search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России

Как известно, Британский музей в Лондоне – их главное хранилище. Поработав в Британском музее, мы поехали в Египет с твердой уверенностью, что нужно писать новую книгу, несмотря на то, что современная литература по Древнему Египту необозрима. В Египте нам повезло: представитель туристической фирмы “Eagle Travel” Адель Мохамади, помогавший нам с гостиницей и транспортом, оказался филологом, получившим образование в Москве и Париже. Его хобби был Древний Египет.

Сейчас, вернувшись в Москву, мы обрабатываем обширный материал, привезенный из Лондона и Египта. Готовим книгу, которая будет называться “Жрецы и фараоны”. Отрывок из нее предлагаем читателям “Учительской газеты”.

…Аменхотеп IV вступил на трон в последних лучах заходящего солнца славы великих городов-государств Ханаана, Шумера, Аккада, минойцев-критян и микенцев. Тогдашняя письменность была представлена рисунками предметов и животных, окружавших человека. Тайнопись – толкованием рисунков, появляющихся на поверхности верблюжьих лопаток, черепаховых панцирей или просто глиняных дощечек, трескавшихся при нагревании (прототип “невидимых чернил”). Современников Аменхотепа – по отношению к письменам – можно условно поделить на “грамотных”, “неграмотных”, то есть умеющих или не умеющих читать, и “посвященных”, то есть умеющих толковать тайнопись. Жрецы были грамотными и посвященными. Фараоны – грамотными. Ближайшее окружение фараонов представляли неграмотные и грамотные.

Солнце Египта, когда восходил на трон Аменхотеп IV, находилось в зените: в результате завоеваний XVIII династии Египет стал мировой державой, в состав которой входили: на юге – Нубия, на севере – Ханаан, Сирия и часть шумеро-аккадской территории. Великая египетская империя развалилась при Эхнатоне. После него наступил период смуты и военная диктатура полководца Хоремхеба. XVIII династия выродилась. Тутанхамон, неизвестно, чей сын, – Эхнатона или его приближенного Семнехкара и одной из младших дочерей – жен Эхнатона, взошел на трон в 8 лет при регентстве военачальника Хоремхеба, умер загадочной смертью в 17 лет.

Эхнатон – первый правитель в мировой истории, о котором с уверенностью можно сказать, что он поклонялся единому Богу. Больше того, в результате своей религиозной реформы он сделал монотеизм государственной религией, в результате чего Египет должен был стать тоталитарной державой. Таким образом он, видимо, старался удержать завоеванные его предшественниками земли под единым началом. В Древнем Египте было свыше 2000 богов и богинь. Половина из них были боги универсальные, которым поклонялись во всем Египте, а не только в одной или нескольких областях-номах. Все боги так или иначе были порождением или ипостасью главного бога – Солнца Ра. И Атон, и Амон – в сущности разные лица Ра, и сами по себе они, таким образом, не конфликтовали. В особом положении находился бог мертвых Осирис, имея собственную сферу правления – подземное царство. До того, как Аменхотеп IV провозгласил Атона единственным Богом – для всех, этим богом – для всех был Осирис. До Аменхотепа IV отношение к богам, собственно, было не религиозное, а культовое. Для того чтобы отношение к Атону стало религиозным, то есть духовным (Атон в отличие от Ра, Гора – не солнечный диск с лучами, тем более не сокол или жук, а животворящая сущность солнца. Старое название “бог”-нут предполагало множественные числа; Бог-Атон только в единственном числе), Аменхотеп IV сам написал два гимна в честь Атона, в которых неистово утверждалось, что только Атон – Бог, других богов нет. Любопытно, что Атон до Аменхотепа IV был солнцем заходящим (солнцем Запада); восходящее солнце (солнце Востока) олицетворял навозный жук скарабей. Боги земные и небесные до Аменхотепа IV только присутствовали на земле и на небе и как бы покровительствовали людям. Правил только Осирис.

Основные источники сведений о богах – “Тексты пирамид” – заупокойные ритуалы царей, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид, “тексты саркофагов”, сохранившиеся на саркофагах, и “Книга мертвых” – опять же сборники заупокойных текстов. В подземном царстве не было каких-то особых богов – там все те же небесные и земные боги. Древнего египтянина готовили (да и сам он готовился) к смерти с рождения: фараон начинал строить пирамиду, как только обьявлялся царем. Аменхотеп IV не воевал с Осирисом, просто “забыл” о нем и приказал забыть своим подданным. Он ушел из Фив – столицы Египта, где властвовал Амон, и основал новую столицу Ахетатон – горизонт Атона. В этой столице не было ни слова, сказанного об Осирисе или подземном царстве. Преследуя Амона, вытравив его имя из своего (вместо Аменхотепа фараон стал Эхнатоном), разрушив храмы Амона и сбивая его изображения с каменных стен, вместе с тем этот фараон никак не изображал своего Бога: “подлинного Бога нельзя видеть, он не имеет форм” – это убеждение он пронес через всю жизнь.

Но точно так же, по Эхнатону, нельзя было видеть и смерть, ибо загробной жизни нет. Нужно сказать, древние египтяне имели далеко не отвлеченное представление об уходе из земной жизни. Судя по росписям стен гробниц в Долине царей (Рамсеса IX, Рамсеса VI, Аменофиса II, Рамсеса II, Тутмоса III, Сети I, Тутанхамона и др. фараонов), отражающим тексты “Книги мертвых”, “Молитв Солнцу” и “Книги Дуаты”, им были хорошо известны и классифицированы феномены жизни после жизни, вновь открытые реаниматологами и психопатологами во второй половине нашего века: черный длинный туннель, этапы движения по нему с огромной скоростью (в ладье, как полагали египтяне) в сопровождении с “уплывающим” его охраняющей тени – огромного черного жука скарабея. Свет в конце туннеля – ослепительно яркое солнце. Им было известно и состояние умирающего, переживающего эти видения, – что-то вроде предэкзаменационного. Экзамен нужно было держать на страшном суде перед лицом самого Осириса, перед которым происходит психостазия – взвешивание сердца умершего на весах, уравновешенных истиной Маат (грешника пожирало и медленно переваривало страшное чудовище Амт – лев с головой крокодила; праведника ожидало оживление для счастливой жизни на полях иару).

Эхнатон обо всем этом “забыл”: ничего не хотел слышать о загробной жизни. Осириса нет в памятниках Телль-эль-Амарны (так называются ныне развалины Ахетатона). Фараон ничего не хотел знать о преисподней и запретил мистические, магические и колдовские ритуалы, то есть всякую деятельность жрецов Амона. Нужно сказать, колдуны, маги и прорицатели Древнего Египта обслуживали одного бога – Осириса, хотя назывались служителями Амона или других богов. Задача этих жрецов была одна – помочь человеку умирать и выдержать суд Осириса. Они помогали умирающему преодолеть все пороги на реке смерти. Целительством египетские маги и колдуны не занимались. Лечили человеческие душевные и телесные недуги другие – жрецы храмов Тота, Сохмета, Исиды и Имхотепа, покровители медицины и здоровья, которые были профессиональными докторами по образованию. Докторам Эхнатона было запрещено упоминать своих богов.

Эхнатон, особенно в конце своей жизни, жестоко преследовал магов, прорицателей, гадателей и колдунов. А доктором считался лишь тот, кто мог оперировать, принимать тяжелые роды или лечить лекарствами – фармацевтика как отрасль медицины сформировалась при этом фараоне. Жизнь египтян как бы упростилась – все таинственное и всякие таинства исчезли. Такой период, судя по записям, длился недолго – около пяти лет. Так как загадочное как таковое из жизни не пропало – не все можно было обьяснить и не всем можно было управлять, Эхнатон вынужден был мистическое и магическое отнести к своему Богу: служение Атону стало обрастать магическими ритуалами. В это время Эхнатону пришлось выступить не только главным заклинателем Атона, но и его адвокатом: Бога ведь никто не видел, а верить в него предписывалось. Отсюда фараон вынужден был неистово подчеркивать, что Бога видеть нельзя. (До Эхнатона все боги были зримы и осязаемы и понятны).

В этот момент человеческой истории произошло знаменательное событие: запретив поклоняться богам Атона-Осириса, Эхнатон запретил изображать их в письменности, то есть запретил в письме пользоваться рисунками животных и птиц. Запрет был гениальным толчком к возникновению невиданного миром письма – словесного. Появился первый алфавит. Финикийцы – самый практичный народ – быстро подхватили новую идею и распространили, торгуя, на севере материка и пограничных землях письмо, получившее название финикийского. Вместе с ним появились первые летописцы, правда, века через три после смерти Эхнатона. Финикийское письмо – предок арамейского, квадратного и греческого письма – вытеснило не только иероглифику Древнего Египта, но и находившееся в развитии так называемое линейное письмо минойцев-критян, письмо геометрических фигур и знаков (ветвь этого письма коротка: Крит-Кипр, возраст 3 тысячи лет до н.э. – II век до н.э.), вероятно, линейное письмо. А также письмо ханаан. Религиозная реформа Эхнатона обернулась глобальной перестройкой здания человеческой культуры: в слове знак отделился от значения. Тайнопись также радикально изменилась (трескающиеся на жиру лопатки и панцири было запрещено толковать – магическое ушло в слово, которое стало мистифицироваться, пока не было написано: Вначале было Слово. И Слово был Бог и Бог был Слово. Эхнатон правил 17 лет. Ровно столько господствовал в Древнем Египте монотеизм. После смерти фараон был обьявлен еретиком. Его религию запретили, последователи подверглись преследованию. Маленький Тутанхатон вынужден стать Тутанхамоном: Амон победил Атона. В Египте началась смута. На земном шаре вслед за смертью Эхнатона произошли важнейшие события, предопределившие ход человеческой истории: ИСХОД евреев из Египта. СОЮЗ их в Мребат-Кадеше, Закон, по которому они начали жить. Начался библейский период. На землях минойцев-микенцев стал господствовать ЭПОС.

В Каирском национальном музее находится каменный колосс Эхнатона – мужчины с женскими животом и бедрами. В Египте в наши дни на каждом углу можно купить голову Эхнатона – огромный череп за счет непомерно больших теменных костей. Сохранившиеся изображения Эхнатона представляют его с крупными губами, носом и ушами. Если учесть, что скульпторы и художники Древнего Египта были крайне щепетильны в изображении тел своих фараонов (там же, в Каирском музее, есть каменный колосс фараона Рамсеса II. Скульптура отображает болезнь вен левой голени фараона, что подтвердилось при изучении его мумии), то Эхнатон страдал двумя серьезными врожденными болезнями: черепа, получившей название “череп штеттинского ткача”, и желез внутренней секреции, в результате которой недоразвиты яички (отсюда женоподобность). Огромный череп Эхнатона выходит далеко за пределы искусственно деформированного (фараоны-новорожденные подвергались, как и вожаки, например, инков, направленной деформации черепа за счет сдавливания височных костей новорожденного деревянными дощечками). Психология и психопатология “штеттинского ткача” хорошо изучена: в силу своего уродства он не мог смотреть вверх и вынужден был смотреть постоянно себе под ноги. Он даже не мог смотреть в глаза собеседнику. Эти больные обладают мрачным, замкнутым характером, постоянно испытывают различные страхи и прежде всего страх смерти, неспособны к умственному напряженному труду; бывают слабоумными, всегда слабодушны, волевое усилие им также неведомо. Вдобавок фараон не мог иметь детей. Тем не менее фараон оказывается инициатором и исполнителем грандиозной реформы. К тому же у него было восемь дочерей и, возможно, сын. Сие предстает весьма загадочным, если не принять во внимание особую роль, которая отводилась жене фараона – Нефертити и его “серому кардиналу” Семнехкару.

Некоторые исследователи полагают, что Нефертити – родная сестра Эхнатона. Благо, есть изображения, на которых они похожи чуть ли не как близнецы. Царица принимала активное участие в общественной и политической деятельности супруга. Достаточно сказать, что именно благодаря Нефертити фараон изменил “царскую” форму общения с подданными на “демократическую” – выходил в народ под руку с царицей и гулял по улицам Ахетатона как простой смертный. Даже изображать себя велел в позах “демократических” – в обьятиях жены, на руках с ребенком, за обеденным столом, целующимся, играющим и т.п. Возможно, страной правил не безвольный, больной и пугливый фараон, а его блистательная красавица Нефертити. Не случайно он даровал ей свой титул фараона – Нефернефруатон! В отношении женщины это было недопустимо. Палеоантропологи и палеопсихологи полагают, что Нефертити обладала особыми чертами – отсюда ее божественная красота, – не характерными для древних египтян и народов, тесно общающихся с египтянами. Компьютерный сравнительный анализ облика Нефертити приводит к заключению, что ее образ является как бы архетипом идеала красоты европейцев в последующие тысячелетия, вплоть до современности. Короче, женщина для европейца прекрасна и желанна настолько, насколько она похожа на Нефертити. Только Леонардо да Винчи в своей “Джоконде” отступил от этого, используя мужской прототип. Красота женская и впредь будет развиваться в сторону Нефертити. Воистину в имени Нефертити: красавица грядет!

А теперь о Семнехкаре. На политической арене он появился в разгар реформ Эхнатона. Его изображения никому не известны. Некоторые исследователи полагают, что Семнехкар – сама Нефертити, правящая страной и мужем. Но Семнехкар также получает титул Нефернефруатон (как и Нефертити), но спустя почти десять лет после того, как этот титул получила царица. Спрашивается: зачем фараону дважды одним и тем же титулом награждать одного человека? Семнехкар был чрезвычайно близок Эхнатону. Скорее всего именно он был архитектором реформ, а не больной и безвольный фараон. Возможно, Семнехкар действовал вместе с Нефертити. Не он ли был и отцом детей Эхнатона? Возможно, с этой фигурой связана и еще одна тайна. В настоящее время существует три образа великого Моисея – законодателя и просветителя: библейский образ, запечатленный Микеланджело в камне, и Моисей Зигмунда Фрейда. Все три отличаются друг от друга. Совпадают они лишь в деянии. Фрейд, предполагая, что Моисей – египтянин (об этом – отдельный разговор), искал ему место среди приближенных Эхнатона: “…возможно, принца, жреца, высокопоставленного сановника…” (Зигмунд Фрейд “Человек по имени Моисей и монотеистическая религия”. М. “Наука”, 1993, стр.16). Он не знал ничего о Семнехкаре (в источниках по египтологии, которые Фрейд цитирует, имя Семнехкара отсутствует). Возникает проблема идентификации Семнехкара и фрейдовского Моисея. Но это уже другая история.

Семнехкару принадлежат слова: “Все боится времени. Время боится пирамид”. Самым красивым цветом Семнехкар считал зеленый, любимый цвет Осириса.

Марина ЧЕРНОСВИТОВА, историк культуры

Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте