search
main
Топ 10
Откуда берется лень у подростков и что с ней делать Этот день настал: 7 декабря одиннадцатиклассники пишут итоговое сочинение Минобрнауки: отсрочкой от армии можно воспользоваться только один раз Педагогические династии были представлены на межрегиональном конкурсе Учителя Ульяновской области станут зарабатывать больше Глава Роспотребнадзора объяснила, когда школьников могут отправить на дистант Повышение зарплат учителей, обязательная школьная форма, итоговое сочинение — новости образования Рособрнадзор: будет сформирована новая система показателей для оценки качества образования Перенос итогового сочинения, школа без контрольных работ, финалы ВСоШ - главные новости образования Очередной Всероссийский открытый урок будет посвящен Героям Отечества Студентам белгородских колледжей на время дистанта будут выдавать сухпайки В первом чтении принят закон, позволяющий переводить школы с муниципального уровня на региональный Глава РАО озвучила причины высокой учебной нагрузки в школах Педагогов приглашают поучаствовать в марафоне «Как внести творческий воспитательный компонент в школьный урок» В подмосковных школах стартовала неделя функциональной грамотности Игрушки — дело серьезное: дискуссия экспертов в сфере образования и промышленности игр и игрушек В школьных учебниках могут появиться разделы о выдающихся российских ученых В Подмосковье упростили регистрацию на ОГЭ и ЕГЭ В Москве состоится Всероссийский педагогический конгресс «Подготовка учителя будущего поколения» Двум архангельским школам могут присвоить имена русского ученого и поэта
0

Клуб ценителей русского языка

Известно, что в русском литературном языке сосуществуют звуковые закономерности двух типов. Одни из них разрешают только одну форму произношения (так, например, слова «друг» или «вода» по современной норме можно произнести только как [друк] или [вада]). Другие допускают возможность вариантного произношения (можно сказать [д’]ве или [д]ве, п[а]эт или п[о]эт, телегра[мм]а или телегра[м]а).

На конкурс принимается заявка, отправленная по почте не позднее 31 марта 2009 года. Вместе с работой в заявке должен быть купон на подписку «Учительской газеты» на 2009 год и контакты (адрес, телефон, электронная почта). Наш адрес: 107045, Москва, Ананьевский переулок, 4/2, стр. 1, редакция «Учительской газеты» (с пометкой: «. Cловарь – помощник педагога»).

В современной лингвистике давно признано, что вариантность – не уродство и не «исключение из правил», а обычная для языковой системы форма существования. Но психологически многим людям хочется, чтобы им был рекомендован в качестве правильного один вариант произношения, у них вызывает раздражение признание нескольких вариантов нормы. Как это можно – и твОрог, и творОг, а как лучше? Откуда берутся параллельно существующие варианты произношения? Возможно, ответ на этот вопрос позволит нам выработать более лояльное отношение к вариантности.

В любом языке можно зафиксировать сосуществование, как минимум, двух произносительных систем, так называемые «старшую» и «младшую» нормы. Звучащая речь постоянно изменяется, появляются новые варианты произношения, устаревшие уходят из языка, но на определенном этапе обе нормы сосуществуют, конкурируют между собой. Фонетические «отцы» произносят [з’]верь, е[с’]ли, «дети» – [з]верь, е[с]ли; «отцы» – порядо[ш]ный, було[ш]ная, «дети» – порядо[ч’]ный, було[ч’]ная; старшее поколение – це[р’]ковь, младшее – це[р]ковь; старшее – жё[ск’]ий, неве[ск]а, младшее – жё[стк’]ий, неве[стк]а; «отцы» – дро[ж’ж’]и, до[ш’ш’] «дети» – дро[жж]и, до[шт’]; в «старшей» норме – бою[с], в «младшей» – бою[с’]. То же самое происходит и с постановкой ударения в слове: во многих случаях изменение места ударения, воспринимаемое вначале как ошибка, на самом деле является проявлением нарождающейся в системе языка новой тенденции. Например, в бесприставочных невозвратных глаголах прошедшего времени в речи носителей «старшей» нормы по-разному ставится ударение в формах женского рода, с одной стороны, и среднего рода и множественного числа, с другой: бралА, но брАло, брАли; гналА, но гнАло, гнАли. В речи же фонетических «детей» стало очень частотным ударение на окончании в форме среднего рода – бралО, гналО. Это изменение не случайно, возникает новое противопоставление в месте ударения форм единственного числа формам множественного числа, в то время как в «старшей» норме противопоставлялась форма женского рода всем остальным. Нельзя не отметить, что звучащая речь «детей» часто вызывает раздражение «отцов». Молодое поколение и одевается не так, как старшее, и музыкальные пристрастия у него другие, а уж про речь и говорить не приходится. Мы постоянно слышим и читаем о том, что молодежь портит русский язык, что умирает традиционная культура русской звучащей речи. Между тем постоянная смена «старшего» произношения «младшим» – это естественный путь развития языка.

Интересно, что выбор «старшей» или «младшей» системы произношения не всегда связан с возрастом человека. Конечно, в большинстве случаев молодое поколение использует новые нормы, старшее тяготеет к более традиционным, но это необязательно. Принято считать, что смена языкового поколения – двадцать пять лет, то есть в среднем каждые четверть века обновляется произносительный стандарт. В связи с этим можно говорить о появлении помимо фонетических «отцов» и «детей» еще и фонетических «внуков». Параллельно могут существовать три варианта нормы, принадлежащих «старшей», «средней» и «младшей» системам, например, вполне нормативными в настоящее время признаются произношения интеллиге[н’т’]нее, интеллиге[нт’]нее и интеллиге[нт]нее.

Вариант «младшей» нормы при своем возникновении, вариант «старшей» нормы при своем уходе из литературного языка могут восприниматься как нарушения нормы. Так, появилась новая особенность произношения согласных: бе[с]шумный или ра[с]чертить вместо бе[ш]шумный, ра[ш’]чертить. На данный момент такие произношения признаются неправильными, но, судя по всему, через какое-то время они могут приобрести нормативный статус, поскольку их появление не случайно, а отвечает внутриязыковым закономерностям.

Итак, основным источником орфоэпической вариантности является естественное развитие звуковой системы языка, постепенная смена одних произносительных закономерностей другими. Но существуют и другие причины появления орфоэпических вариантов. Например, это наличие территориальных разновидностей литературного произношения. Известно, что в течение нескольких веков параллельно существовала произносительная норма Москвы и Санкт-Петербурга: так, где в Москве говорили и[ш:’]у, се[м’], нена[сн]ый, ску[ш]но, в Петербурге – и[ш’ч’]у, се[м], нена[стн]ый, ску[ч’]но. В последние десятилетия различия в звучащей речи между двумя культурными центрами сгладились из-за сильного влияния телевидения и радио. Очень частым стало произношение числительных «семь», «восемь» с твердым согласным на конце перед следующим словом, начинающимся с твердого согласного. В телевизионном прогнозе погоды частотно произношение: се[м] градусов, двадцать восе[м] градусов. Нельзя исключить, что это влияние петербургского произношения на общелитературную норму.

Другим источником появления вариантов произношения является наличие «женской» и «мужской» звучащей речи. Особо сильны подобные различия в интонационном оформлении речи, но и на уровне звуков фиксируются варианты, характерные для разных полов. Например, мужчины удлиняют в своей речи согласные, а женщина – гласные (то есть мужчины в эмоциональной речи скорее скажут «тос-с-с-ка», а женщины – «тоска-а-а»).

Еще одной причиной сосуществования вариантов произношения является наличие разных произносительных стилей, выбор которых определяется ситуацией, в которой порождается речь, в первую очередь публичным или частным характером коммуникации и отношениями между говорящими. Так, в одних случаях слово «здравствуйте» будет произнесено в своем полном виде – [здравствуйт’и], в других – в несколько деформированных формах, сжатых, причем в разной степени – от [здрас’т’и] до неразборчивого [здр]. В живой неофициальной речи мы предпочтем сокращенный вариант этого частотного слова. Итак, мы видим, что на произносительном уровне языка конкурирует большое число вариантов, характерных для разных хронологических, территориальных, стилистических систем, а также для мужской и женской речи. Существуют и другие, более частные причины появления орфоэпических вариантов.

Следует ли из этого, что все разнообразие произносительных вариантов, встречающихся в живой речи, равнодопустимо в речи образованных людей? Разумеется, нет. И здесь нам на помощь должен прийти орфоэпический словарь, в котором варианты произношения будут оценены с нормативной точки зрения. Во-первых, словарь указывает, правильно или нет то или иное произношение в литературном языке (портфЕль – правильно, пОртфель – нет, тури[з]м – норма, тури[з’]м – ее нарушение). Во-вторых, словарь должен установить взаимоотношения между допустимыми нормативными вариантами. Иногда оба варианта в одно время функционируют равноправно, например, [йи]вропейский и [и]вропейский, во[зз]риться и во[з]риться. Варианты могут по-разному оцениваться с точки зрения временной шкалы и частотности. Два в одинаковой степени современных варианта могут различаться степенью частотности, скажем, [и]пический и реже [э]пический. Могут сосуществовать варианты современный и устаревший, причем уходящее из языковой системы произношение может быть далеким от нас в разной степени, например, современное и[з]вестный и ли[к]видатор и устаревшее и[з’]вестный и ли[к’]видатор. Но эти устаревшие произношения архаичны в разной степени, первое встречается как вариант «старшей» нормы достаточно часто, второе, хоть и встречается, но намного реже, и является верным кандидатом на «выталкивание» из системы языка. Во многих случаях словарь фиксирует современный вариант и новый, недавно появившийся, например, во[з’]ле и допустимо младшее во[з]ле.

Михаил Панов писал: «В 30-60-е годы господствовало такое отношение к литературному языку: норма – это запрет. Норма категорически отделяет пригодное от недопустимого». Теперь отношение к правильности речи изменилось: «Норма – это выбор. Она советует взять из языка наиболее пригодное в данном контексте».

Мария КАЛЕНЧУК, доктор филологических наук, заместитель директора Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН

Конкурс

«Учительская газета» совместно с издательством «АСТ-ПРЕСС» объявляет конкурс «Cловарь – помощник педагога»

Цель конкурса – выявить неординарные методические разработки уроков учителей русского языка и литературы, в которых используются словари.

Участниками конкурса могут стать учителя Российской Федерации.

На конкурс принимается заявка, отправленная по почте не позднее 31 марта 2009 года. Вместе с работой в заявке должен быть купон на подписку «Учительской газеты» на 2009 год и контакты (адрес, телефон, электронная почта). Наш адрес: 107045, Москва, Ананьевский переулок, 4/2, стр. 1, редакция «Учительской газеты» (с пометкой: «Конкурс. Cловарь – помощник педагога»).

Авторитетное жюри отберет 10 лучших разработок, которые будут опубликованы в «Учительской газете». Победители – авторы этих работ будут приглашены в Москву для прохождения бесплатного недельного обучения на базе АПКиППРО, по окончании которого они получат сертификаты о повышении квалификации.

Во время обучения пройдет финальный этап конкурса. Победитель будет премирован словарями и справочниками для комплектации личного кабинета. Все финалисты получат поощрительные призы.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте