Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Как «открыть» вместе с детьми классическое произведение на уроках литературы

УГ - Москва, №35-36 от 1 сентября 2015. Читать номер
Автор:

​Сегодня в школьном преподавании классической литературы существуют три основные проблемы: дети не читают, дети не понимают текст, дети не хотят научиться читать и понимать текст.

Это совершенно понятно и объяснимо: феномен клипового сознания давно и подробно изучен, ему подвержены и дети, и взрослые. Но если взрослые имеют хоть какую-то защиту, то мышление ребенка, по Л.С.Выготскому, до 8 лет синкретическое, до 13 лет комплексное, и только потом оно сменяется абстрактным, с помощью которого и формируются мировоззренческие установки. Поток же разнородной членимой информации обрушивается на них гораздо раньше, разрушая и деформируя восприятие мира. Сегодня нет проблем с доступом к информации. У каждого школьника есть как минимум телефон с выходом в Интернет. Можно открывать энциклопедии и справочники, читать художественную литературу, смотреть фильмы, совершать покупки, общаться. Теоретически это экономит наше время. Но странное дело: чем больше виртуальных возможностей появляется, тем меньше у пользователя остается реального времени. Огромное количество информации человек получает фрагментами, картинками, клипами. Принцип ухудшения усвоения информации пропорционально ее количеству описан еще в 1960-е годы учеными, которые занимались созданием искусственного интеллекта. Как правило, человеческое сознание идет по самому простому пути: запоминается яркое, громкое, нестандартное, все остальное идет фоном. Поэтому в клиповом сознании нет ничего необычного. Это продукт сегодняшней эпохи, единственный способ защиты механизма мышления от информационного перегрева. Самое неприятное, что в этой информационной вакханалии формируются и растут наши дети. Результаты мы видим сами: длинное кино недоступно для понимания, объемная книга нечитаема, развернутый ответ – несбыточная мечта учителя. Результат таков: вместо книги читают перед уроком ее краткое изложение, вместо статей критиков – пара цитат. Анализ, причинно-следственные связи, проникновение в суть текста с изложением концептуальных смыслов недоступны для человека с клиповым сознанием. Интеллект же формируется в постоянном напряжении сознания, в процессе открытия нового. Если этого нет, деградация происходит медленно, постепенно, но последствия печальны: инфантилизм сознания в зрелом возрасте, помноженный на целое поколение, может послужить причиной гибели цивилизации. Сергей Садовничий в статье «На игле клипового сознания» перечисляет и другие опасности подобного развития событий: – непонимание шедевров искусства (они требуют работы сознания и обширного интеллекта); – равнодушие к реальному миру (страдания, убийства, чужое горе – те же клипы); – эффект наркотической зависимости (клиповое сознание постоянно требует новых раздражителей); – фрагментарность мышления, неспособность сосредоточиться на чем-либо. Сегодняшнее поколение детей предпочитает играть в планшеты и «живет» в смартфонах, но при этом есть школьная программа, обязательное ныне сочинение, ЕГЭ и, наконец, общий результат образования, который определен в фундаментальном ядре в виде требований к предметным и метапредметным результатам. Как с этим быть? Вариант первый: заставлять читать и при этом контролировать этот процесс. К сожалению, этот вариант сегодня невыполним, потому что значительно ослабела связка учителя – родители. Вариант второй: читать тексты в их кратком изложении; сдавать на отметку изложение событий, имена героев, выдержки из критических статей. Ведь главное – запомнить основы, остальное можно найти в Интернете. На наш взгляд, нельзя превращать литературу в инструкцию по применению литературы. Ее сила состоит как раз в ее обособленности, «неправильности». Мы не изучаем произведения, мы их проживаем вместе с учениками. Если это убрать, литература будет не нужна, ее вполне заменит история. Вариант третий: научить читать и заинтересовать в изучении классических произведений. Казалось бы, нереальный, но единственно возможный путь. Препятствия, с которыми можно столкнуться в третьем варианте: – дети уже не будут читать так же внимательно и интенсивно, как раньше. – классика трудна для прочтения, так как предполагает не только работу сознания, но и много специальных исторических, этимологических, иногда искусствоведческих знаний; к тому же, по мнению многих детей, она «не нужна», поскольку «безнадежно устарела». Чтение текста начинается с антиципации (прогнозирования содержания), когда мы предполагаем, о чем будет текст, по имени автора, заголовку, предтекстовой иллюстрации. Второй этап – непосредственно чтение, в ходе которого используется такой прием анализа (понимания) текста, как диалог с автором, а также комментированное чтение. Пример диалога с автором (Б.Житков «Александр Исаич Пушкин»). «Стоят на пристани пассажиры, ждут парохода. – Вон, кажется, Пушкин идет! Отвечают портовые люди: – Правильно, это Стратонов. Пассажиры: – Пушкин ведь! – Ну да, Николай Исаич! Смеются пассажиры. Не знают, что Пушкин – Александр Сергеевич! Вот дураки-то! А Николай Исаич стоит на мостике «Пушкина», глядит в бинокль и рявкает из бороды: «Право! Еще право! Так держать!» Таким образом, в ходе первичного и повторного чтения текста с использованием указанных приемов происходит его глубокий анализ, наступает понимание текста. Затем мы переходим к третьему этапу – работе с текстом после чтения. Мы проверяем наши предположения, высказанные на этапе антиципации, сравниваем с фактуальной и подтекстовой информацией, вычитанной нами в тексте. Смотрим, подтвердились ли наши предположения, в ходе обобщающей беседы выделяем главные смыслы текста, возможно, переводим текст в другую форму (изложение, пересказ, цитатный план, простой план, концепт). Таким образом, продуктивное чтение текста позволяет выделить три уровня текстовой информации: фактуальную (то, о чем в тексте сказано в явном виде, напрямую); подтекстовую (то, что в тексте читается между строк, то есть о чем говорится в неявном виде) и концептуальную (главные смыслы, концепт текста). Например, при изучении «Ионыча» А.П.Чехова если вычитать лишь фактологический уровень текста рассказа, то мы увидим переложение записок земского врача о работе в городе Н. Если вычитать подтекстовый уровень информации, возникает тема интеллигенции и отношения писателя к ней на примере семейства Туркиных и самого Ионыча. Концептуальные смыслы можно сформулировать на основе анализа названия рассказа (например, история о пророке Ионе из Священного Писания и сравнение пророка с сегодняшней интеллигенцией, причем не в пользу последней). Зачем нужно при изучении текста использовать продуктивное чтение и диалог с автором, вычитывать все три уровня текстовой информации? Затем, что художественный текст, как правило, средство выражения мировоззрения автора, и, проникнув в суть текста, мы сможем, понять его отношение к миру, получить ключ к пониманию текста в целом. Дмитрий БЕЛИЧЕНКО, учитель литературы


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту