search
Топ 10

Колонка ведущего

Что такое классное руководство? Уверена, у каждого найдется свое определение. Для кого-то это малооплачиваемая дополнительная нагрузка. Суета и бесконечные отчеты. А для кого-то – способ существования в школе. Я убеждена, что именно общение с ребятами, их доверие и любовь, их потребность в общении с умным, добрым и понимающим человеком держат в школе учителя.

Каким должен быть настоящий классный руководитель? Об этом много сказано и написано. Для администрации школы хорош тот классный, у которого налажены в классе дисциплина и успеваемость, в срок заполнен журнал и проверены дневники. Для большинства родителей – это тот, кто полностью берет на себя заботу о досуге и воспитании их детей. Для нянечек – тот, чей класс после уроков быстро уходит домой и тщательно убирает кабинет. А для детей, наверное, самое главное в нем – справедливость и доверие, требовательность и доброта, готовность защитить свой класс от несправедливых обвинений.

Одна моя подруга никогда не считала себя хорошим классным руководителем. Ее допекали вечные придирки к классу (очень сложному, неспокойному и запущенному), выводили из себя бесконечные ведомости, отчеты, характеристики… Но самое страшное – на ее ребятах срывались учителя, не любившие ее. Бороться с этим невозможно. Наверное, самый страшный порок женского педагогического коллектива – стремление сводить счеты не с учителем, а с его учениками. Я сама неоднократно оказывалась в такой ситуации. Руки опускаются, когда понимаешь, что ребята страдают, а ты ничего не можешь сделать. Подруга нашла выход – она ушла из школы, чтобы ее девятиклассники могли нормально сдать экзамены. Ребята восприняли это как предательство. Она смотрела им в глаза и навсегда прощалась со школой. А ведь была очень хорошим учителем. Ребята ее любили, тянулись к ней. Жаль, что такие уходят. Обидно, что система их выталкивает. Из всего моего курса, мечтавшего о школе, любившего свою работу, в школе остался только один человек. И для всех уход был выстрадан и очень труден, потому что уходили не просто из школы, уходили от своих ребят.

Нам часто кажется, что мы в жизни наших учеников – лишь эпизод. Это не так. В доказательство расскажу одну историю. Моя ученица поступала в театральный институт. Ее принимали сразу два очень престижных вуза: Щукинское училище и Российская академия театрального искусства (бывший ГИТИС). Надо было выбрать, куда идти. Тогда решающим стало, кто педагог, руководитель курса. Она выбрала уникального педагога Владимира Наумовича ЛЕВЕРТОВА. Полтора года радости и восторга, влюбленности и бесконечной веры. И вдруг все кончилось. Владимир Наумович умер. Институт дал курсу нового руководителя – Владимира МОРОЗОВА, художественного руководителя Театра Российской Армии. Я не хочу анализировать, что он дал ребятам в профессиональном плане. Меня шокировали его равнодушие и безразличие как руководителя курса. Его не интересовали эти люди, не волновала их судьба, не беспокоило будущее. Он просто отсутствовал. Ребята долго переживали, вспоминали Левертова, понимая, что встреча с ним была, возможно, самой главной в их жизни. Я слушала всхлипы своей Наташи и думала, хорошо бы, в педагогике существовала своеобразная клятва Гиппократа, не дающая права на равнодушие. Может, это была бы клятва Корчака. А что, давайте попробуем вместе ее придумать! И тогда, заканчивая педагогические институты, вместе с дипломом будущие учителя и воспитатели будут получать еще и чувство ответственности за тех, чьи жизни им доверены.

Ирина ГРИГОРЬЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте