Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Как скучное дело сделать увлекательным. Этажи ученического самоуправления

Учительская газета, №37 от 9 сентября 2003. Читать номер
Автор:

Какой должна быть структура ученического самоуправления? С обсуждения этого вопроса наши собеседники начали свою новую встречу. Профессору Дорога, Васе Активистову и Феде Пессимистову предстоит разобраться в новой сложной теме: как создать работающую систему ученического самоуправления.

Вася: Коллеги! Мне кажется, что наши читатели вполне готовы создавать самоуправление в своих школах. По-моему, мы им уже многое рассказали!

Федя: А толку-то? Знаний – море, а как их применить – непонятно.

Профессор: Ты прав, Федя! Одно дело – объяснить людям, что ученическое самоуправление необходимо, а другое – научить их, как его создать. Давайте-ка мы с вами этим и займемся!

Вася: Давайте! Федя, ты по этой науке в учителя или в ученики подашься?

Федя: Пока что в ученики. Ведь в нашей школе самоуправление еще не прижилось.

Вася: Значит, первый вопрос именно к тебе. С чего бы ты начал создавать самоуправление в своей школе?

Федя: С похода к директору, естественно! Пришел бы к нему и убедил создать этот самый… парламент. Или правительство!

Вася: Так все-таки: парламент или правительство?

Федя: А что, между ними есть разница?

Вася: Есть, брат Федор. Очень даже существенная разница!

Федя: А я-то и не знал! Отложу-ка я встречу с директором до той поры, пока в этом не разберусь!

Профессор: И будешь прав. Ведь прежде чем что-то делать, нужно создать проект. Например, строительство дома начинается не с возведения стен, а с создания чертежей – проекта дома.

Вася: Так же и с самоуправлением! Сначала мы должны спроектировать, каким оно будет.

Федя: А как это сделать-то? Про дома каждый рассуждать может – они у всех на виду! И любой ребенок знает, что дома бывают многоэтажными и одноэтажными, каменными и деревянными, новыми и старыми. А вот ученическое самоуправление на улице не увидишь! Откуда же мне знать, каким оно бывает?!

Вася: Такие знания на улице не валяются – это точно! А вот если бы ты зашел в нашу школу…

Федя: «Наша школа, наша школа…». Ну и что такого я бы узнал в твоей распрекрасной школе?

Вася: Да хотя бы самые элементарные вещи! Что наш орган ученического самоуправления называется «Школьный совет». В нем – десять депутатов. Их избирают на общей конференции учеников в конце учебного года, на которую приходят делегаты от каждого класса – с пятого по одиннадцатый. Депутатами нашего школьного совета могут быть избраны ребята не младше восьмого класса.

Федя: Ну и что такого? У нас в школе – почти то же самое! Только у нас – не совет, а парламент. Да, и выбирают в него не на конференции – просто посылают по одному человеку от класса.

Профессор: Давайте-ка, коллеги, не будем торопиться. Лучше скажи, Федор, на какой дом похожа система самоуправления, про которую нам поведал Василий, – на одноэтажный или многоэтажный?

Федя: На одноэтажный, конечно! Ведь получается, Васечка, что у вас всего лишь один орган самоуправления – школьный совет!

Вася: Не один, Федечка, а целях два! Ученическая конференция – это тоже орган самоуправления. Так что дом у нас – двухэтажный! И, кстати, с пристройкой – ведь у нас есть еще школьная служба примирения!

Федя: Да, в таком доме можно и заблудиться! Зато в моей школе с ученическим самоуправлением все абсолютно ясно: у нас, кроме парламента, ничегошеньки нет! Один этаж, да и тот без крыши!

Вася: Скорее без фундамента… А впрочем, тебе, брат Федор, виднее! Профессор, я догадываюсь, что бывают и «многоэтажные» системы самоуправления. Вы ведь на это намекаете?

Профессор: Совершенно верно, коллега!

Федя: И сколько же в них этажей?

Профессор: Думаю, Федя, что вопрос заключается не в этом. Дело – в подходе. Некоторые школы стремятся построить многоуровневую, разветвленную систему ученического самоуправления. Такую, которая старается включить в себя каждого ученика школы. Как правило, в подобных системах органы самоуправления создаются не только на уровне школы, но и на уровне класса. Высшим органом ученического самоуправления класса становится собрание. Оно решает наиболее важные вопросы и избирает постоянно действующий орган самоуправления – ученический совет. На уровне школы, в свою очередь, высшим органом самоуправления является общее собрание или ученическая конференция. Постоянно действующим органом становится ученический совет школы.

Федя: И почему же вы сказали, что такие системы стремятся включить в себя каждого ученика?

Вася: Элементарно, Федя! Если классное собрание – это орган ученического самоуправления, значит, все ученики автоматически оказываются на первом этаже многоэтажной системы. Даже если половина из них на классных собраниях спать будет, как на уроке!

Профессор: Формально, Вася, ты прав. Но я имел в виду совершенно другое. Такие многоэтажные системы для того и придуманы, чтобы в них могло «вместиться» как можно больше учеников. Причем не формально числиться, а выполнять в этой системе собственную роль. Самый типичный пример: при ученическом совете создается большое количество комиссий по самым разным направлениям работы – от культурно-массового до спортивного. Руководят этими комиссиями члены ученического совета, а входят в их состав представители из всех классов. Таким образом, практически каждый ученик попадает в какую-нибудь комиссию.

Вася: Профессор, похоже, я уже слышал о подобной системе! Недавно я был на сборе активистов, и там одна сельская школа делилась своим опытом работы. Орган ученического самоуправления у них называется правительством. Возглавляет его премьер-министр, а все остальные члены правительства становятся министрами. Министр внутренних дел, к примеру, отвечает за порядок в школе. Министр спорта – за спортивную работу. Министр культуры – за культмассовую работу. В общем, создаются почти такие же министерства, как в настоящем взрослом правительстве. В состав каждого министерства классы направляют по одному человеку. И все они получают должности заместителей министра! А поскольку школа маленькая, то в итоге оказывается, что каждый ученик – либо министр, либо его заместитель!

Федя: Интересно, как себя учителя чувствуют, когда двойки этим министрам ставят?!

Вася: Думаю, это дело привычки! В конце концов даже настоящие министры когда-то учились в школе и отнюдь не все были круглыми отличниками.

Профессор: Увы, коллега, отнюдь не все… Но вернемся к нашим рассуждениям. Ты, Василий, привел вполне удачный пример. Он иллюстрирует основной принцип, по которому строятся многоэтажные системы. Этот принцип звучит так: «каждому направлению работы – свой орган самоуправления».

Вася: Получается, что в той школе, о которой я рассказывал, выбрали, какие направления работы будут у ученического самоуправления, и под каждое направление создали свой орган самоуправления, то есть министерство.

Профессор: Совершенно верно! В некоторых школах такие профильные комиссии называют не министерствами, а штабами, или секторами, или комитетами. Но суть от этого не меняется – это структуры ученического самоуправления, созданные для организации работы по отдельным направлениям.

Федя: Значит, этажи в многоэтажных системах – это органы самоуправления класса, органы самоуправления школы и профильные комитеты. Верно я понял?

Профессор: Твое резюме абсолютно точно! Но его нужно немного дополнить. Очень часто в многоэтажных системах создаются органы самоуправления на уровне возрастных ступеней и даже в параллелях. К примеру, если в школе много классов и занимаются они в разные смены, то регулярно собирать всех активистов вместе почти невозможно. Тогда основная, каждодневная работа перемещается в органы самоуправления на уровне возрастных ступеней и даже параллелей. К примеру, если в школе много классов и занимаются они в разные смены, то регулярно собирать всех активистов вместе почти невозможно. Тогда основная, каждодневная работа перемещается в органы самоуправления по возрастам. Например, создают ученические советы семиклассников, восьмиклассников, и так – в каждой параллели. А председатели этих советов, в свою очередь, объединяются в ученический совет школы.

Федя: Помню, был такой лозунг: «Вся власть Советам!». По-моему, это как раз про то, о чем сейчас профессор рассказал!

Вася: Федя, не будем допускать исторические ошибки! Не стоит современному ученическому самоуправлению брать на вооружение лозунги 1917 года! А вообще-то, профессор, в чем-то Федя прав: получается, что в школе и шагу не пройти без ученического самоуправления!

Профессор: Именно на это и нацелены «многоэтажные системы»! Кстати, кроме постоянных органов самоуправления в них создаются и временные – по принципу «каждому делу – свой орган самоуправления». Например, это может быть оргкомитет, который создали специально для проведения какого-либо праздника.

Вася: А почему бы организацией этого праздника не заняться тому же Министерству культуры? Зачем специально создавать оргкомитет?

Профессор: Возможно, в программе праздника есть и культурные, и учебные, и спортивные мероприятия. Значит, нужно, чтобы участвовали чуть ли не все министерства, и оргкомитет будет координировать их работу по подготовке к празднику. А вообще-то создание временных органов самоуправления может диктоваться совершенно разными причинами. К твоему сведению, Василий: есть системы самоуправления, которые стремятся к тому, чтобы постоянных органов самоуправления было как можно меньше, а временных – как можно больше. Их девиз таков: «Есть дело – есть совет!». Они считают, что всяческие постоянные советы и комиссии рискуют быстро превратиться в формальные структуры, которые только заседают и ничего не делают. А вот создание так называемых советов дела – например, оргкомитета праздника – нацеливает на конкретный результат.

Федя: Да-а, получается, что в некоторых многоэтажных системах столько этажей, что их даже сосчитать трудно!

Вася: И немудрено! Ведь, как мы выяснили, этажи в таких системах все время достраиваются и перестраиваются!

Профессор: Итак, Федя, вернемся к ситуации в твоей школе. С чего же ты все-таки начнешь проектировать систему ученического самоуправления?

Федя: С ответа на вопрос: маленький дом я буду строить или большой? То есть простую систему самоуправления или же сложную, разветвленную и многоуровневую.

Профессор: Молодец! А теперь скажи-ка нам: а как ты получишь ответ на этот вопрос?

Федя: Элементарно, профессор! Подумаю и… получу! Что тут непонятного?!

Профессор: А непонятно вот что: какие темы станут предметом твоих размышлений? О чем ты должен подумать, чтобы сделать свой выбор в пользу одной из систем?

Федя: О том, какая из них лучше, а какая хуже. Если уж создавать – так самое лучшее!

Вася: Вот и реши-ка собственную задачку! Какая же система, по-твоему, лучше: одноэтажная или многоэтажная?

Федя: Конечно, многоэтажная! Ведь это же здорово, когда активистами самоуправления становятся чуть ли не все ученики! Если в школе будет много активистов и органов самоуправления, то они вместе смогут стать серьезной силой – не то что один маленький парламент!

Вася: Не надо обижать одноэтажные системы! По-моему, Федечка, они куда лучше! Многоэтажные системы слишком громоздки. Чтобы создать такую систему, нужно потратить очень много сил. Сравни: какой дом легче построить – одноэтажный или многоэтажный? Мне кажется, что лучше иметь маленький, но прочный дом, чем большой и вечно разваливающийся! Можно придумать хоть двадцать органов самоуправления, но откуда взять столько активных ребят, которые способны наладить их работу? По-моему, лучше собрать лидеров в один ученический совет. Тогда он точно будет активным и сможет сделать гораздо больше, чем множество пассивных комиссий.

Профессор: Думаю, коллеги, что доля правды есть в словах каждого из вас. Действительно, грамотно построенные многоэтажные системы хороши тем, что они делают активными участниками школьного самоуправления практически всех учеников. Для ребят это – хороший жизненный опыт. Но в том-то и дело, что сделать подобную систему не мертвой, а работающей весьма трудно. Ведь от простого распределения подростков по разным комиссиям ничего не изменится. Нужно еще суметь наладить работу так, чтобы от каждого органа самоуправления был толк. А это самим ученикам вряд ли под силу. Практически с каждым органом самоуправления в многоэтажной системе должен быть педагог-куратор. Совершенно по-другому строить отношения с детьми придется и классным руководителям. Все это возможно только в том случае, если создание ученического самоуправления становится одной из главных задач, над которой каждодневно работает весь педколлектив во главе с директором.

Федя: Постойте! Но ведь ученическое самоуправление – это власть учеников! И вдруг вы говорите, что создавать эту власть должны педагоги?! Это же абсурд! Зачем директору собственными руками строить новую систему власти, которая будет с ним спорить и качать права ребят? Он же не самоубийца!

Профессор: Многие директора именно так и рассуждают. «Раз уж вам вздумалось создавать самоуправление, – говорят они ребятам, – вот сами его и создавайте. А мы-то здесь при чем?»

Вася: И с удовольствием потирают руки, когда все усилия активистов заканчиваются ничем.

Профессор: Но есть и другие директора. Они хотят построить новую школу. И для них важно, чтобы ребята стали в ней хозяевами. Для этого они готовы помочь им создать систему самоуправления и научить их работать. Поэтому то, что руководитель помогает ученическому самоуправлению встать на ноги, – это не абсурд, а совершенно нормальная, прогрессивная позиция.

Федя: Ладно, согласен. Но все-таки я так и не понял, какая система лучше: одноэтажная или многоэтажная?

Вася: Лично я сделал вывод, что ни та, ни другая. Они просто разные, и у каждой из них есть свои плюсы и минусы. А школа должна решить, какую из этих систем она в состоянии «потянуть»: простую или сложную.

Федя: Профессор, опишите напоследок хоть одну многоэтажную систему, которая реально работает! А я, когда пойду к директору, тоже ему об этом расскажу. Вдруг загорится идеей!

Профессор: Тогда, чтобы твой рассказ выглядел более солидно, поделись со своим директором информацией об опыте Германии. В школах этой страны работает «ученическое представительство» – так называется система ученического самоуправления. Каждый класс избирает спикера: он руководит самоуправлением класса и представляет его в общешкольных органах самоуправления. Ученическое представительство разделено на три «ступени». В первую входят классы среднего звена. Высшим органом самоуправления первой ступени является собрание классных спикеров. Оно имеет право влиять на решения всех вопросов, которые затрагивают интересы учеников. Например, если администрация хочет внести изменения в школьный устав, она должна обязательно получить согласие собрания спикеров первой ступени. Собрание спикеров второй ступени, в которую входят старшие классы, имеет еще больше прав. С ним обязательно согласовываются такие вопросы: стоит ли применять те или иные дисциплинарные меры, какие мероприятия следует включить в план работы школы, сколько и какие задания можно задавать на дом. Есть в ученическом представительстве и третья ступень – ее формируют ученики, достигшие возраста 18 лет. Собрание спикеров, представляющих совершеннолетних учеников, получает право участвовать в решении финансовых вопросов.

Вася: Выходит, что на каждой следующей ступени у ученического представительства появляется все больше прав.

Профессор: Точнее, расширяется круг вопросов, которые решаются с обязательным участием ученического представительства.

Федя: Получается, что ученическое самоуправление в школах Германии разбито на три ступени и у каждой ступени есть свой орган представительства – собрание спикеров. А как же общешкольный орган ученического самоуправления?

Профессор: Такой орган, конечно же, имеется, и не один. Это школьное собрание учащихся, собрание спикеров всех классов и исполнительный орган самоуправления – совет учащихся школы. Кстати, есть органы самоуправления и в параллелях – собрание спикеров классов одной параллели.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту