search
main
Топ 10
Учителя Ульяновской области отметили избыточность конкурсов и тотальную отчетность Абсолютным победителем конкурса педагогического мастерства стал учитель из Северной Осетии Власти Владивостока продлили свободное посещение школ из-за снежного циклона Как повысить зарплату учителя: что думают педагоги о предложениях депутатов Какие олимпиады могут помочь при поступлении в вуз в 2023 году Литература для итогового сочинения, рекомендации для подготовки – советы от «Учителя года» День придумывания новых слов, который отмечают 28 ноября, имеет глубокие корни Поступление в колледж: какие правила будут действовать в 2023 году 70% школьников боятся писать итоговое сочинение из-за нововведений Непогода во Владивостоке сделала посещение школ свободным Минобрнауки Калужской области: в регионе апробация ФГИС «Моя школа» прошла успешно В Москве в выходные пройдет бесплатная выставка «Навигатор поступления» Шесть золотых медалей и четыре серебряных привезли российские школьники с олимпиады по физике в Минске Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина Единые программы по истории подготовят для российских школьников В школьных уроках появятся видеоматериалы Подготовкой учителей финграмотности займется Министерство финансов В Челябинске отменили уроки в школах Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции Все ВПР не планируют переводить в компьютерный формат
0

Каждый из нас может изменить мир к лучшему. Бернард ВЕРБЕР

Как истинный француз, он с упоением говорит о любви. И о нелюбви тоже. «Я не люблю неоновый свет, дождь, – признается один из самых известных писателей современности Бернард ВЕРБЕР. – Но зато я люблю ветер и солнце. Люблю людей, которые думают не так, как я. Люблю людей, которых не знаю и не понимаю, потому что они – загадка. Люблю смелых людей, которые умеют рисковать… Еще люблю кофе с кусочком торта. Одновременно! Во Франции это осуществить довольно сложно. У нас сначала подается десерт и только потом – кофе. И это неправильно». А еще, по его словам, он любит общаться с новым поколением, с новой генерацией людей, которые обладают новым мышлением, у которых новые цели. Особенно в России. Потому что Россия сейчас переживает эпоху ренессанса.

На сегодня Бернард Вербер – это любимец молодежи, человек, создающий легенды и переосмысливающий мироздание. Во Франции пьеса по книге «Наши друзья человеки» била рекорды посещаемости несколько сезонов подряд. Фильмы «Наши друзья землевладельцы» и «Королева де Накр» занимали первые места в рейтингах кинотеатров. Его книги продаются миллионными тиражами. В России с выпуска первой книги уже продано 15 миллионов экземпляров.

В 1982 году Вербер поступил в Высшую школу журналистики. Именно в это время открыл для себя Айзека Азимова, Филипа Дика и Херберта – писателей, которые во многом сформировали его мировоззрение.

В 1983 году получил премию фонда News как лучший молодой репортер за репортаж о некоем виде муравьев, обитающем на Береге Слоновой Кости.

Первая книга из трилогии о муравьях «Муравьи», которую Вербер начал сочинять в 16 лет, вышла в свет в 1991 году, моментально сделав писателя знаменитым.

После выхода годом позднее продолжения «День муравьев», переведенного на 33 языка и получившего Гран-при читательниц журнала Elle, появилась даже компьютерная игра о том, как муравьи выстраивают параллельную цивилизацию. Позднее появился завершающий цикл трилогии – «Революция муравьев» (1996).

В 1993 Вербер публикует «Энциклопедию относительного и абсолютного знания». В 1994 году – роман «Танатонавты» о смерти и потустороннем мире, в 1997 году – «Книгу странствия», посвященную технике самогипноза…

В 2000 году публикуется «Империя ангелов», которая, по сути дела, является продолжением «Танатонавтов», но читать книгу можно и самостоятельно.

К 2002 году книги Бернарда Вербера уже не один раз занимают верхнее место в списке бестселлеров. А в 2004 году выходит первая книга одноименной трилогии – «Мы, боги» о дальнейших приключениях Мишеля Пэнсона, главного героя книг «Танатонавты» и «Империя ангелов».

Сам писатель объясняет собственные творческие задачи так:

– Я пишу книги для того, чтобы соответствовать хорошим идеям. Идеям духовности. Духовность – это то, что находится в нас и нас окружает. Она предполагает, что мы спрашиваем себя, что будет с нами и что будет после нашей смерти. Долгое время духовность преследовалась религией, с развитием науки духовность стала постепенно вытеснять религию. Но ни наука, ни религия не могут ответить на все вопросы. Может, стоит поискать третий голос? Этот третий голос – смесь религии и науки – духовность. Когда вас спрашивают первые два голоса, вы не способны отвечать, поскольку на вас влияет рынок, а третий голос говорит: вы ответственны за то, что происходит, потому что каждый ваш шаг меняет мир. В астрофизике есть понятие «эффект бабочки», когда маленькая бабочка махнула крылышками во Флориде, и это обернулось огромным ураганом в Калифорнии. Это означает, что самая, казалось бы, незначительная вещь может произвести большой эффект. Каждое наше деяние, каждый поступок, каждое решение всегда имеют во времени и пространстве какой-то эффект. Я придумал серию «Тайна богов», потому что каждый из нас есть бог, который меняет что-то вокруг себя и меняет весь мир, и это накладывает на нас огромную ответственность. В плане возможностей повезло поколению молодых, оно сегодня даже до конца не осознает, что ему дано. Благодаря таким коммуникациям, как Интернет, сегодня можно реагировать на все и знать все. Любые идеи, хорошие и плохие, распространяются, развиваются очень быстро. Поскольку я пишу для того, чтобы соответствовать хорошим идеям, то одна из них состоит в том, чтобы донести до современного поколения мысль о его полной самостоятельности. Часто нам в школе говорят, что мы принадлежим к какой-то системе и должны находиться в ее рамках. Если вам удастся найти ваш собственный талант созидать, то в этом случае вы перестанете быть винтиком в системе, сами начнете в ней обучать и вдохнете в нее жизнь. Поэтому одна из главных идей в моих книгах – помочь найти свой талант, реализовать его и сделать мир лучше.

– Бернард, в серии «Тайна богов» создается ощущение, что находишься в этой реальности. Все написано ярко и сильно. Это литературный прием или ваш особый опыт, который помогает добиться такого эффекта?

– Когда пишу, я словно пребываю в трансе, навеянном шаманом. Я все отметаю на задний план и живу только своими персонажами, живу в них и делаю так, чтобы они жили в читателе. В моей голове книга – это картинки, музыка и слова. Я очень люблю жить моими персонажами. В романе «Тайна богов» есть три силы: любовь, господство, нейтралитет. И все мои персонажи соответствуют этим трем проявлениям энергии. Когда вы с кем-то общаетесь, у вас есть только три возможности себя вести: вы либо предлагаете стать друзьями, либо находитесь в состоянии агрессии, либо вас все это не касается. Эти три позиции, три отношения соответствуют абсолютно всему во Вселенной. И практически все мои романы – это битва между любовью, нейтральностью и господством.

– Насколько вы похожи на своих персонажей?

– Ненамного. Я просто вмешиваюсь в их мир и задаю вопросы от их имени. Но, мне кажется, не важно, какой персонаж будет задавать вопрос: что там есть над нами? Я не только Мишель Пэнсон, я и другие персонажи. Любой романист обязательно наделяет героев своими чертами характера. Я точно так же присутствую в женских персонажах. Это мне помогает понимать, как думают женщины.

– Вы заговорили о духовности как о третьем пути. В чем его особенности и чем он отличается от религии и науки?

– Я провожу большую разницу между духовностью и религией. Религия – это старая система, духовность – новая. Религия подавляет, все молятся одному богу, а в духовности человек имеет свое мнение. Что касается науки, то она не спасет человечество. Потому что все зависит от мозга, который используют машины. Наука сама по себе не хорошая и не плохая, она использует как хорошие, так и плохие идеи. Но выигрывает то, что мы называем сознанием. Когда изобрели молоток, его можно было использовать двояко, можно было разбить кому-либо голову, можно было построить дом. Когда выбирают молоток, чтобы построить дом, это и называется сознанием, потому что ты используешь вещь для созидания. Теперь, имея ядерное оружие, можно добывать нефть каким-либо специальным способом, а можно разрушать целые города. Разница при этом лишь в сознании. В своих книгах я объясняю, насколько авантюрно мы относимся к сознанию. У человека сегодня множество способов сделать себя лучше.

– Каких российских фантастов вы читали?

– К сожалению, не знаю современных русских фантастов. Во Франции очень популярен Лукьяненко с его «Ночным дозором», но я уверен, что есть еще более впечатляющие вещи. Я обязательно их прочту.

– Бернард, вы сказали, что не любите дождь и неоновый свет. А что еще не любите?

– Не люблю насилие. Не люблю людей, которые не умеют отстаивать свое мнение. Не люблю делать, как другие. Не люблю современную политику. Не люблю людей, которые не хотят меняться. Не люблю людей, которые чересчур уверены в себе. Не люблю людей, которые имплантируют себе волосы. Если ты лысый, значит, ты лысый! Надо это принимать как есть. Я не люблю людей, которые громко говорят, людей, которые постоянно жалуются. Я не люблю людей, которые ждут, чтобы кто-то другой решил их проблемы.

– Вы заметили, что Россия переживает эпоху ренессанса. Почему вы так думаете?

– Я так сказал, потому что действительно интересуюсь историей России. Считаю, что русский народ получил много тяжелых ударов. Страдал от смены политических режимов. Это можно сравнить с опусканием то в холодную, то в горячую воду. Молодежь России – наследница той боли и тех надежд, что испытывали предыдущие поколения. Выйдя из коммунистического режима, молодежь оказалась лицом к лицу с миром, где нет кода. Код России сейчас формируется очень быстро. Все как на Западе: много возможностей и много опасностей. Я три раза был в России, и складывается впечатление, что все процессы истории здесь ускоряются. Когда я говорю о ренессансе, я не говорю, что все безупречно. Мы во Франции, поскольку у нас не было коммунизма, немного сонные, а вы разбужены возможностями. И сегодняшняя молодежь России – как раз то поколение, которое решает, каким будет следующее российское поколение. Главное – не бояться задавать себе вопросы и искать на них ответы.

Санкт-Петербург

Бернард ВЕРБЕР

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте