Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

КИМы спустились с гор

УГ - Москва, №23 от 4 июня 2013. Читать номер
Автор:

27 мая 2013 года состоялся ЕГЭ по русскому языку. На него в России было принято свыше 860 тысяч заявок, из них выпускников текущего года – около 750 тысяч. На ЕГЭ было аккредитовано более 20 тысяч общественных наблюдателей, действовало около 7 тысяч пунктов приема экзаменов (ППЭ), в которых работало свыше 210 тысяч организаторов.

В ​целом во всех регионах экзамен прошел в штатном режиме, без технологических сбоев, замечаний по содержанию контрольных измерительных материалов (КИМ) пока не было. Но в этот же день в СМИ появилась информация о выложенных в Сети в ходе проведения ЕГЭ по русскому языку заданиях контрольных измерительных материалов. В связи с этим Рособрнадзор высказал свое мнение:«Тема размещения заданий КИМ в сети Интернет всякий раз возникает в период проведения ЕГЭ. Это во многом связано с такими факторами, как опережающее развитие информационных технологий, недоработки организационного плана в части полномочий субъектов Российской Федерации, а также «правовой нигилизм» отдельных организаторов и участников ЕГЭ. Специалисты группы мониторинга Интернета, которая работает не первый год, обращают внимание, что и на этот раз, несмотря на все призывы не использовать во время экзаменов мобильные телефоны, через некоторое время после начала экзамена на Дальнем Востоке были зафиксированы единичные случаи появления КИМ ЕГЭ для этой территории (впоследствии многократно перепечатанных), что говорит о несоблюдении со стороны организаторов и участников правил и процедур ЕГЭ. Информация обо всех случаях оперативно передана в региональные государственные экзаменационные комиссии, которые проводят соответствующие проверки по каждому факту, по отношению к нарушителям будут приняты соответствующие меры административного воздействия.Рособрнадзор обращает внимание выпускников на необходимость соблюдения правил, согласно которым нельзя иметь при себе и пользоваться мобильными телефонами или другими средствами беспроводной связи. Технологические возможности позволяют идентифицировать нарушителей. Несоблюдение правил может иметь серьезные правовые последствия. Что касается фактов появления в Интернете мошеннических предложений по продаже якобы имеющихся ответов на задания ЕГЭ еще до экзамена, Рособрнадзор в очередной раз предупреждает, что эта информация – обман, и призывает воздержаться от пользования ею. Рособрнадзор констатирует, что сложившаяся ситуация показывает имеющиеся пробелы в организации и качестве проведения ЕГЭ в отдельных субъектах Российской Федерации. Для сохранения ситуации в рамках стабильного штатного режима необходимо повышать уровень ответственности организаторов ЕГЭ и других должностных лиц в регионах, а также усилить эффективность независимого института общественного наблюдения». Тема распространения КИМов в сети Интернет стала предметом дискуссии на заседании Общественного совета Министерства образования и науки РФ. Члены Общественного совета отметили, что в этом году КИМы по русскому языку стали появляться раньше – за несколько дней до экзамена и более массированно. Этот факт зафиксировал, как и два года назад, учитель математики из Санкт-Петербурга Дмитрий Гущин, сообщивший к тому же, что выложенные варианты продавали в Санкт-Петербурге по две тысячи рублей целым классам и есть выпускники, которые могут это подтвердить. В Сети появились с паролями 30 вариантов КИМов по русскому языку (набрав пароль «Минобр отдыхает», каждый мог получить варианты). Когда член Общественного совета Сергей Волков посмотрел эти варианты, он понял, что эти варианты не фальшивые, а настоящие, что подтвердила и проверка. Сегодня в Интернете есть сайт, на котором можно зарегистрироваться и получить все решения и реальные варианты КИМов. Конечно, у Волкова и его коллег-педагогов возник вопрос о том, каким образом эти варианты могли появиться в Сети и что делать дальше. Даже если эти варианты не были снабжены ответами или были снабжены неправильными ответами, они давали преференции тем, кто мог за сутки прочитать 30 текстов, по поводу которых надо написать сочинение, в спокойной обстановке с репетиторами или без подобрать аргументы, серьезно проработать эти темы. Даже все это дает возможность получить преференции тем, кто имеет эти варианты.Мнение по поводуДмитрий ЛИВАНОВ, министр образования и науки РФ:- 26 мая 2013 года в одной из групп ВКонтакте был зафиксирован факт публикации материалов ЕГЭ по русскому языку. Мы установили, что эти варианты действительно официальные и предназначены для проведения экзамена в основной день 27 мая 2013 года. В течение двух часов в Сети появлялись еще аналогичные материалы, и всего было опубликовано порядка 30 вариантов (всего в ЕГЭ используют 120 вариантов). В течение двух часов были заблокированы 72 сообщества в разных социальных сетях, в том числе ВКонтакте, но материалы все равно разошлись. Выяснилось, что все они, без исключения, – те варианты, которые применяют в так называемых труднодоступных отдаленных местностях. У нас есть примерно 600 пунктов приема ЕГЭ, которые располагаются в таких местностях, куда невозможно привезти эти материалы в день экзамена и можно доставить только на вертолете. Поэтому материалы в такие местности доставляют заранее, за определенное время до экзамена организаторы получают код, с помощью которого открывают диск и сами распечатывают варианты. Таких пунктов приема ЕГЭ примерно 8 процентов от общего числа, там сдают экзамены всего 3 процента школьников. Обычно строится другая схема, но все эти материалы, которые были опубликованы в Сети, взяты там. В некоторых пунктах сдачи ЕГЭ в труднодоступных местностях организаторы, распечатав варианты, отправили их по электронной почте или по факсу, в результате они попали в Сеть. В Сети были опубликованы и варианты решения заданий ЕГЭ, проведенный анализ этих вариантов показал, что участник ЕГЭ мог набрать от 25 до 41 балла. В целом по результатам предыдущих лет 90 процентов искажения объективных результатов связаны с нарушениями на пунктах приема, 10 процентов – с тем, что публикуют в сети Интернет. К сожалению, так как варианты были распечатаны на принтере, пока не удается идентифицировать конкретный муниципалитет, в котором это было сделано, потому что обычная технология, которая используется для оставшихся 92 процентов пунктов сдачи ЕГЭ, основана на доставке в каждый пункт бумажных вариантов заданий, и каждый лист поддается идентификации. В отдаленных территориях этого сделать нельзя, там распечатка заданий идет на обычной бумаге, а не на бланках. Сейчас уроки из этой истории извлечены, ЕГЭ по математике пройдет уже по другому регламенту, который изменит эту схему, были выработаны конкретные решения, чтобы не дать возможность продолжать свою деятельность тем, кто занимается распространением вариантов ЕГЭ в сетях. Кроме того, подготовлено заявление в правоохранительные органы.Сергей ВОЛКОВ, учитель литературы Центра образования №57, член  Общественной палаты РФ, член Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ: – Два месяца мы готовили обращение Общественного совета в поддержку министра и министерства. Почему мы это делали? Потому  что стали свидетелями того, как Министерство образования и науки РФ подвергалось критике на всех уровнях как ни одно другое министерство, со всех сторон, в том числе с использованием административного ресурса. Рейтинг нашего министра так низок, как только можно себе представить. Временами создавалось впечатление, что если этого министра не отправят в отставку, то рухнет все, притом что многие из нас интуитивно понимают, что за прошедший год работа Министерства образования  и науки РФ идет более конструктивно, чем при предшествующих двух министрах.  Откуда рождается это субъективное ощущение и этот вал критики, отчасти действительно дикой? Мне кажется, главный минус работы министерства за минувший год  – то, что оно не сочло нужным объяснить обществу, в котором многие поддерживают то, что оно делает,  разъяснить свою деятельность, свою позицию, просто объяснить, что происходит, хотя бы  внятному пулу журналистов, с которым  министру нужно работать. Искажение информации, недостатки объяснения рождают большую часть этой критики и лишают  министерство того ресурса в обществе, которого оно заслуживает своими шагами. Министерство образования и науки РФ первым  создало свой Общественный совет. Я недавно был на заседании в Общественной палате и слушал выступление человека о проблемах Севера, Арктики, который сказал, что год пытается добиться от Министерства регионального развития, чтобы то создало свой Общественный совет. Я подумал: здорово, у нас уже год работает Общественный совет при Минобрнауки РФ, но мы даже не обозначили это как заслугу нового министерства и министра, мы воспринимаем это как само собой разумеющееся. Давайте скажем внятно: министерство открыло двери для общественного обсуждения многих проблем, те, кто работает с министерством не только публично, это знают. Например, я вхожу в комиссию по разработке нового порядка всероссийских олимпиад. (Что творилось с всероссийскими предметными олимпиадами, какие там были команды, которые сидели по семнадцать лет несменяемо, какие там были сложности и проблемы!) Новый порядок обсуждается настолько открыто, мощно,  гласно, подробно, с нелицеприятными мнениями, но очень продуктивно. Это маленький фронт работ, но то, как тут работает Министерство образования и науки РФ, показывает, что  оно готово к открытому решению и проблем, возникающих ситуативно, и  кардинальных проблем. Когда произошел инцидент с ЕГЭ по русскому языку, мы целый день переписывались с министром, в частности, выясняли, как могли попасть варианты в Интернет, уже принято решение о внесении изменений в ЕГЭ по математике. Есть представление о том, по какому каналу произошла утечка информации, о том, что нужно сделать, чтобы дальше этого не происходило. Министерство реагирует не только на мои, но и на  другие запросы, это не значит, что мы открываем ногой дверь в кабинет министра, но нас слышат. Я не помню такого случая, чтобы министр в переписке через   электронную почту не ответил на любой запрос, который посылается. Где, в каком министерстве такое есть еще? Почему никто не рассказывает об этом людям?  Давайте по-честному скажем, что мониторинг вузов, который вызвал такую реакцию и такое отторжение, крики по поводу слома нашей системы высшего образования, – это попытка начать действовать. Когда мы что-то лечим, санируем, отрезаем,  это всегда трудно, больно, но не начинать это – обманывать самих себя. Ну пусть  гниет дальше, зато никакой хирург не возьмет в руки скальпель  и не приблизится к больному. Что касается диссертаций, то мы поддерживаем разоблачение фальшивых диссертаций, которое вызывает критику только в Госдуме РФ, потому что я встречаюсь с учителями,  и  они одобряют то, что делает министерство, любой нормальный человек понимает, что честное лучше бесчестного.  Но свои радостные крики по этому поводу учителя до министерства не доносят.  Я не понимаю, если министерство продолжает разоблачать фальшивые диссертации, то почему Общественный совет не выражает свою поддержку этого? Если кого-то разоблачили не так, то нужно разбираться, но шагами, сделанными за один-единственный год, министерство демонстрирует свою открытость к диалогу, к обсуждению. Да, какие-то чудовищные вещи возникают, но ведь эти чудовищные вещи в образовании копились очень долго и  не всегда растут  из министерства. Возникает вопрос: министерство, которое видит в регионе нечто, происходящее недолжным образом, может влиять на региональную политику? Этот вопрос тоже надо ставить. Но не все то, что происходит в образовании в конкретной точке,  зависит от Министерства образования и науки РФ. Когда нам рассказывают, что министерство плохое, мы знаем, что в ведомстве работают 800 человек. Все это люди разные, участки работы у них разные, у них разная степень ответственности. Могу сказать, что Министерство образования и науки РФ такая же фикция, как народ. Мы знаем конкретных людей, которые делают конкретные вещи, и я хочу обратить внимание и Общественного совета, и педагогического сообщества на то, что есть по крайней мере пять положительных пунктов в работе министерства, которых раньше не было. А министерству из этого нужно сделать один вывод: надо работать с общественным мнением, делать пиар – нормальный, деятельный ход работы с журналистами и обществом.  Отсутствие такой работы – главный минус в работе министерства. Эти завалы нужно расчищать. Поэтому появилось наше обращение, в котором мы поддерживаем Министерство образования и науки РФ со всеми оговорками, с тем, что мы видим его непрофессиональные, половинчатые шаги, обращение, которое нужно принять.Виктор ЛОШАК,  член Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ:- Все наши дискуссии всегда заканчиваются критикой телевидения. В предложенном обращении Общественного совета  я считаю правильным призыв к СМИ внимательно  прислушиваться к доводам всех сторон, но против того, чтобы говорить о каких-то заказных кампаниях. Какие заказные кампании? Кто эти кампании заказывает?  В целом обращение – тот случай, когда в подписях под ним могут объединиться эксперты, представители общества. Почему считается, что только Госдума РФ выражает общественное мнение? Мы, Общественный совет, тоже выражаем общественное мнение. В наших интересах сделать это обращение максимально услышанным обществом.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту