Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Как? Зачем? Для чего? Поиск ответов на гамлетовские вопросы

Учительская газета, №42 от 20 октября 2009. Читать номер
Автор:

«Мыслить широко и по-государственному» пришлось пятнадцати финалистам конкурса «Учитель года России-2009» в ходе «Открытой дискуссии», одного из испытаний второго тура. На повестке дня три поистине гамлетовских, то есть изначально неразрешимых, вопроса: может ли школа сберечь детское здоровье, как не загасить молодой талант и, наконец, извечное – чему учить? Никто не ждал, что за час конкурсантам удастся найти ответы, «объявленные в розыск» не одно столетие назад. Большому жюри, скорее всего, были интересны нестандартный ход мысли участников, их умение встать над проблемой, пройтись по ней не только вдоль или поперек, но, желательно, и по диагонали.

За здоровьем – в суд

Начиная разговор на тему «Здоровье школьника: может ли нынешняя школа его сохранить?», заместитель главного редактора «УГ» Ольга Максимович поинтересовалась у пятерых своих собеседников: правда ли, что почти тринадцать миллионов российских учеников болеют, если верить известному меткому высказыванию, исключительно «от скуки, безделья и учебных стрессов»? В своих взглядах на детское здоровье учителя разделились на стратегов и тактиков. Биолог Елена КЛИМЕНКО из Калуги и историк Константин ЛУПИКОВ из Тюмени говорили о вещах определенных и практических, будто выписывали конкретному больному конкретный рецепт. По мнению Елены Александровны, изменить генетику ребенка мы не можем, а вот скорректировать его распорядок дня нам вполне под силу. И овладеть техникой оценки состояния здоровья и собственных детей, и учеников нам тоже никто не мешает. Главное уяснить, что благополучие молодого человека покоится на «трех китах»: комфорт, профилактика, гигиена. Елена Александровна также призвала коллег изо всех сил «поддерживать имидж здоровых людей», потому что дети «учителям подражают не меньше, чем знаменитым артистам». Константин Лупиков привел в качестве идеального варианта пример собственной тюменской школы №70, где «лечебные процедуры включены в расписание». При школе открыт центр охраны здоровья, ведут прием педиатры и логопеды. Массаж, фитотерапия, лечебная физкультура, жемчужные ванны плюс к этому – трехразовое питание. Да, быть здоровым человеком в таких условиях легко и приятно. Здесь также действуют постоянные проекты «Мама, папа, я – спортивная семья», «Здоровое питание», «Здоровый учитель – здоровый ученик», два раза в год вся школа отправляется в поход.

– Понимаю, что такая схема требует немалых финансовых вливаний, – вздыхает Константин Васильевич, – но ведь для того чтобы следить за осанкой и «разбавлять» уроки прогулками, миллионы не нужны!

Химик и биолог Ирина Фоменко из Ставропольского края попыталась взглянуть на проблему физического здоровья под иным углом: «Проблема школы в том, что она не учит детей учиться, формируя у них «выученную беспомощность». Ребенок не знает своих сильных и слабых сторон, не может работать качественно на уроке – отсюда и перегрузки». Выход, по мнению Ирины Анатольевны, «в формировании индивидуального стиля педагогической деятельности» и в крайне осторожном использовании всевозможных модных новшеств и инноваций. Оказывается, даже такая простейшая операция, как перенос проверки домашних заданий на конец урока, многих детей может довести до нешуточного нервного срыва.

Подмосковный физик Вадим Муранов настаивал, что вполне логично, на «коллективном взаимодействии школы, медицины и семьи», а также напомнил, что «лечить тело надо начинать с души». «И у ребят, и у их родителей надо воспитывать правильное отношение к своему здоровью», – резюмировал Вадим Александрович.

Самым революционно настроенным показал себя историк Дмитрий Поносов из Пермского края: пока классно-урочная система не прекратит «править бал» в современной школе, не уступит место, в частности, интерактивным технологиям и социальному проектированию, пока дети «часами сиднем сидят», ни о каком улучшении здоровья речь идти не может. А вообще «ребенок в школе должен не столько сохранить здоровье, сколько научиться его сохранять».

– Вот вы говорите фитотерапия и жемчужные ванны, а в нашей сельской школе зимой даже с отоплением проблемы, – пожаловалась одна из слушательниц. Дмитрий Павлович и тут за словом в карман не полез, призвав коллег не бояться отстаивать права ребенка на здоровье в судебном порядке.

Концептуальные и смелые разговоры о здоровье и сетования на то, что «семья нынче – не лучший образец здоровьесбережения» прервал короткий вопрос из зала: «Вы сами курите?» Некурящие приосанились, курящие отчего-то засмущались, но тут же заверили слушателей, что «проблема есть, но с нею борются».

– Мы все живые люди со своими недостатками, – пожал плечами Дмитрий Поносов. – Но я честен с детьми и не скрываю, что начать курить куда проще, чем потом бросить.

Все обо всем

Историку Владимиру Кружалову из Москвы, учителю экономики Наталье Поварич из Кемерова, математику и физику Александру Рыжикову из Орловской области, филологу Елене Гальченко из Белгорода, преподавателю биологии Наталии Черновой из Республики Коми и модератору Ирине Мельниковой, заместителю главного редактора журнала «Итоги», достался вопрос «посильнее «Фауста» Гете». Каким должно быть содержание школьного образования: «понемногу обо всем» или «все о немногом»? Вопрос для публичного обсуждения опасный: выберешь первый вариант – прослывешь личностью поверхностной, несерьезной, остановишься на втором – сольешься с толпой, будешь «как все». Поэтому учителя выбирают третий путь – компромиссный. Высказывания их взвешенны и сдержанны, ни дать ни взять непростые дипломатические переговоры на высшем уровне.

– Ребята сегодня боятся идти в 10-й класс, они не уверены в своих знаниях, – осторожно начинает Александр Рыжиков. – Так, может, лучше дать глубокие знания, чтобы ученик был в них уверен, рассказать ему «все о немногом»? С другой стороны, а что нужно государству? Человек, который быстро ориентируется и легко переучивается, умеет обратить ситуацию в свою пользу. Значит, и принцип «немного обо всем» нельзя отбрасывать.

– Я раньше думала, что фундаментальные знания – это основа основ, – подхватывает Наталья Поварич. – Но сегодня понимаю, что важен не объем знаний, а практическая сметка, умение в нужный момент воспользоваться этими самыми знаниями в повседневной жизни.

– Мы вкладываем в наших детей массу разрозненных фактов, но у ребят нет мировоззренческого стержня, на который все это можно было бы нанизать, поэтому большая часть информации рассеивается за ненадобностью, – то ли соглашается, то ли парирует коллеге Наталия Чернова. – В начальном звене при формировании мировоззренческой позиции для обучения подойдет принцип «обо всем понемногу». Общее образование – оно на то и общее, чтобы его получили все дети. А в старшей школе, на ступени профилизации, постепенно перейдем ко «всему о немногом».

Владимир Кружалов – философ и большая умница – вообще не видит в предложенном тезисе никакого противоречия:

– Множественный мир должен познаваться множеством способов, и предложенные модели прекрасно дополняют друг друга. Большинство программ по литературе в 9-10-х классах изучают историко-литературный процесс поступательно, глубоко, а зарубежную литературу – кратко, лишь несколько произведений для общего знакомства. Возьмем историю: мы изучаем ее фундаментально, в соответствии с периодизацией, а курс обществознания совершенно иначе – сопоставляя различные темы.

– Ни один из этих принципов не подходит для воплощения в жизнь национальной образовательной стратегии «Наша новая школа» и проекта стандартов второго поколения, – полагает Елена Гальченко. – Чтобы комфортно чувствовать себя в социуме, уметь кооперироваться и сотрудничать с другими, чтобы быть свободным и мыслить творчески, нужно учить не «понемногу обо всем» или «все о немногом», а «о необходимом – достаточно».

Дальше разговор плавно свернул на хоженые-перехоженые тропинки гуманизации образования и профилизации обучения. Тут-то и прозвучала мысль, напрямую не относящаяся к основной теме дискуссии, но, возможно, только для того, чтобы услышать ее, и был смысл затевать весь этот разговор.

Отвечая на вопрос из зала, не приведет ли профилизация к сужению возможностей для детского самоопределения, Владимир Кружалов предложил коллегам всерьез задуматься о том, как оперативно помочь ученику, внезапно осознавшему, что сделанный им выбор ошибочен.

Принцы и Лягушки

Любопытный разговор о способах раскрытия и поддержки детской одаренности вышел у участников третьего «забега». Заместителю главного редактора «Российской газеты» Ядвиге Юферовой достались увлеченные собеседники: словесники Нина Заварыкина из Владимирской области, Ольга Посаженикова из Карелии и Ульяна Чернышова из Смоленской области, а также математик Наталья Никифорова из Челябинской области и преподаватель немецкого языка Светлана Прокофьева из Пскова.

У каждого педагога свой опыт встречи с юным талантом и свои подходы к нему. По убеждению Светланы Прокофьевой, чтобы талант не зачах, его нужно беспрестанно «подкармливать» самыми разнообразными делами и социальными проектами, знакомить с яркими людьми разных профессий. Таких детей нужно постоянно «теребить», не давать им покоя, потому что в покое талант умирает. Эту мысль подхватывает Ольга Посаженикова, напоминая, что заботиться нужно не только о детях, одаренных интеллектуально, но и о тех, у кого руки золотые, создавая для «левшей» школы ремесел.

Годы общения с олимпиадниками и юными математическими «звездами» подсказывают Наталье Никифоровой, что обнаружить талант – не задача. Вопрос в другом: что делать с этим самородком дальше? Ведь олимпиады и конкурсы не развивают талант, они его просто эксплуатируют. А многие учителя если и хотят, то не всегда умеют работать с одаренными детьми. Поэтому хорошо бы создать систему информационной поддержки и консультативной помощи для педагогов, работающих с такими ребятами.

У Нины Заварыкиной свой взгляд на предмет:

– В современной школе нам мешает ее объем. Я сама работаю в «тысячной» школе и вижу, что не только учителя не знают учеников, но и ученики не всегда знают в лицо своих учителей. Как я могу раскрыть талант ребенка, если мы с ним не знакомы и даже не догадываемся о существовании друг друга?! Будущее – не за гигантами, а за небольшими уютными школами, где все друг друга знают.

Как раз в такой школе работает Ульяна Чернышова, по словам которой раскрыть талант в сельском ребенке под силу лишь сплоченной педагогической команде, работающей на общую идею. Ведь одно дело, когда перед тобой интеллектуальный городской класс, и совсем другое, когда в школу приходят дети, которые поначалу не то что читать, говорить не очень-то умеют.

Тут-то и замкнулся круг, и учителя пришли к тому, с чего начали их коллеги, обсуждавшие проблемы детского здоровья: задумав перестроить мир, начни с самого себя. И для «затравки» – небольшая литературно-педагогическая диковинка от Светланы Прокофьевой:

– Все человечество делится на Лягушек и Принцев. Лягушек могут воспитать и Лягушки, и Принцы. А вот Принцев – только Принцы…


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту