search
Топ 10

Каллиграфия отменяется? Техника чтения и письменная речь

Мы уже рассказывали об обучении детей грамотности в раннем детстве, теперь речь пойдет о развитии техники чтения и о начале формирования письменной речи в дальнейшем.

Недостаточно научить ребенка прочитать слово или сложить его из кубиков, важно привить ему интерес к чтению книг. Как мы убедились, правильно подобрать в детской библиотеке книги в соответствии с уровнем развития и кругом интересов детей всегда охотно поможет добросовестный библиотекарь. Дошкольники – «почемучки», поэтому им познавательный интерес прививать с нуля не требуется, только поспевай в этот, говоря образно, костер подбрасывать хвороста, а то и дровишек, а иногда так разгорается, что и уголек не повредит.

Далее пора закладывать основы техники письменной речи, но рукописная каллиграфия при этом – такой же безнадежный архаизм, как клинопись, вощеные римские табулы или зубило с молотком для вырубания скандинавских рун. Конечно, рукописное письмо полезно, когда под рукой нет ни компьютера, ни пишущей машинки, но какой смысл начинать учить детей письменной речи со столь экстремальных условий? Я не верю, что нехватка в школах оборудования оправдывает применение в учебной практике столь морально устаревшей, архаичной и отсталой техники письма, как рукопись. Надо материальную базу приводить в соответствие с учебными задачами, а не наоборот, потому что под тесную шляпу голову не подпиливают. Когда я учил своих детей основам работы на клавиатуре, у меня дома тоже не было компьютера, сгодились старенькие пишущие машинки.

Как проходило обучение машинописи? Разумеется, в игровой форме, однако тренировочные упражнения имели место, но они требуют создания положительной эмоциональной окраски, чтобы не превращаться в муштру и примитивное натаскивание. К тому же нужно поддерживать у детей надежду на близкую перспективу научиться печатать быстро и хорошо. Опыт показал, что все это вполне реально без титанических усилий и переутомления детей.

Опираясь на опыт, хочу предостеречь от двух расхожих ошибок. Первая: при оценке результатов нельзя пользоваться дилетантским термином «скорость печатания». Это сочетание слов не только нелепо, но и анекдотически смешно. Я до слез хохотал над объявлением: «Курсы готовят секретарей-машинисток со скоростью триста ударов в минуту».

Вторая ошибка – неискушенному человеку сложно разобраться во множестве предлагаемых разнообразных пособий по машинописи, большинство из которых сомнительного происхождения и качества. Распознать не достойные доверия пособия легко, достаточно посмотреть на предлагаемую таблицу исходного расположения пальцев на клавишах. Правильная позиция отличается тем, что указательные пальцы обеих рук устанавливаются на смежных клавишах основного ряда, где в русской раскладке расположены клавиши «П» и «Р». Другая установка не формирует координацию левой и правой рук, и кто последует подобной рекомендации, тот даже не заметит, если руки случайно окажутся в разных рядах клавиатуры, вот почему доверять таким пособиям нельзя.

Есть и немало компьютерных игр, напоминающих тренажеры по машинописи. Ни одна из них не заменит толкового, дельного учебника. Это всего лишь игрушки, с их помощью пытаться всерьез научиться машинописи так же наивно, как надежда с помощью игры-«водилки» пытаться сдать экзамен на водительские права. Нужна серьезная учеба.

Обучение набору текста можно считать завершенным, когда ребенок бегло, без затруднений и долгих пауз может изложить текст произвольного содержания, например, написать письмо. Наш опыт показал, что ребенку пяти-шести лет это вполне под силу. Но главное – его возможности после этого возрастают весьма значительно, даже если он еще не умеет писать авторучкой.

Что касается уроков каллиграфии в начальной школе, я отношусь к ним резко отрицательно и убежден, что им вообще не место в программе начальной школы.

Весьма существенный элемент основ грамотности, которым пренебрегать никак не следует, – латинский алфавит. В учебниках и руководствах по машинописи для освоения латинской клавиатуры рекомендуется так называемое клерное письмо – это написание русских слов буквами латинского алфавита: avtobus, trollejbus, tramwaj и пр. Не видя смысла, учить детей несуществующим письменным нормам, я предпочел воспользоваться реально существующим иностранным языком, выбрал польский, на мой взгляд, наиболее удобный для этой цели. По словарю подобрал список подходящих слов, совпадающих по звучанию и орфографической форме с русскими словами: dom, adres, barka, fotograf, gazeta, iwa, kakao и др. Новым элементом оказалась латинская раскладка клавиатуры, которая отличается от русского стандарта. Задача оказалась не такой уж сложной, дети с нею справились без затруднений. Потом были уроки польского языка, по самым обычным методикам, имеющим широкую практику. К изучению этого языка приступили, уже зная более ста польских слов. За одну зиму дети научились бегло читать в оригинале стихи Яна Бжехвы, которого называют «польским Маршаком», а также Юлиана Тувима, Дороты Гелльнер и др. польских авторов. Таким образом, техника чтения была расширена до чтения от родного языка с кириллическим алфавитом до второго языка с алфавитом на латинской основе, и тем самым заложена основа для серьезного изучения латыни. О ней следует сказать особо: латыни должно по праву принадлежать важное место в базовой грамотности. «Гляди, какой болван: в двадцать лет пришел учиться латыни!» – глумливо кричали малыши-первоклассники в адрес великовозрастного Миши Ломоносова, о чем великий русский ученый писал позднее в своих воспоминаниях. Причина тому – латынь входила и должна входить в перечень учебных предметов первой необходимости, что неправомерно игнорируется государственной начальной школой ныне. Об изучении латыни особый разговор, сейчас скажу только, что нельзя путать латынь с языком древних римлян, это разные вещи, так как на самом деле латынь – элемент самой что ни есть современной культуры.

Какая практическая польза малышам от латыни? Когда понадобится изучать иностранный язык, им будет легче и понятнее, если опыт чтения и письма посредством латинского алфавита у них уже будет. Особенно если это окажется французский либо испанский. Да и на уроках математики лучше не говорить «треугольник эй-би-си». Равно как при изучении физики, астрономии и др. Постигая химию, полезно знать, что aurum et argentum – это золото и серебро, а на уроках географии не следует полагать, будто в Латинской Америке говорят на латинском языке. При чтении литературных произведений полезно не спотыкаться, когда в тексте встречается sic transit gloria mundi, а при изучении биологических наук хорошо бы знать не одного только Homo Sapiens`a. Если в школьном курсе природоведения не нашлось места изучению бинарного закона К.Линнея (а его без латыни не изучают), это равносильно попыткам постигать химию без Периодического закона и таблицы Менделеева, – педагогическая халтура, и лучше нам самим позаботиться, чтобы наши дети не в «двадцать лет» постигали основы латыни, как некогда Ломоносов.

После латыни встал вопрос: а нельзя ли под шумок освоить и основы греческой письменной культуры? Попробовали, и оказалось – можно, если избежать предрассудков, самые расхожие из которых можно свести к двум типам: а) это невозможно; б) это вредно. Ни один из наших оппонентов не может аргументированно доказать вред от владения азами того или иного языка, поэтому опустим второе возражение как несерьезное и вернемся к первому. Правда ли, что греческое чтение настолько сложно, «как его малюют»? «Не веришь – проверь». Ну что же, проверим вместе, вот полный греческий алфавит:

ABGDEZHQIKLM

NXOPRSTUFCYW

Всего 24 буквы. Отберем из них 12, т.е. ровно половину, и рассмотрим их внимательно: А Г Е К Л М О П Р Т Ф Х. Что вы заметили? Правильно, они полностью совпадают как по начертанию, так и по звуковому значению с соответствующими буквами русского алфавита. Следовательно, их не требуется специально изучать, тем самым наша задача облегчается ровно вдвое. Остается еще 12, отберем из них еще половину, т.е. шесть букв, и также внимательно рассмотрим: BEHINYZ. Что вы заметили на этот раз? Совершенно верно, для детей, уже овладевших основами латыни, эти буквы тоже понятны и тоже не нуждаются в особом изучении. Что остается? Ровно шесть букв, четверть греческого алфавита: – DQXSYW. Это что ли будем считать непреодолимой трудностью? Несерьезно. Лучше посмотрим, как эти оставшиеся буквы видятся детям. Мальчики, как правило, отмечают, что это «самые греческие» буквы, и мы с ними согласны. Девочкам же обычно бросается в глаза, что это красивые буквы, и на это также трудно что-либо возразить, дети и на этот раз правы. А уж прочитать слово BATRACOS и узнать, что это самая обыкновенная лягушка, им никак не сложно, и строчными буквами то же самое слово batracos тоже узнают без особого труда, только необычный вид уже знакомых букв их несколько удивляет, однако считать это непреодолимой трудностью нелепо. Освоить две-три сотни греческих слов можно за 35 академических часов, так что авось не перетрудятся ни ученики, ни учитель.

Кстати, при компьютерном наборе текста на греческом языке специальных программ не требуется, нужные символы имеются в любой версии Word’a, специальная греческая раскладка клавиатуры не требуется, обычной латинской достаточно, нужно только вовремя переключиться на фонт Symbol, и можно писать по-гречески.

Таким образом, мы научили своих детей еще в дошкольном возрасте беглому чтению и письму, а также азам древних языков. В других семьях тоже смогут использовать наш опыт, если захотят. Моя задача в том, чтобы они знали, что такая возможность существует.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту