Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Как подружиться с мозгом? Задача сложная, но выполнимая

Учительская газета, №50 от 13 декабря 2005. Читать номер
Автор:

Недавно нейрологи, педагоги, психологи тридцати стран, объединившие свои усилия в новом глобальном проекте «Мозг и обучение», вынесли шокирующий приговор образованию вообще, заявив, что «современная система обучения молодежи недружественна мозгу». В чем суть проблемы? На вопросы «УГ» отвечает директор Института когнитивной нейрологии Современной гуманитарной академии, кандидат биологических наук Лариса КАЧАЛОВА.

– Мы, наоборот, привыкли слышать, что отечественным образованием можно гордиться. И вдруг такое «опровержение», притом касающееся не только нашей, но и всеобщей системы обучения. Что же в ней «недружественно» мозгу?

– Лучшего в нашем образовании никто не отнимет. Это его фундаментальность и универсальность, традиции научных школ, талантливые педагоги. Все, без чего не было бы прекрасных специалистов мирового уровня. А «недружественная мозгу» модель обучения – наследие стандартного единообразного подхода времен богословских университетов Средневековья, когда преобладало слепое повторение заданных «истин». Отстающий в этом повторении сразу зачисляется в неуспевающие и бесперспективные, часто отлучается от школьной или студенческой скамьи. Новейшие же исследования показали, что наш природный «биологический компьютер» разными участками, системами и очагами реагирует на разные виды информации, поступающей в него. И дело не в том, что один ученик рядом с другим выглядит «тупым», а в том, что его мозг от природы имеет другие очаги более активными, и это нужно учитывать при усвоении новой информации.

– Можно ли конкретно сказать, почему один ученик способнее другого, если, например, мы учим школьника считать?

– Увидеть различия их способностей сейчас помогают новейшие методы неинвазивного, то есть не вторгающегося в организм, исследования. Различные виды томографии и сканирования, дополнившие традиционную электроэнцефалографию (ЭЭГ). Нейронаука сегодня может дать детальное объяснение, почему конкретный человек учил, но не усвоил материал. Ведь разная активность разных мозговых зон дает разные шансы на усвоение информации. Пока не всякий учитель знает, что один ученик впитывает ее глазами, другой лучше воспринимает на слух, а третьему нужно образное словесное описание.

Теперь о счете. Выяснилось, что когда мы видим, например, цифру «3», активизируется одна область головного мозга. Когда слышим или прочитываем цифру как слово «три» – совершенно другая. Наконец, когда сравниваем количество, например «3 больше 1», – третья. Если генетически у разных детей эти области развиты, то есть активны, неодинаково – то вот вам набор учеников, которым требуется разный дидактический подход.

Поднимемся уровнем выше. Специфика математических способностей тоже разнообразна. Различные ее типы соответствуют различным областям математики. Один проявляет алгоритмические способности, другой – комбинаторные, третий – геометрические. Очевидно, что при изучении разных математических разделов одни и те же студенты могут проявлять разную степень успеха, темп усвоения одних и тех же знаний оказывается различным, но не следует спешить с записью в «отстающие».

– Можно ли диагностировать особенности усвоения знаний учащимися с разными типами мозговой деятельности? И главное, как учесть эти особенности в педагогической практике?

– Вот это и есть задача нового международного проекта. Если до сих пор предметом нейрологии преимущественно было лечение больного мозга, то теперь она обратилась к мозгу здоровому. Вопрос «как лечить» дополняется насущнейшим вопросом «как учить». Для практического включения в программу «Мозг и обучение» в Современной гуманитарной академии и создан недавно Институт когнитивной нейрологии. Наша задача – помочь педагогам и психологам заглянуть в тайные сферы мозга, чтобы найти ключ к развитию способностей каждого школьника и студента. Изучение предполагает широкий спектр исследований – от молекулярно-генетических до системных. Мы работаем в тесном сотрудничестве с ведущими специалистами других научных коллективов. Это Институт мозга человека РАН, ГНИЦ профилактической медицины РАМН, биологический факультет МГУ, Институт психологии РАН, Институт нейрокибернетики Ростовского государственного университета и другие научные центры.

А инструмент гибкого преподавания – это современные образовательные технологии на основе ИКТ (информационных и коммуникационных технологий). С помощью таких средств, как обучающие компьютерные, телевизионные программы, игровые и тренинговые методики, видеолекции, онлайновые семинары с обратной связью, дистанционные средства, снимающие расстояние между любой окраиной и университетским центром, каждую учебную дисциплину можно преподать так, как ее воспримет именно ваш мозговой «локатор», и знания будут усвоены полностью. Нейропсихологическая диагностика позволяет применять методы дифференцированной дидактики на основе персональных свойств обучаемого мозга.

– У вас уже есть практический опыт использования нейропсихологической диагностики в образовательном процессе?

– Современная гуманитарная академия – один из крупнейших вузов России, насчитывающий порядка 160 тысяч студентов. Большинство из них обучается в 800 учебных центрах, созданных в России, странах СНГ и дальнем зарубежье. Но дело не только в том, чтобы телевизионным каналом связать, скажем, Алтай или Камчатку со столичной кафедрой или лабораторией, в считанные минуты перегнать новейший учебник во все учебные центры. Дело и в том, чтобы приспособиться к личностному типу студента и помочь ему индивидуально подобранной методикой. Это глубокая научно-исследовательская программа, и она уже сделала первые шаги.

Поступающие в СГА проходят тест на темп усвоения знаний. Затем мы «сортируем» своих студентов – ни в коем случае не на «способных» и «неспособных», а по индивидуальным признакам восприятия информации. И предлагаем каждому индивидуальный темп обучения. У каждого студента есть особый паспорт усвоения знаний, куда постоянно вносятся данные, такие, например, как скоростные характеристики когнитивной сферы. Есть такое понятие – индивидуальная образовательная траектория. Ее можно строить по-разному. Но человек учится в вузе ограниченное количество времени, и за этот период он должен усвоить определенный объем материала. Мы вычисляем скорость восприятия знаний каждым студентом и видим, на что одному нужно больше времени, другому – меньше. И тем самым дозируем рабочие нагрузки. На очередном обследовании студент узнает, что по каким-то параметрам он стал лучше. Его это вдохновляет, и нам приятно – технологии действуют. Плюс ко всему ряд вспомогательных программ. Например, ведем мониторинг состояния зрения. Принято считать, что компьютер вреден для глаз, а мы инструментально выверяем, так ли это. Одно дело – студент пришел к нам близоруким, другое дело – стал таким за годы обучения. Результаты исследований позволят выработать щадящие методики обучения. Так расширяется и поле исследований, например, в области видеоэкологии. Мы сотрудничаем с таким центром в Москве под руководством доктора биологических наук Василия Анатольевича Филина. И с этих позиций в СГА создаются специальные видеопособия – лекции по разным предметам, наглядные опыты по физике, химии и т.п. Они должны быть экологически чистым продуктом, что важно для мозговой сферы.

– Сейчас актуально звучит тема «второго образования», «непрерывного образования», образования для взрослых. А есть ли свои особенности в мозговом восприятии и усвоении информации разными возрастными группами?

– Конечно! И проект «Мозг и обучение» уделяет этому огромное внимание. В его рамках работает комиссия «Непрерывное обучение», чьи исследования адресованы огромному количеству зрелых, взрослых и даже пожилых людей. Уже сформировалась новая отрасль по обучению взрослых – андрагогика. По прогнозам ООН в ближайшее время практически каждый будет начинать «вторую жизнь» примерно в 48-50 лет именно через новое образование. Это особенно важно для пенсионеров, составляющих и у нас в стране огромный пласт населения, а вместе с тем и огромный трудовой резерв. Многим было бы желательней получить дополнительные доходы для достойной жизни без митингов и протестов, а посильной работой, стать профессионально востребованными. И возрастные люди вполне способны на это. На мой взгляд, возраст – надуманная проблема кадровых агентств по трудоустройству, ставящих рамки до 30-35-40 лет.

Тезис о необратимом старении и деградации мозга пожилых людей подвергается ныне большому сомнению в научном мире. Наши исследования тоже подтверждают хорошую сохранность мозга людей старшего возраста, их способность усвоить и использовать в работе новые знания. Важно только так же, как и у школьников и студентов, подобрать ключ к индивидуальным свойствам восприятия. В норме способность к обучению зависит от тренированности мозга, а не от возраста. Есть 17 – 20-летние студенты с «тугим» восприятием, и есть старшие возрастные группы с особенностями усвоения материала. В одном из наших экспериментов участвовали люди от 39 до 59 лет. Предлагалось за определенное время усвоить список из 20 пар слов: незнакомых иностранных и их русских эквивалентов. Как и в других возрастных группах, выявились более и менее способные к запоминанию. Контроль ЭЭГ показал, что у «неспособных» заучиванию материала мешают «помехи» на фоне субъективного дефицита времени, а значит, на фоне нарастающей эмоциональной напряженности. Это не дефект собственно мышления, а дисфункция активирующих систем мозга, что типично при неврозах, астенических состояниях, повышенной тревожности. Ее можно преодолеть, например, исключив у обучаемого стресс контрольного тестирования методом самотестирования без жестких временных рамок. Ведь важны не контрольные сроки, а конечный итог – полное усвоение знаний и умение их применять.

Разумеется, у каждого возраста есть свои преимущества и свои недостатки. Свежесть и восприимчивость молодого мозга осложняются эмоциональной реактивностью, импульсивностью, разбросанностью внимания. Относительная медлительность, «тягучесть» реакций мозга пожилого компенсируются сосредоточенностью и опытом, обладанием навыков.

– Итак, что же нужно для «дружественной мозгу» дидактики?

– Коротко говоря, в исходные данные, которые формируют разнообразные педагогические методики, должны войти природные особенности мозга, плюс возрастные, плюс опыт и мотивация. Это разрешимая, хотя и очень непростая задача. Когнитивные функции мозга – самая сложная область нейронауки, здесь очень много загадок и еще предстоит множество исследований.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту