search
Топ 10

Как бы не заболтать проблему Стандарты: вторая версия

Концепция модернизации образования стала активно обсуждаться не только в среде профессионалов, но и в обществе. В эпицентре обсуждения – образовательные стандарты. Тональность дискуссии разная – от возмущений, что, мол, Министерство образования слепо копирует Запад, до полного одобрения проводимой в образовании реформы. Посередине – конкретные конструктивные предложения по улучшению позиции реформаторов, что может существенно повлиять на выработку новой модели стандарта.

Шаг к обновлению
Важнейшую роль в организации общественного обсуждения играют средства массовой информации. Они и выражают общественное мнение, и формируют его.
Именно поэтому представители министерства выбрали необычную форму работы с регионами – селекторное совещание в присутствии и при активном участии журналистов. В Москве – центральных общественно-политических и педагогических изданий, в регионах – местных. Вел совещание первый заместитель министра образования РФ Виктор Болотов, помогали ему руководитель Департамента общего образования МО РФ Анатолий Баранников и начальник Управления региональной образовательной политики МО РФ Валерий Грибанов.
Это был первый открытый мониторинг общественного мнения по основному вопросу российского образования: изучение реакции широкой педагогической общественности на проект государственного стандарта образования как документ федерального уровня и как элемент в регулировании системы содержания образования. Хотя от призрака всеобщего одобрения, поддержки и благодарностей в адрес создателей стандартов избавиться не удалось, все же общение невидимых друг другу собеседников пошло на пользу всем. В ходе него четко обозначились аргументы “за” и “против”, витавшие, казалось, до этого в воздухе.
В настоящий момент Минобр имеет 91 экспертное заключение от различных субъектов образовательной политики. 64 региона Российской Федерации дали свои отзывы, а также МГУ, СПбГУ, Российский государственный педуниверситет, отделения Российской академии наук, Московская патриархия. Получено 150 отзывов от общеобразовательных учреждений. В целом 85 процентов организаций и отдельных людей, высказавшихся о сути стандартов, говорят о том, что предложенный проект соответствует основным концептуальным задачам модернизации российской школы. 73 процента указывают, что в проекте сделан шаг к обновлению содержания образования, но при этом почти столько же считают, что не удалось должным образом провести разгрузку обязательного минимума содержания образования. Особенно большую критику вызывают стандарты по математике, химии и иностранному языку. Однако при всех недостатках данный стандарт может быть принят, поскольку он создает правовую основу для его модернизации и развития общего образования. Это тот инструмент для совершенствования содержания образования, который даст толчок для создания новых программ, учебных планов, учебников, а в субъектах Российской Федерации еще и региональных образовательных стандартов. Это однозначно. Но вот в каком виде должен быть принят этот государственный документ, что в нем изменить и что доработать, дабы он на самом деле помог вывести российскую школу на уровень европейских (и мировых) стандартов и в то же время сохранить свое лицо, вопрос не из легких. И довольно-таки спорный.

Концептуальная канва
Первый дискуссионный момент: многие указывают, что нынешний вариант стандартов больно уж похож на школьные программы, при этом некоторые общественные эксперты сетуют на широкую обобщенность отдельных положений стандарта. Где же истина? Профессор Владимир Шадриков, один из сопредседателей ВНИКа, говорит: “Содержание образования в государственном стандарте обозначается крупными дидактическими единицами…” И обосновывает, что такая постановка вопроса необходима для того, чтобы дать свободу вариативности и творчеству в преподавании школьных премудростей. Стремились к этому, но, стало быть, не смогли достичь целей. Думается, это не самая большая трудность на пути совершенствования стандартов. Министерство образования дало поручение группам доработчиков (о том, какие именно группы созданы, см. “УГ”, N47, 19 ноября 2002 г. ) укрупнить формулировки, вывести стандарты на такой уровень обобщений, чтобы он приобрел концептуальную канву государственного документа.
Второй момент, который активно обсуждается в отзывах и на страницах прессы, – объемные показатели, иными словами, сколько часов реально будет отдано в школе на изучение того или иного предмета. Ведь, с одной стороны, госстандарт – финансовый документ, с другой – база для формирования нагрузки школьника. Виктор Болотов сказал, что создается специальная группа по разработке нового проекта Базисного учебного плана. “У нас есть три экспериментальных БУПа, и сейчас в рамках широкомасштабного эксперимента по новой структуре содержания образования мы ведем его доработку с учетом новых проектов стандартов”.
Допустим, есть стандарт как некая стратегическая цель, есть разработанные “с учетом новых проектов” учебные планы, но можно ли даже в этом случае всерьез говорить о введении стандартов, когда в школах не хватает физприборов, химреактивов и прочего учебного инвентаря? То, что преждевременно вести об этом разговоры (пока не будет решена материально-техническая проблема), понимает всякий здравомыслящий человек. Обнадеживает в этой ситуации заявление первого замминистра: “Отдельная группа специалистов будет разрабатывать натуральные показатели по обеспечению преподавания предметов физики, химии и остальных дисциплин. Мы сделаем типовой перечень материалов, которые должны быть в школе”.

“Денежный” вопрос
А считал ли кто-то сегодня, во что обойдется введение государственных стандартов? Министерство в вопросах финансов ссылается на готовящийся законопроект, согласно которому все расходы на содержание учебного процесса возлагаются на бюджеты субъекта Федерации (он в настоящее время, как было сказано, шлифуется). Принципиальная позиция Минфина и Минэкономики, по словам Болотова, – поддержать его. Но решит ли этот законопроект “денежные” вопросы?
“Ваша информация о передаче расходов, связанных с учебной деятельностью образовательных учреждений, на уровень субъекта Федерации, вызовет, на наш взгляд, некоторое напряжение, связанное с различной экономической ситуацией в регионах, потому что они находятся в сложных экономических условиях”, – говорит представитель Красноярска. “Как быть: во многих школах у нас даже кабинетов физики нет! Кто поможет нам?” – в сердцах задают вопрос из Чечни.
Вывод напрашивается сам собой: субъекты Российской Федерации должны оказаться в равных условиях. А для этого нужно разработать нормативы по обеспечению образовательных учреждений всем необходимым для выполнения стандартов, но закрепить их на уровне не субъекта Федерации, а на федеральном. Раз стандарт государственный, то и ответственность тоже должна быть государственная.
Рассматривает ли стандарт вопрос оплаты труда учителей? Этот вопрос не перестают задавать работники образования – от простого педагога до управленца. И первые лица в министерстве не устают повторять, что по определению Закона “Об образовании” стандарт связан с решением трех проблем: что должен учитель рассказывать детям в России независимо от того, где школа находится, что должен усвоить ребенок из того, что было ему рассказано, и какой должна быть максимальная нагрузка учеников. Вопрос финансирования школы для сегодняшних финансистов – это вопрос Базисного учебного плана. Он позволяет говорить, сколько часов математики, физики или истории нужно для того, чтобы успеть дать минимум содержания по этим предметам, и для того, чтобы предъявляемые к выпускникам требования были усвоены. Вопрос же размеров зарплаты не регулируется стандартом. Это разные документы, и Министерство образования совместно с центральным комитетом Профсоюза работников образования работает над созданием отраслевой тарифной сетки, вмещающей в себя принципиально новые подходы к формированию заработной платы для педагогов.

Учить детей рассуждать
Начальник отдела инспекции Департамента образования и науки Нижнего Новгорода Игорь Шмелев обеспокоен тем, что разработчики, как он полагает, приравнивают профильное обучение к реализации углубленных учебных программ и спецкурсов, готовящих к поступлению в вузы. По его мнению, это узкая трактовка “профиля”. Тут он совершенно прав. Профильное обучение должно позволить человеку достаточно быстро войти в мир избранной профессии, подготовиться к самостоятельной жизни, трудовой деятельности, продолжать получать профессиональное образование – и не обязательно в высших учебных заведениях. На это нацелен второй готовящийся проект государственного стандарта, и удастся ли разработчикам отойти от стереотипа “профильное обучение – ступень в вуз”, покажет время. Но сегодня проблема в том, что ситуация с освоением даже обычных школьных программ неблагополучна. Их осваивает лишь половина ребят. Что уж говорить о продвинутом уровне, углубленном изучении материала?! И потом, кто определит, что должно составлять социокультурный минимум содержания образования?
Притчей во языцех стал разговор о разгрузке содержания образования. “О каких здоровьесберегающих технологиях можно говорить при тех объемных показателях, которые разработаны на основе стандарта?” – резонно замечают преподаватели. Министр общего и профессионального образования Ростовской области Леонид Ковалев предложил снизить требования к уровню подготовки выпускников и уменьшить инвариантную часть федерального компонента стандарта общего образования до 60-65 процентов, а также пересмотреть объемные показатели, в частности в начальной школе. Здесь есть опасность переместить центр тяжести с содержания образования на требования, и в итоге мы уйдем от проблемы, вместо того чтобы ее решать. Тут можно согласиться с позицией Виктора Болотова, что разгрузка содержания не связана с понижением требований (они и так значительно уступают обязательному минимуму знаний и навыков, предлагаемых для общеобразовательной школы). Разгрузить – значит уйти от механического нагромождения знаний, растущих из года в год в геометрической прогрессии, перестать забивать головы детей цифрами и датами, понятиями и теоремами. Но в то же время научить их самим добывать знания, уметь обращаться со справочной и энциклопедического характера литературой, ознакомить их с основами информационных технологий, предоставить возможность дистанционного обучения. И, конечно, как утверждает Виктор Александрович, научить детей рассуждать и размышлять. А они просто-напросто этому не успевают научиться: нет времени. За бесконечными объяснениями новой темы учителям некогда учить молодую поросль думать и высказывать свои суждения. Потому-то дети превращаются в школяров…

Свежая голова
А если говорить по сути, то в настоящее время группа директоров и завучей школ работает по содержанию стандарта и требованиям, предъявляемым к выпускникам. Они “вырезают” из содержания образования лишний, на их взгляд, учебный материал и обеспечивают интегрирование школьных курсов. После этого материалы экспертных групп поступят во вновь созданные группы доработчиков стандартов из числа представителей Российской академии наук и Российской академии образования, высшей школы, в частности МГУ и СПбГУ, и, разумеется, первых разработчиков стандартов. Ответственность за эту работу возложена на Департамент общего образования МО РФ. К середине декабря, как было официально заявлено, Минобразование планирует получить доработанную версию стандартов, которая повторно будет рассылаться в субъекты Федерации для установления обратной связи. Кстати, в работу московских федеральных групп стандартов могут включиться региональные специалисты. Правда, при условии наличия убедительной для министерства аргументации. Педагоги страны вновь смогут послать свои отзывы разработчикам стандартов.
Однако если не поставить на следующем проекте точку, процесс грозит затянуться. Уже предлагают проводить межрегиональные совещания по предметам (эта идея была высказана нижегородцами и кемеровчанами). Но не превратятся ли такие совещания в переливание воды из пустого в порожнее? Не заболтаем ли саму идею стандартов? Методисты и учителя будут твердить одно: дети в школе должны знать то-то и то-то, и мы получим перечень тем, которые к стандартам не будут иметь никакого отношения. Здесь нужны люди с умением абстрагироваться от частностей и обобщать, вычленять главное и подчинять ему все остальное, люди дальнозоркие, мыслящие государственными категориями, авторитетные и, главное, со свежей головой.

Ирина КАМИНСКАЯ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте