search
Топ 10

«Как научим мы курсантов…»

Летом нынешнего года в Тихоокеанском военно-морском институте имени адмирала С.О. Макарова (ТОВМИ) состоится 65-й выпуск молодых офицеров. Лейтенантами станут около 250 юношей. 30 курсантов выпускного курса – кандидаты на окончание института с дипломом с отличием, четверо из них – с золотой медалью. О проблемах подготовки флотских специалистов рассказал начальник вуза вице-адмирал Евгений ЛИТВИНЕНКО.

Множество раз подтверждена жизнью справедливость крылатой фразы: «Как корабль назовете, так он и поплывет». Как мы научим курсантов, так они и будут в дальнейшем служить офицерами на флоте. Любые наши промахи в воспитании и обучении будущих офицеров флота впоследствии скажутся на их служебной деятельности. Вправе ли мы сегодня говорить о том, что процесс воспитания и обучения курсантов соответствует требованиям, предъявляемым временем?

Несмотря на усилия, предпринимаемые на разных уровнях, воспитательная работа далека от желаемого. Вот лишь один пример. Систематически, на протяжении многих лет, недофинансирование только на подписку периодических изданий составляет 75%. Добавьте к этому отсутствие снабжения через довольствующие органы техническими средствами воспитания и наглядности, отсутствие статьи на организацию культурно-досуговой работы со всеми категориями личного состава и многое другое. И ответ на поставленный вопрос становится ясным.

Число абитуриентов, поступающих в ТОВМИ, составляет около двух человек на место. Это один из самых высоких показателей для вузов ВМФ России. Вместе с тем, этот показатель говорит о том, что профессия флотского офицера еще не является престижной и привлекательной для молодых российских граждан, поэтому в институт попадают не самые лучшие и достойные представители нашего общества. Это, прежде всего, связано со слабой работой военкоматов, которые практически не пропагандируют военно-морские институты, и отсутствием целенаправленной работы со стороны Министерства обороны вплоть до выделения отдельной сметы на каждый институт для пропагандистской работы во всех регионах России с допризывной молодежью.

Не менее сложна и проблема дисциплинарной практики в стенах института. Как быть с теми, кто плохо учится, нарушает воинскую дисциплину? Законодательная база не позволяет применять дисциплинарную практику в том объеме, который необходим начальнику. Выговор и строгий выговор для курсанта – нарушителя воинской дисциплины – не является тем наказанием, которое заставит его исправить свое поведение.

Жизнь диктует необходимость разработки ряда положений, связанных с дифференцированным уменьшением денежного довольствия как нарушителям воинской дисциплины, так и слабоуспевающим курсантам. Вот жизненный пример. Старшина курсантской роты нарушил воинскую дисциплину, совершил грубый проступок. Приказом начальника института он снят с должности. Но согласно Дисциплинарному уставу мы не имеем права лишить его старшинского звания, и он продолжает (до выпуска из института) получать денежное довольствие как старшина. Непозволительная роскошь!

Нельзя не сказать и о другой «стороне медали». Нам постоянно ставят в упрек большое количество отчисляемых курсантов. Но здесь правомерно вопрос поставить по-другому. Необходимо на законодательном уровне решить задачу особой важности: в случае отчисления курсанта из-за нежелания учиться или по недисциплинированности предусмотреть денежную компенсацию в размерах, соответствующих периодам обучения. Если виновник будет возмещать ущерб из собственного кармана, тогда и результат будет иным.

Государство в последнее время пересматривает отношение к офицерскому корпусу преподавателей высших учебных заведений. Это радует. Однако параллельно с этим допускает серьезные ошибки в отношении тех офицеров, которые непосредственно работают с курсантами – курсовых офицеров. Штатная категория и низкий тарифный разряд начальника курса не привлекают в институт офицеров с большим практическим опытом службы на кораблях и в частях флота, хотя основная работа с курсантами лежит на плечах этих военнослужащих. Молодой же офицер, как правило, не имеет жилья. А для того, чтобы снимать квартиру и при этом оплачивать услуги ЖКХ, уходит до 80% его денежного содержания. Что его больше заботит? Как улучшить образовательный процесс, добиться нормального состояния правопорядка и дисциплины на курсе?..

Его голова забита другими мыслями.

Поверьте, трудно работать с подчиненными, декларируя позитивные сдвиги в решении социальных проблем военнослужащих, на деле не видя серьезных сдвигов в их решении. Это связано, прежде всего, с возросшими тарифами ЖКХ и отсутствием индексации денежного довольствия военнослужащих государством. Отмена выдачи продовольственного пайка продуктами снизила материальное обеспечение мичманского и части офицерского состава, так как увеличение их денежного довольствия зависит от небольших должностных окладов.

Немаловажен вопрос обеспечения жильем. В институте более 120 военнослужащих не обеспечены квартирами. Многие из них не имели жилья с момента выпуска из военных училищ. С выходом нового жилищного кодекса эта категория военнослужащих оказалась вне правового поля, так как в новой редакции этого документа военнослужащие не выделяются в категорию нуждающихся в получении жилья в личную собственность.

Получается, что офицер, прослуживший всю жизнь в дальних гарнизонах, получив жилье при увольнении в запас, не имеет права на личную собственность. В то же время участвующие в ипотеке и ГЖС (программа государственных жилищных сертификатов) становятся собственниками жилья. Непонятное разделение, требующее кардинального пересмотра. Это все видят. И будущие лейтенанты тоже. Каковы их выводы?..

Не могу не упомянуть и о том, что в последние годы наметилась проблема управления военными вузами. Сегодня в управление и образовательный процесс в институте вмешиваются даже те, кому это не положено делать, не знающие правовой основы военно-морского вуза. Особенно на местном уровне. Например, еженедельно, ссылаясь на приказы командования Тихоокеанским флотом, для несения гарнизонных нарядов по субботам и воскресеньям институт обязан назначать до ста курсантов. Кроме того, увеличивается отрыв курсантов от учебных занятий на другие гарнизонные мероприятия. Ну, а о комиссиях разного ранга, проверяющих институт, можно говорить долго. Отмечу, что только в прошлом году нас проверяли порядка 160 дней. Проверки продолжаются и в нынешнем году. Неделю объяснялись перед одной комиссией, сейчас работает другая. Зачем столько и какая от этого польза? Когда же можно будет спокойно заниматься учебным процессом?

И все же, несмотря на сложности процесса обучения будущих офицеров, мы с каждым годом его совершенствуем. Внедрение новых форм и методов проведения учебных занятий в институте ведется на основе компьютерных технологий. В этом году мы получили шесть компьютерных классов (по 16 современных компьютеров в каждом). На кафедре вычислительной техники института создан фонд видео- и аудиоматериалов, электронных учебников по многим учебным дисциплинам. При проведении текущего контроля знаний курсантов на всех кафедрах широко используются методы электронного тестирования. За последние годы значительно увеличилось количество курсантов, которые прошли практику на кораблях и подводных лодках Тихоокеанского флота. Все выходы кораблей на боевую службу и боевую подготовку были использованы для проведения корабельной практики и стажировки курсантов института. Однако, на наш взгляд, только наличие учебного корабля в институте сможет обеспечить полное выполнение квалифицированных требований, предъявляемых к военно-профессиональной (морской) подготовке выпускников.

Ограниченность газетной полосы не позволяет полностью рассказать обо всех проблемах и вопросах, которые необходимо решать для более успешного обучения будущих офицеров флота. Основные тезисы я бы сформулировал так: необходимы оптимизация количества и типов военно-морских специальностей, нужных ВМФ, и их распределение по военно-морским учебным заведениям; разработка унифицированных военно-морских ГОС ВПО (государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования) с учетом принципа непрерывности обучения офицеров флота по схеме «институт – академия»; открытость военно-морского образования и реализация положений Болонской декларации в образовательных программах военно-морских вузов; их обеспечение учебными кораблями, своевременный и качественный ремонт учебных катеров; выплата надбавок за ученое звание профессора офицерам, занимающим должности начальников кафедр, факультетов и их заместителей, заместителей начальника института и начальника института; комплектование штатов военно-морских вузов должностями доцентов и профессоров в количестве, необходимом для выполнения аттестационного показателя в 60%.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту