search
Топ 10

Книга утешения и эскапизма

Культура нового мира не терпит двойных смыслов

Писать рецензию на книгу, авторство которой принадлежит в том числе супруге великого кинокритика Сергея Добротворского, задача не из легких. Непременно задумываешься о состоятельности своих претензий, о легитимности оценок, о правильности дифирамбов и восхищений. Кажется, будто бы жена легенды кинокритики неприкасаема в смысле критических отзывов на нее. Но реальность иная.

«Мужчина апреля» написан авторским дуэтом Карины Добротворской и Юлии Яковлевой. Авторы и ранее имели опыт написания книг. Однако это их первая совместная попытка для издательства Inspiria. Итогом данного тандема стало создание феминистского детектива-антиутопии. Как если бы работы идеолога феминизма на русской почве Коллонтай возымели в себе капельку иронии и визионерства. Потому что «Мужчина апреля» в первую очередь про прогнозируемое будущее. И тем более это интересно, поскольку мир сейчас не планируем. Ввиду этого непременно хочется чего-то устойчивого, хотя бы и на материале трехсотстраничной выдумки, которая во многом является продолжением силовых линий дня сегодняшнего.

Сюжет «Мужчины апреля» основан на триумфе идей левого лагеря. Тут мужчинам можно носить платья, никто их не обвинит в непозволительной роскоши, не усомнится в ориентации. Женщинам можно не следить за обилием волос на своем теле. Здесь искусственное зачатие – вариант нормы, практически ни у кого не вызывающий вопросов. Рай на Земле, скажем.

Однако не все так лучезарно в прекраснодушном мире будущего. Действие происходит в Москве, но на несколько поколений позже от нас сегодняшних. Здесь все сдвинулось в пользу матриархата. А когда было иначе, спросите вы, напомнив мне о возможности работать гражданкам уже во времена Ленина или о первом женском феминистском альманахе, выходившем в Ленинграде в 1979 году.

Авторы уверяют, что мир был настроен против них, и совсем недавно. Новый же мир старых ошибок не повторит. Он построен от обратного после «Большого Поворота». Так в тексте называется определенный кризис идей прошлого, после которого мы видим все происходящее в романе. Женщины теперь и управленцы, и сами образуют семьи, поскольку мужская часть поражена ужасным вирусом FHV. Здесь трудно не увидеть отсылку к ВИЧ, а может, даже и вдохновленность коронавирусом, ведь известно, что ВИЧ в основном закреплен в сознании за гомосексуальным сообществом, а коронавирус – за взрослыми людьми. Такая селекция определенной категории людей. Из-за данного вируса нужна постоянная дезинфекция, и приходится носить специальные костюмы, защищающие мужчин от себя же. В этом мире парням уготована роль сексуальных игрушек либо учителей. То, что раньше конвенционально и традиционно виделось женским.

Главная героиня Ариадна занята расследованием пропажи кролика – это ее государственная обязанность. Она работает в отделе биологической безопасности, которая занимается расследованием пропажи животных, как в нашем мире ищут людей. Вокруг этого и выстроен сюжет. Интрига и интерес к тексту держатся во многом на детективной составляющей.

Помимо этого показаны взаимоотношения главной героини с сожительницей, у них должен родиться мальчик. Параллельные матери, но уже не Альмодовара. За такое государство особенно доплачивает. Потому что риски (заболеть FHV).

Новый мир в романе выведен довольно кропотливо, есть в нем и просветительский месседж. Людей, места и заведения здесь называют в честь великих женщин из прошлого. В честь Арины Родионовны, античных богинь и даже Греты Тумберг, упоминается имя советского композитора-женщины. Это довольно симпатичный реверанс, пытающийся исправить несправедливое неравенство. И пускай для кого-то они будут важными фигурами и путеводными звездами. Восстанавливается историческая несправедливость за счет таких персональных иерархий.

Помимо этого Добротворская не удержалась от изображения журнала Vogue, где была большой начальницей. Карина берет в будущее любимый журнал, с которым решила проститься после долгих лет сотрудничества, из благодарности или из веры в моду в мире, где этого явления как такового нет. В прогнозированном и додуманном Vogue демонстрируют одежду для беременных, а его подписчицы получают ежемесячно версию журнала, где они в роли моделей.

Культура нового мира не терпит лишних или двойных смыслов. Это обозначает, что для воссозданного дамами будущего ценность художественной литературы сомнительна. Куда большую пользу можно извлечь из инструкций или новостной сводки. Но почему-то авторы выбирают такую неактуальную для будущего форму, как художественный текст, чтобы рассказать свою историю. То, что сами же считают архаикой.

При этом роман написан живо. Дробные, небольшие предложения, напоминающие механику сценарной работы. Так, как в нашем мире действительно общаются. Царапало глаз нарочитое употребление слова «лэптоп». Но это простительно, если вспомнить, что одна из писательниц покидала Россию и с 2013 года проживала в Париже. За это время язык успел несколько омолодиться.

Неловко изображены сцены влюбленности, они кажутся списанными из бульварных романов. Но и это не становится какой-то большой, серьезной литературой, хотя и издано в толстом переплете.

Добротворская и Яковлева взяли на себя посильную задачу: написать читаемое с понятными гендерными посылами. То, что сейчас популярно. И то, во что верят сами пишущие. Что исповедую, то и проповедую, как говорится. Написанное человеческого эскапизма ради, нам всем он сейчас крайне нужен.

Юлия Яковлева, Карина Добротворская. Мужчина апреля. – М. : Inspiria, 2021. – 288 с.

 

Гора ОРЛОВ

 

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте