Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Какое в школе будет кино, нам не все равно

УГ - Москва, №06 от 5 февраля 2013. Читать номер
Автор:

​Владимир ГОЛОВНЯК, педагог киноколледжа №40 «Московская международная киношкола»:Уже примерно полгода в умах солидных дядей из Министерства культуры и Союза кинематографистов циркулирует мысль о том, что хорошо бы заставить школьников смотреть старые советские фильмы. Зачем? Для культурного и эстетического воспитания, в деле которого кино должно принять активное участие наряду с литературой, а также для поддержания преемственности традиций и восстановления связи поколений в российском обществе – как известно, из всех искусств кино лучше всего подходит для создания и распространения социальных мифов в массах.

И вот случилось долгожданное событие – появился список 100 фильмов, «рекомендованных к просмотру на факультативных занятиях». Казалось бы, и дело полезное, и никто никому не навязывает – список имеет лишь рекомендательный статус. Но у людей, давно живущих в нашей стране и понимающих механизмы принятия и осуществления ведомственных решений, сразу начали возникать вопросы и опасения. Во-первых, как показывает опыт, все рекомендованное министерствами по мере его реализации почему-то вдруг становится обязательным, причем без всяких промежуточных ступеней. Во-вторых, сразу возникает подозрение, что на этом деле кто-то собирается очередной раз хорошенько заработать. В-третьих, сами цели, как озвученные, так и «оставшиеся за кадром», для которых создаются такие унифицированные списки, вызывают много вопросов.Вообще-то давно пора начать строить школьное образование с опорой на кино, а не только на литературные произведения и тексты учебников. Для этого есть масса причин:- Кино не требует подготовки, чтобы его смотреть, это не математика, к пониманию красоты которой надо еще прорваться, затратив неимоверные усилия для этого. Кино подходит для тех детей, которые не умеют и не любят читать, размышлять. Реальность состоит в том, что подобных детей становится все больше, такие настали времена;- Для ребенка кино – та замочная скважина, через которую он видит «настоящую жизнь», а не скучную и обыденную. Этой «настоящей жизни» он и хочет подражать. Поэтому все дети несут на себе отпечаток тех фильмов, которые они посмотрели;- Кино дает и всегда давало образцы поведения и действия. Для разных детей нужны разные образцы, разные герои, а в кино все это есть.Таким образом, кино представляет собой арсенал средств для преодоления трудных жизненных ситуаций, оттуда можно брать рецепты действия. Сейчас кино стало основным учебником жизни для детей и подростков, хотим мы этого или не хотим. Хотя в этом учебнике и много мусора, ерунды, а часто и откровенной пошлости.Многие школы уже давно используют кино в своих образовательных программах, причем без всяких рекомендаций из министерства. Например, в нашем колледже есть специальный курс «История и язык кино», игровые и документальные фильмы используются в преподавании истории, естествознания, других предметов.Какие задачи мы при этом решаем?Стараемся учить детей экранной грамотности – не только для того чтобы они могли понимать язык кино, понимать сложные киношедевры. Важно, что благодаря экранной грамотности они учатся бороться с зомбированием зрителя, с разрушением сознания, разрушением идентичности, с тем, что сейчас сплошь и рядом осуществляется средствами кино и телевидения.С помощью экрана учить детей истории ХХ века (есть кино про определенные исторические события, и это важно, но еще важнее понимать, в какое время снят тот или иной фильм и как это время отразилось на экране).Мы пытаемся совместно с детьми ставить и обсуждать на материале просмотренных фильмов самые жгучие проблемы современного мира.Навязыванием всякого рода списков можно вызвать отвращение у молодежи ко многим хорошим, в общем, советским фильмам.Как известно, все, что внедряется сверху, директивно и насильно, ничего, кроме отторжения, у подростков не вызывает – странно, что взрослые дяди из министерств этого не понимают. Разве они не помнят самих себя в этом возрасте?СССР – это уже история, и отношение подростков и молодежи к истории нашей страны можно и нужно формировать через кино, через анализ фильмов того времени, через понимание того, какие социальные мифы и какие ценности пыталось транслировать советское кино. С другой стороны, можно обсуждать, какие вечные общечеловеческие проблемы волновали лучших режиссеров в то время, как они относились к этим проблемам. Все это разные взгляды на советское кино и его использование в современном образовании. Но кроме советского, есть еще и мировое кино, которое развивалось своими путями и решало свои проблемы. Поэтому без сопоставления нашего и зарубежного кино не обойтись – СССР со своей историей ведь не на Луне существовал.В любом случае все это требует особой подготовки учителя, способного работать с кино как материалом для образования. Может быть, Министерство культуры или Министерство образования и образования РФ знают педвузы, где готовят таких специалистов в массовом масштабе, для всех школ?Реальность современного мира состоит в том, что большая часть образовательного процесса сейчас уже все равно происходит не в школе, а при просмотре фильмов, телепередач, роликов в ютубе и прочей визуальной продукции. Дети все равно привязаны к экрану, который нечто делает с их сознанием. Это значит, что они получают образование не в школе, а за ее пределами, хотим мы этого или не хотим!Важно, чтобы школа в лице своих педагогов подключилась к этому процессу (независимо от министерских директив) и попыталась как-то овладеть им. Иначе очень скоро образование детей будет происходить вне школы на все 100%. Зачем и кому тогда будет нужна такая школа?Александр ВЛАСЕНКО, выпускник Московской международной киношколы:Вся эта идея, между прочим пришедшая из Франции, где в первом классе учат, что кино важно, как и литература, будет, вероятнее всего, иметь забавное воплощение. Класс обычной школы. Подростки шутят, переговариваются, пишут что-то на смартфоне и ждут, когда закончится учебный день. В кабинет заходит знакомый учитель либо неизвестный киновед почтенного возраста. Оба – один по казенной памятке, другой с устаревшим пафосом – скажут, что «Броненосец Потемкин» – величайшее кино на свете. Дальше можно не кино показывать, а сразу пускать финальные титры.Ведь главным будет не сам список, не количество внесенных в него или проигнорированных фильмов, а то, как все будет подано неопытному зрителю, поскольку важна не просто информация, кто такой Тарковский, а прививка ученикам любви к кино. Нужно добиться понимания, что хороший фильм равен хорошей книге. Это значительно труднее составления программы и расчета часов. А сколько подводных камней: «о вкусах не спорят», во время просмотра нельзя нажать на паузу и объяснять, почему длинные кадры не означают занудство.Но какова вообще цель этого проекта? Это точно не спасение глупых учеников, ведь на самом деле много людей собирается самостоятельно для просмотра и обсуждения, скажем, фильмов Антониони. Если же мы хотим, чтобы люди выбирали чаще отечественное кино (все ради этого отчасти придумано во Франции), то тут разговор не столько про предмет, сколько про российскую киноиндустрию. А будь это закладкой культурных стандартов, о которых говорит министр Дмитрий Ливанов, то первостепенен долгий разговор о российском образовании в целом и о том, что с ним происходит.Настораживает то, что внедрение кино в школу может оказаться очень формальным, а фильмы ученики посмотрят из-под палки и забудут как страшный сон. Достаточно вспомнить, как расстроились братья Стругацкие, услышав, что их книги теперь часть школьной программы, словно они перестали быть живыми и умерли в системе обязательного знания. За фильмы не менее страшно, особенно если они повторят судьбу «хрестоматийных» книг под лозунгом «кино – важнейшее из искусств».Арсений КОЛМЫКОВ, студент киноколледжа:Здорово, что в школах будут показывать кино! Но фильмы нужно уметь смотреть, иначе не совсем понятно, для чего они. В списке есть настоящие шедевры, как, например, «Андрей Рублев» Тарковского. Но большинство моих знакомых школьников подобные фильмы не поймут, просто потому, что они не знают языка кино. Их этому сложному языку специально никто не учил. Однажды я показал своему другу, который привык смотреть кино для развлечения, фильм «Короткое замыкание», состоящий из новелл разных режиссеров (умный, но даже не такой сложный и глубокий, как фильмы Тарковского). После просмотра я услышал недоуменный вопрос: «И это кино? Понимаю, зачем смотреть комедию «Самый лучший фильм»… А зачем это?» Понимание сложных авторских фильмов – целый процесс. Я не думаю, что в школах смогут массово готовить ребят к такой работе, а если человек чего-то не знает, то этого в его жизни этого просто нет. Также не будет и «100 фильмов». Вроде бы они будут, но большинство учеников их просто просидит. В результате может получиться какая-то культурная показуха. Еще я думаю, что в список нужно добавить великие фильмы, снятые в других странах, дабы расширить кругозор зрителя.Даниил САКСОНОВ, киновед, педагог киноколледжа №40 «Московская международная киношкола»:Появление кинематографа в средней школе – дело назревшее и долгожданное. Но публикация списка «100 фильмов» дает этому делу ложный, преждевременный старт. Как можно обсуждать список, если неизвестны цели, содержание кинофакультатива и нет даже контуров его образовательной программы? Если замысел в том, чтобы через кино представить школьникам историю ХХ века, смену идеологий и укладов жизни, список должен быть одним. Если мы хотим формировать мировоззрение детей и подростков, разбирая с ними нравственный выбор, ценности и поступки киногероев, список сильно изменится. Если же решать задачу обучения экранной грамотности, как это уже много лет делается в нашем колледже, потребуется совершенно другая подборка.Рекомендованный министерством список «100 фильмов» сильно хромает и как «золотая коллекция». В нем нет, например, ни одного фильма Иоселиани, Параджанова, ранней Киры Муратовой, не представлены многие шедевры мультипликации, нет ни одного фильма последних двух десятилетий. Но почему-то нашлось место «Маленькой Вере» и «Утомленным солнцем».В списке, безусловно, много выдающихся фильмов, но лишь малая из них часть имеет шансы достучаться до детских сердец напрямую. Показ «Броненосца Потемкина», «Ивана Грозного» или «Зеркала» потребует сложнейшего историко-теоретического, киноведческого и культурологического комментария, при этом комментария живого, актуального, способного заинтересовать и вдохновить современных детей. Это открывает бездну между красивым списком фильмов и реальной школой. Откуда в многотысячном тираже появятся мастера таких комментариев, даже если Министерство культуры РФ когда-нибудь издаст обещанные методические рекомендации?Есть опасение, что публикация списка «100 фильмов» в отрыве от программ, методик, подготовленных специалистов, без экспериментальной апробации может преследовать банальные коммерческие цели. Здесь открывается другая бездна, госбюджетная. Сколько денег можно будет освоить на одном только издании лицензионных дисков для российских школ, авторских отчислениях некоторым ныне здравствующим творцам или потомкам ушедших?! Такие подозрения вовсе не плод болезненной конспирологии, а прямое следствие министерской поспешности, желания запрячь телегу впереди лошади.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту