search
Топ 10

Казанская татарская классическая гимназия # 2 имени Шихамутдина Марджани считается лучшей в Татарстане. Открыта она была в 1990 году. Пять лет ею руководит Камария Зиннуровна Хамидуллина. Ю.П.Прохоров, председатель рескома профсоюза работников образования и депутат Госсовета, в бытность свою начальником управления образования Казани настоявший на кандидатуре Хамидуллиной на директорскую должность, так отозвался о ней: “Успех дела во многом зависит от личности руководителя. Камария Зиннуровна подняла гимназию. Великолепная женщина”.

“Ураза-байрам” – застолье в три смены

Порой задумываюсь: почему это у меня все праздники на один манер, как обычные выходные? Побывав в казанской гимназии, я кое-что поняла.

У них там учрежден праздник украшения елки. Тайком от учеников собираются педагоги и украшают елки. Искусственные. Если бы это были срезанные елки, то можно уже не утруждаться воспитанием детей, для которых ты это сделал, считает Хамидуллина.

Что за причуда – вменять учителям еще одну нагрузку? Можно, конечно, посчитать это причудой Камарии Зиннуровны, а можно, на миг вообразив себя гимназистом, получить на один праздник больше. Он потому и праздник, что есть в нем некая тайна, сюрприз. Забывая внешние атрибуты, мы помним из детства, как радостно обмирали от одного только ожидания чуда. Так и Камария Зиннуровна помнит, как в ее многодетной семье ребятня подкарауливала родителей, чтобы застать их за украшением елки, но те всегда оказывались хитрее. И эта родительская метода воспитания подтолкнула Камарию взглянуть на праздничное действо, как на урок нравственности.

Другой праздник – “ураза-байрам”. Так повелось, что в этот день именно учителя приглашают в гости учеников с их родителями, бабушками и дедушками. Плов, выпечка к чаю, но не ради угощения собираются гости. Дети и взрослые слушают суры Корана, говорят и думают о вечных ценностях, без которых жизнь наша утратила бы смысл. Праздник получается семейным, теплым. А гостей приходит столько, что проводить застолье приходится в три смены.

И все же главный праздник – это День гимназии. Мне доводилось видеть подобные яркие действа по оригинальным сценариям. Все в них традиционно сводится к посвящению первоклашек в гимназисты или лицеисты. Здесь же, как в добрые старые времена, в этот день подводятся итоги за год. Определяются “учитель и ученик года”, каждый из них получает в награду по тысяче рублей.

По положению “ученик года” должен что-то сделать для повышения престижа гимназии. Ничего несбыточного в этом нет. В гимназии серьезно поставлен курс шахмат. В итоге здесь 16 перворазрядников, четверо вышли на кандидатов в мастера. На республиканском чемпионате из двенадцати участников семеро прошли в полуфинал России и двое – в финал. Так что из восьми представителей республики две девочки – из гимназии # 2, для занятий с которыми пришлось пригласить международного гроссмейстера В.Н.Панченко. Кстати, лучшие шахматисты получают стипендии в зависимости от успехов (от 25 до 75 рублей).

Дети имеют возможность раскрыть свои дарования и в музыкальной школе на базе гимназии. Призеры творческих конкурсов и олимпиад тоже могут претендовать на статус “ученик года”.

В столь высокой “весовой категории”, разумеется, соревноваться могут не все гимназисты. Что, прикажете им чувствовать себя неумехами и недоучками? Отнюдь. Любое достижение, любое усилие над собой не бывает незамеченным. 157 учеников были по итогам минувшего учебного года награждены ценными подарками – энциклопедиями, словарями, книгами классиков.

Праздники, какими бы они яркими и удачными ни были, проходят. Наступают будни, которые радуют нас уже тем, что вновь дают возможность делать попытки в достижении новых высот.

Гимн Азии?

Как и все, пребывая в плену стереотипов, я боюсь, не окажется ли так, что, упиваясь развитием национального самосознания, мы, как всегда, перегнем палку. И вдруг окажется, что Калмыкия – только для калмыков, а Татарстан – для татар? И хоть Ю.П.Прохоров уверял меня, что национальное образование отнюдь не предполагает национализма, я шла в гимназию, терзаемая сомнениями на сей счет.

– Ваша гимназия – это территория благоденствия или все же национальная резервация? – спросила я десятиклассниц Чулпан Мухамадиеву и Наилю Мазгарову, которых мой резкий вопрос отнюдь не смутил.

– Изучение татарского языка, культуры, традиций греет наши души. Он ведь только на бумаге – суверенитет Татарстана. Мы сознаем, что живем в Российской Федерации, и стараемся быть выше национальных различий. Гимназия же для нас – дом с очагом, в котором нам тепло.

В гимназии действует принцип преподавания всех предметов на татарском языке, но при этом он не противопоставляется другим. Как признались мои нечаянные собеседницы, в гимназии и дома они говорят и на татарском, и на русском языках. Но даже и сейчас, когда за гимназией закрепилась хорошая слава, когда в республике татарский язык провозглашен государственным, все еще срабатывает стереотип о языковом барьере, и некоторые родители отказываются учить детей родному языку.

– Благодаря чему вы сейчас на плаву? – без обиняков спросила Камария Зиннуровна у высокопоставленного родителя семиклассника, которого тот вознамерился из гимназии забрать. – Ладно, окончили вы татарскую школу, но в вузе-то русский язык выучили. И иностранный. В итоге – три языка. Понадобится, еще и арабский или турецкий освоите. А мы, кстати, все эти языки в гимназии даем. О каком языковом барьере мы с вами толкуем?

Экспромтом получилась у Хамидуллиной та страстная речь. Мальчик в итоге остался в гимназии. Вряд ли он когда-нибудь об этом пожалеет, как и русский Женя. Он сам явился к директору гимназии. Хочу, мол, у вас учиться, и все тут. Камарию Зиннуровну сразу покорила решимость мальчугана. Его, троечника, пресловутый языковой барьер не напугал. Зачислила его, рискнула. Выдали ему учебники и на русском, и на татарском языках, чтоб легче было темы разбирать.

Но одно дело – зачислить белого вороненка ради эксперимента, другое – почувствовать ответственность за весьма рисковый шаг.

– Что мы сможем ему дать? Проиграем или выиграем? – эти вопросы, видимо, Камария Зиннуровна не раз задавала себе, иначе бы не взяла ответственность за судьбу Жени. – Вряд ли бы он в общеобразовательной школе попал в 10-й класс: не та репутация. А у нас он и компьютер узнает, и при желании получит сертификат делопроизводителя или бухгалтера. Изучит татарский язык, да и по другим предметам “ниже не упадет”.

Хамидуллина поняла одну истину. Если не возиться с каждым, не вникать в его проблемы, то не получишь результата на уровне целого коллектива. Коллективный результат – это итог индивидуальной работы, а когда ее нет, в вакууме появляется трудный ребенок. Хотя слово “трудный” применительно к ребенку, по ее мнению, неточное. “Легких” детей не бывает вообще.

И случай – Бог, изобретатель…

В каждой случайности, как водится, есть доля закономерности. Когда четыре года назад Камария Хамидуллина приметила в газете объявление о продаже вязальных машин, тут же позвонила в фирму: “Привозите прямо сейчас десять штук”. Не стала советоваться с вышестоящими инстанциями да нужные суммы выпрашивать – свои деньги заплатила. И хорошо, что, кроме математики, еще кое-что знала и умела. Вязать на машине, например. Вот и рассудила, что гимназистки тоже должны в руках ремесло иметь, а значит, и заработок.

Вскоре в гимназии появились еще три импортные высокопроизводительные машины. За машины гимназия рассчиталась в срок. И закипела работа. Так наловчились юные вязальщицы, что на одно изделие тратили всего час. Вскоре всю гимназию обвязали, выдавая на-гора часть формы – безрукавки, которые в зависимости от размера продавались по 50-65 рублей.

Проблему трудового обучения помог решить случай. До этого приходилось пользоваться услугами УПК. Отныне ученицы 9-10-х классов изучают технологию машинного вязания, не выходя из стен гимназии. Класс укомплектован двадцатью машинами, пять из которых – высокопроизводительные. Сырье же гимназия закупает оптом.

Мало того, что девчонки дома обзавелись вязальными машинами, так и в гимназии решили всерьез освоить моделирование одежды из трикотажа. В День гимназиста они выходят на подиум, демонстрируя связанные своими руками наряды, на которые любо посмотреть. А ведь всего этого могло и не быть… Даже сам факт приобретения машин – еще не гарантия успеха. Надо было поначалу заинтересовать новым делом учениц. И здесь директор гимназии пошла нетрадиционным путем. Она приняла безработную вязальщицу с инженерным образованием, которая, чтобы не отбить интерес у девочек к вязанию, начала первый урок не с традиционного устройства машины, а с объявления: “Начинаем вязать жакет”. Все необходимые знания давались по ходу дела, ненавязчиво. Ясно же: труд детям в радость, когда они видят его результаты.

Спустя четыре года, уже выходя на выполнение массового заказа, Камария Зиннуровна получила для гимназии лицензию на право дополнительных платных услуг. Ну что ж, как сейчас принято говорить, свою нишу в рыночной стихии гимназия нашла. Вышло это само собой. Просто цель была выбрана снайперски точно.

Точка на земном шаре

Татарское слово “очень” пишется “бик”. Однако восторженные второклассники, обращаясь к профессиональному художнику Хэмиту Латыпову, выставка работ которого экспонируется сейчас в гимназии, написали “биккк”. То есть по-нашему – “о-о-очень!” Открывая по две-три выставки художников в год, Камария Зиннуровна рассчитала, что за десять лет учебы можно познакомить гимназистов с двадцатью – тридцатью художниками. Разве это не эстетическое воспитание? Наряду с этой существует постоянно действующая сменная выставка детских художественных работ. А интерьер здания украшен гипсовыми барельефами, также выполненными гимназистами.

Резьба по гипсу, роспись по дереву и ткани – занятия для ребят 5-8-х классов. Учитель изобразительного и прикладного искусства Роза Халитовна Рахматуллина увлекла учеников народными промыслами, восстановлением которых она занимается более двадцати лет. Выросла она на войлочных коврах из овечьей шерсти и с огорчением узнала, что технология их выделки утрачена. Народ попросту забыл свои художественные традиции. Так что, весьма конкретно понимая патриотизм, Роза Халитовна принялась с учениками изготавливать, точнее сказать, валять ковры по своим эскизам. Ищут орнаменты, подбирают цвета. В планах художницы научить детей расписывать шкатулки, заняться гончарным делом, благо станок уже есть. Нужны лишь печи для обжига.

Вряд ли стоит говорить громкие слова о патриотизме и прививать любовь к Отечеству детям из татарской гимназии # 2. Они в этой атмосфере учатся, растут. И все же я спросила Чулпан и Наилю, с какой точкой на земном шаре связывают они свое будущее. Десятиклассницы были единодушны. Хоть и мало надежд на скорое процветание Республики Татарстан, но они не собираются ее покидать. В Америке, по их мнению, так мало человеческого тепла.

Лично мне в силу интернационального воспитания в советской школе ближе сознание того, что Отечество – категория отнюдь не национальная, а, скорей, духовная. И человек духовно развитый никогда не станет кичиться собственной национальной исключительностью, что и доказывает делом Камария Зиннуровна.

Галина СЮНЬКОВА

Казань

На снимке:

Флера Раисовна ХИСАМУТДИНОВА – учитель татарского языка и литературы. “Учитель года-98” гимназии.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте