы друг от друга, чтобы затем все это искусственно соединить заново для достижения некой абстрактной целостности. Увы, сегодня именно этим занимается традиционная методика.

О Кабалевском много говорят как о просветителе. Но нужно помнить, что он очень многое сделал, будучи председателем совета по эстетическому воспитанию учащихся, созданного в 1969 году при Президиуме АПН СССР. Он сумел объединить многих видных деятелей педагогической, философской и искусствоведческой науки.

Всеволод ЗАДЕРАЦКИЙ, профессор Московской консерватории, искусствовед:

– Дмитрий Борисович – личность очень сложная, тонкая, высокая, многогранная. К сожалению, сейчас у нас не играют Кабалевского. Я имею в виду большие его сочинения – четвертую симфонию, замечательный цикл сонетов Шекспира, оперы «Кола Брюньон», «Семья Тараса», на которой я в свое время изучал оперную драматургию и которая была потрясающе поставлена в далеком западном Львове. Мы тогда восхитились изяществом мысли композитора, которая вела от сцены к сцене, соединяя их в неразрывное симфоническое единство. Но я считаю, что искусство не имеет прогресса. Здесь идет только накопление качества. Новое никогда не «пожирает» старое. Кабалевский внес свое качество в эту общую копилку искусства. Я уверен, что интерес к его творчеству возникнет вновь.

Кабалевский и композитор, и просветитель. Его программа для школ – это удивительное явление. Она неотразима, если ее воплощать талантливо, и сам Кабалевский это доказал на собственном примере. Я не забуду, когда на каком-то совещании Союза композиторов Дмитрий Борисович позвал меня: «Знаете, я всю жизнь писал музыку, в сущности, для немногих. Как бы она ни была проста, все равно элитарна, обращена к интеллектуальной элите, к тем, кто понимает тонкости и прелести искусства. Их очень немного… Теперь я решил сделать что-то для многих и создал школьную программу. Я прошу вас ее изучить и сделать доклад в ее защиту в Министерстве просвещения. Я уверен, она вам понравится». У него было свойство внушения, суггестии, направленной воли… Я все это сделал. Когда мы пришли в министерство, он предупредил: «Я выхлопотал для вас полчаса». Полчаса на коллегии Министерства просвещения! Невероятное время! Понимая, что эти полчаса не должны быть пустословием, я говорил очень лаконично, стараясь не упустить ни одного из пунктов программы. И тогда я осмелился покритиковать его «трех китов», я сказал, что их маловато, тем более что танец и марш как бы соединены в один пластический комплекс… Там стоял инструмент, я сел и сыграл тему финала из Седьмой сонаты Бетховена. Что это? Тут есть и танец, и марш, и песня, но все соединено вместе, как рассказ, это наррацио, повествование, декламация. Вот это еще важный «кит». Он согласился: «Да, но поздновато». Тем не менее его программа очень хороша на первом этапе восприятия искусства, и Кабалевский был по-своему прав, потому что явление декламации – это очень сложный вопрос.

Жанна ДОЗОРЦЕВА, заслуженный деятель искусств Российской Федерации:

– У Кабалевского была удивительная особенность общаться так, что человек ощущал себя с ним на равных. Он был интеллигент в самом высоком смысле этого слова. Он мог соглашаться и не соглашаться – но как он это делал! Не как мэтр со студенткой или коллегой, которые только-только начинают, а как человек, который давал тебе возможность самостоятельно мыслить. Перед каждым выступлением на «Музыкальных вечерах» я должна была с ним обсудить концепцию, и он говорил, если был не согласен, осторожно, деликатно: «А вам не кажется, что…» Он был поразительно живым, обаятельным и непосредственным. У меня, например, жуткий почерк, хуже на свете нет. Помню, как он рассказывал мне, как читал мое письмо. «Дорогая Жанночка, я никак не пойму, как у такой прекрасной женщины может быть подобный почерк. Почерк, который мне напоминает птицу, которую я люблю видеть на столе (имеется в виду курица). Поэтому я вас очень прошу, если, конечно, вам не трудно, печатайте свои письма на машинке». Он умел видеть в каждом человеке то, о чем этот человек, может быть, даже и не подозревал. Он окрылял его. Делал лучше. И этот человек тогда невольно подтягивался к тому, что хотел в нем видеть Кабалевский. Дети в нем видели друга – большого, живого, любящего. Это его идея – преподавать музыку, обязательно затрагивая смежные виды искусства, потому что ни один вид искусства не развивается самостоятельно. А какие уроки музыки он проводил по телевидению! И что мы имеем сегодня? «Фабрику звезд»? Ту попсу, что заполнила весь эфир? Я постоянно ощущаю, как не хватает сейчас Кабалевского.

Цитата

«Почему гениальное бесконечно живет?

Почему модное быстро исчезает?

Чем больше их исполняют, тем скорее доходят «до дна», и они надоедают.

Повторные слушания нужны тогда, когда дно глубоко и с каждым разом становится глубже наше восприятие. Чем гениальнее музыка, тем глубже дно (практически неисчерпаемо) – поэтому вечно; чем беднее музыка – тем скорее приедается и исчезает (однодневки). ОКЕАН и лужи.

Боятся океана, а в лужах плещутся охотно – безопасно и весело…»

Дмитрий КАБАЛЕВСКИЙ

Из архива композитора


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту