Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Как разжечь фантазию. Методика работы с визуальными источниками

Учительская газета, №10 от 7 марта 2017. Читать номер
Автор:

В автобиографии Чарльза Чаплина есть такие строчки о недостатках его школьного образования: «Если бы только кто-нибудь из учителей… сумел бы расшевелить мое воображение и разжечь фантазию, вместо того чтобы вбивать мне в голову факты… помог бы мне ощутить идею в истории… кто знает, может быть, я стал бы ученым».

Эти слова не потеряли своей актуальности и в наши дни. Учителя и ученики буквально задыхаются в цунами информации, обрушившейся на них в школьном курсе различных предметов. Время остановиться, задуматься, задаться вопросами о сущности пройденного практически не остается. Не секрет, что в подобном цейтноте иллюстрации в школьных учебниках воспринимаются как набор картинок, которые, что уж отрицать, некоторые «дорисовывают», компенсируя скуку окружающей их учебы.В сложившихся условиях считаю необходимым и возможным изменить подобное отношение к использованию иллюстраций на уроках, сделав их важной составляющей понимания различных процессов, причем зачастую равноценной тексту. А в определенных условиях и выходящей за рамки страниц учебника, что позволит развивать не только интерес к предмету, но и выйти на самый важный уровень – личностного непрерывного самообразования.Вашему вниманию предлагается разработанная автором система методики работы с разнообразными визуальными изображениями: картины, карикатуры, фото (на конкретных примерах), что позволит наглядно продемонстрировать возможности использования данной методики на многих школьных дисциплинах.1. Начиная работу с визуальным источником информации, мы в первую очередь обращаем внимание на людей, которые изображены (в нашем случае – на карикатуре времен Первой мировой войны). Алгоритм прост: их возраст, социальное положение, особенности внешнего вида, взаимоотношения между участниками карикатуры. Совместный анализ увиденного через наводящие вопросы учителя позволит ученикам идентифицировать в правом верхнем углу (в туманной дымке) французского императора Наполеона I (по характерному головному убору, привычной позе скрещенных рук), который с многозначительной полуулыбкой взирает на германского императора Вильгельма II (определяя его по характерной немецкой форме и усам), который падает на своего союзника по войне – австрийского императора Франца Иосифа (его малая фигура намекает на незначительность и даже ничтожность этой страны, подминаемой самой Германией), а вместе они барахтаются в галоше. Учащиеся обращают внимание, что в галоше отсутствует третий участник Тройственного союза (в лице Италии, которая перейдет на сторону Антанты). И, сопоставляя увиденное, мы приходим к выводу о русском происхождении карикатуры, намекающей нашим противникам по Первой мировой вместе с французским императором (из прошлого!), что их ожидает в недалеком будущем. Однако последующие события покажут, что «шапкозакидательские» настроения, подогреваемые властями через пропагандистскую машину, бумерангом попадут в самого российского императора.2. Далее, работая с визуальным объектом, мы анализируем пейзаж: наличие животных, растений, неодушевленных предметов, находя взаимосвязи между человеком и природой (с точки зрения гармонии, доминирования, насилия). Картина М.Нестерова «Видение отроку Варфоломею» показывает пейзаж не просто как фон к фигурам инока и мальчика, а как воплощение поэтики русской природы, которая через органически сливающуюся с ней тонкую фигуру мальчика словно ожидает чуда соприкосновения с божественным миром (что подчеркивается через сияющий нимб старца и красную крышу церкви, виднеющейся вдали). Не случайно впечатленный увиденной картиной писатель К.Паустовский отмечал: «Картина эта – как хрустальный светильник, зажженный художником во славу своей страны, своей России. Самое замечательное в этой картине – пейзаж. В чистом, как ключевая вода, воздухе виден каждый листок, каждый скромный венчик полевого цветка, каждая травинка и крошечная девочка-березка. Все это кажется драгоценным». С учащимися мы подмечаем и другие удивительные детали: рядом с фигурой отрока растет елочка, которая сродни ребенку, – маленькая, тоненькая, но тянущаяся ввысь; а рядом со старцем – старый дуб, подчеркивающий мудрость и жизненный путь инока. Гармония человека и природы лишний раз подчеркивается белым цветом рубахи мальчика и виднеющейся вдали березкой. Однако картина стала предметом споров, так как одни видели в ней икону (руки мальчика сложены в молитве, старец подобен святому с сияющим нимбом, да и написана картина в местечке неподалеку от Троице-Сергиевой лавры), а другие – в преобладании природы над святостью, язычество вперемешку с пантеизмом, признавая картину «вредной, даже опасной» для реалистичной живописи.3. Пространство изображения мы анализируем с точки зрения места действия и количества планов изображения. Рассматривая картину Н.Ге «Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», сразу обращаешь внимание на тот факт, что указанного в названии картины дворца на момент разговора между царем и его сыном еще не было. После чего в результате диалога рождается мысль, что художник не случайно изменил место действия. Ведь в Петропавловской крепости проходили допросы царевича с пристрастием, а на картине представлен на первый взгляд мирный разговор отца и сына. Однако все детали на переднем плане доказывают, что Петр все уже решил для себя: стол и красная скатерть на нем – барьеры между разговаривающими, простая мебель подчеркивает разницу между простыми вкусами Петра и воспитанного в тереме Алексея, шахматный пол указывает, что «пешка» (Алексей), вознамерившаяся стать «королем», неминуемо проиграет. На заднем плане пустой зев камина подчеркивает холодность отношений отца и сына, а картины явно подобраны Петром, а не Алексеем. С одной стороны, перед нами предстает извечный конфликт «отцов и детей», в котором государственные интересы оказались выше чувств отца, а с другой – оправдывает ли это смертный приговор?!4. Световые и цветовые эффекты, которые призваны подчеркивать через приемы контраста, затемнения или осветления мысль художника. Не случайно на раме своей картины «Апофеоз войны» В.Верещагин написал: «Посвящается всем великим завоевателям, прошедшим, настоящим, будущим». Показывая бесчеловечную, истребительную сущность войны, художник достигает этой цели не только через типичную для среднеазиатских походов пирамиду черепов, которая, несомненно, вызывает отвращение к войнам. И если бы не летающие вороны, то, как говорил сам художник, это был бы натюрморт, то есть «мертвая природа». Все цвета картины буквально кричат, что война несет разрушение, смерть и безлюдность. Желтая, высохшая от испепеляющего солнца трава подчеркивает эту безжизненность, особенно на фоне ярко-синего неба. Есть ли будущее у человечества, если оно по устоявшейся традиции будет разрешать конфликты военным путем? Движение. Одна из самых знаменитых фотографий вьетнамской войны «Казнь в Сайгоне» была признана лучшей фотографией 1968 года, а фотограф Эдвард Адамс получил Пулитцеровскую премию. В тот день, 1 февраля 1968 года, он стал свидетелем, как шеф южновьетнамской полиции Нгуен Нгок Лоан направил пистолет в голову схваченному партизану. Мгновение – раздались два хлопка: выстрел пистолета и щелчок фотоаппарата. Рассуждая о динамике фотографии, можно вспомнить предшествующую историю о том, как бригадный генерал был вне себя от гнева, когда узнал, что захваченный пленник был схвачен с оружием в руках около убитых связанных тел, и произнес следующие слова после убийства: «Они убили много наших людей и ваших тоже». А поймавший этот момент журналист сказал: «Я получил то, за чем приехал во Вьетнам». Однако интересна и динамика этой истории после. Известно, что Адамс впоследствии сожалел об этом снимке и отказался от присужденной ему премии: «Я получил деньги за показ убийства. Уничтожены две жизни, а мне за это заплатили… Генерал убил вьетконговца; я убил генерала своим фотоаппаратом. Фотографии являются наиболее мощным оружием в мире. Люди верят им; но фотографии лгут, даже без манипулирования ими. Они – лишь полуправда». А вопрос, обращенный к классу: «А что бы сделали вы на месте того генерала?» –  выводит нас на совершенно иной уровень восприятия происходящего – личной ответственности за содеянное, значение и применение христианских ценностей во время войны (и как тут не обратиться к совсем недавним сюжетам: победившей фотографии World Press Photo-2016, на которой было запечатлено убийство российского посла в Турции, и фильму Мэла Гибсона «По соображениям совести»).6. Композиция. Вопросами для анализа композиции являются: «На что прежде всего вы обращаете внимание? За счет каких деталей и эффектов художник решает поставленные им задачи? Удалось ли ему достигнуть поставленной цели?» На картине И.Тишбейна «Диоген искал человека» (в данном случае не надо сообщать ученикам ее название) мы видим первоначально непонятный сюжет: днем некий старик с фонарем в руке что-то ищет, а вокруг него недоуменная, любопытствующая толпа (а ребенок даже прижимается к матери, завидев этого странного человека). После разнообразных предложений мы выходим на знаменитый спор Платона с Диогеном, в котором первый определял человека как «двуногое существо без перьев». В ответ Диоген по легенде швырнул к ногам оппонента ощипанную курицу со словами: «Вот платоновский человек!» Что является главным, определяющим в человеке? Что составляет его отличие от прочих «двуногих»? Помочь Диогену должен был фонарь, который мог бы потухнуть при виде настоящего человека, однако на картине он продолжает светиться…Завершая всесторонний анализ визуальных объектов, можно предложить учащимся разнообразные творческие задания (как в ходе разбора изображений, так и в качестве домашнего задания): помимо привычных – написать эссе, творческое исследование увиденного сюжета, можно инсценировать изображение (тогда, когда это уместно и возможно), придумать свое название увиденного, спрогнозировать динамику процессов как до, так и после запечатленного; и, пожалуй, самое ценное, когда учащиеся сами предлагают различные картины для последующих уроков. Подобная работа невозможна без импровизации со стороны учителя, без эмоций со стороны учеников, что позволяет формировать думающих, творческих людей, и тогда традиционное противостояние между учеником и учителем мы превратим в заинтересованный диалог мыслящих личностей, которые в процессе взаимного общения будут обогащать друг друга своими маленькими открытиями, а все вместе – ждать этого маленького чуда.​Сергей БУКИНИЧ, учитель истории и обществознания гимназии №116 Санкт-Петербурга, лауреат Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2003


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту