search
Топ 10

К 100-летию Государственной Думы России. И восторжествует историческая справедливость

Накануне 100-летнего юбилея Государственной Думы появилось немало публикаций, исследований о ее деятельности, ее влиянии на экономическую и политическую жизнь России начала ХХ века. Нередко авторы их грешат субъективизмом, делают выводы под влиянием оценок советской историографии. Нам представляется, что наиболее полно, объективно рассказал о Государственной Думе Российской империи доктор исторических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, генеральный директор Института общественной мысли Валентин Валентинович Шелохаев, который долгое время изучал архивные материалы нашего парламента той эпохи.

– Валентин Валентинович, парламентаризм в новой России начали строить с чистого листа, используя опыт европейских стран, Соединенных Штатов. Но ведь и у нас в прошлые времена был какой-то опыт, к нему почему-то не обращаются, им не интересуются, и вообще создается впечатление, что о нем мало знают…

– В этом году исполняется сто лет со дня начала деятельности Государственной Думы Российской империи. И естественно, у многих возникает вопрос: имела ли более древнюю корневую систему Государственная Дума в России или действительно ей всего сто лет? Вопрос связан с более глобальной проблемой, смысл которой состоит в том, что на протяжении веков власть и общество пытались найти конструктивное взаимодействие друг с другом, осуществить переговорный процесс, создать соответствующие институции для ведения переговорного процесса, которые должны были транслировать соответствующие интересы и отвечать на вызовы времени.

И вот с этой точки зрения Россия имеет одиннадцативековой опыт, а не всего сто лет. Разрешение проблем было характерно и для Древней Руси, когда князья или власть пытались найти взаимодействие с обществом и институциями общества. Этими демократическими институциями являлись всенародные вече. В те времена переговорный процесс, решение вопросов осуществлялись при помощи прямой демократии, когда в одном месте сосредоточивались и представители властных структур, и представители общества. И они публично решали эти вызовы времени. Постепенно в связи с образованием централизованного государства ситуация начинает меняться. Время прямой демократии остается в далеком прошлом. Вместо вечевых структур создаются органы не прямой демократии, а уже представительства интересов определенных страт. Это Боярские думы, Земские соборы ХV-ХVII веков. Они не были институтами прямой демократии, потому что создавались для решения конкретных проблем между властью и обществом. На протяжении длительного периода мы видим тенденцию, когда идет сужение поля демократии. Власть как бы оттесняет общество от решения основных проблем и вступает в переговорный процесс с представителями господствующих страт.

Боярская дума была узкосословным институтом и выражала интересы не всего общества. Земские соборы – это более широкие институты, тут более широкое представительство населения. Но они собирались нерегулярно, только для решения крупных, судьбоносных вопросов.

Известен Земский собор 1613 года, который принял важное решение о прекращении Смуты и провел выборы царя из рода Романовых.

– Мне вспоминается, как об этом писал известный историк ХIХ века академик Сергей Платонов: по всем городам были разосланы грамоты с приглашением прислать в Москву выборных, человек по 10 от каждого города. В Москву съехались представители от 50 городов и составили вместе с московскими представителями избирательный собор, который и должен был принять решение об избрании Михаила Федоровича Романова царем. Кроме того, поступали письменные и устные заявления от населения разных городов, в том числе и казаков. И их мнения тоже учитывались. И тогда собор остановил свой выбор на Михаиле…

– Это был Земский собор, избранный от широких слоев населения: и городского, и свободных людей, и дворян, и бояр. Это очень важный момент. Но, как правило, соборы собирались в экстренных ситуациях. Постепенно они перестают созываться. И с эпохи Петра I происходит бюрократизация системы. Общество оттесняется на периферию. Все властные функции всех видов передаются бюрократии. Вот те традиции, которые имели место в Древней Руси и в Средние века, они уходят в далекое прошлое.

Создается так называемое регулярное государство с бюрократическим началом. Но вместе с тем в послепетровскую эпоху были моменты, когда требовалось обращение властей к обществу. Известно Уложение Екатерининской комиссии, которая должна была решить социальные и экономические проблемы. Такой опыт был, но, к сожалению, не был укоренен и продолжен.

– Замысел действительно был интересным. Согласно Манифесту, изданному Екатериной II, дворяне должны были избирать депутатов от каждого уезда, горожане – депутата от каждого города, свободные сельские обыватели – депутата от каждой провинции. Депутаты обязаны были получить от своих выборщиков особые наказы их нужд и пожеланий…

– Как видите, власть все же обращалась к обществу. И вот вскоре после роспуска этой комиссии прекращается и эта традиция. И мы видим, как выстраивается бюрократическая вертикаль власти.

– А Сенат? В его природе было что-то от парламентских структур?

– Это был орган бюрократический. По своему содержанию и по своему формированию он не являлся представительством интересов широких слоев. В начале только ХIХ века в правительственных и либеральных кругах во время либерального периода царствования Александра I появляется идея о привлечении общественности для решения общегосударственных задач.

Всем известно имя М.М.Сперанского, который предлагал расширить состав Государственного совета, ввести в него представителей общества. Правда, Государственный совет не наделялся законодательными полномочиями. Более того, уже в самом обществе зарождаются идеи народного представительства. Мы знаем проекты декабристов. Ими разрабатывались две модели такого представительства. Одна более умеренная – создание Государственной Думы, вторая – созыв Учредительного собрания для принятия конституции. Но, к сожалению, повторяю, сильная бюрократизация властных структур не давала обществу в это время сформироваться. Это произошло только в начале ХХ века.

– Александр II не пытался это сделать?

– Была попытка подписать так называемую конституцию Лорис-Меликова. Там речь шла опять о расширении Государственного совета, который так и не становился законодательным органом. К сожалению, и эта робкая тенденция была прервана. Потребовалась по существу новая ситуация, кризисная. Я бы определил как начало системного кризиса. И этот системный кризис вылился в события революции 1905-1907 годов, когда наконец власть под сильным напором общества вынуждена была пойти на издание закона о созыве вначале совещательного учреждения типа Булыгинской думы, затем она согласилась и на законодательное народное представительство.

Так, создание института Государственной Думы в России произошло значительно позднее, чем в европейских странах. В Англии парламент возник в ХIII веке, во Франции – Генеральные штаты – в ХIV веке. В ХIХ веке парламенты существовали во всех развитых европейских странах. В России же Государственная Дума возникла с большим опозданием. Хочу обратить внимание на следующий момент: Дума, которая была создана в 1906 году, явилась продуктом пореформенной модернизации, великих реформ 60-70-х годов, которые стимулировали формирование новых страт общества, элементов гражданского общества. Если бы они не стали укореняться, ни о какой Думе в начале века мы не могли бы говорить. Повторяю, что Государственная Дума – продукт модернизационного процесса пореформенного периода, содержанием которого и явился переход от абсолютизма к правовому государству, от сословного общества к гражданскому обществу.

– Совсем по-другому можно прочитать об этом в советской историографии. Там говорится, что Государственная Дума – это ограниченное в правах представительное учреждение, она никогда не была подлинно законодательным органом…

– Конечно, власть на протяжении определенного периода искала, какую форму придать народному представительству, какие будут у него компетенция, круг обязанностей депутатов. Кто должен представлять разные слои населения. Шли дискуссии о всеобщем избирательном праве, созрело ли общество для всеобщего избирательного права или нет? Все эти вопросы дискутировались в обществе. Но уже в пореформенный период в самом обществе, а не во властных структурах созрела мысль о необходимости создания народного представительства. Поэтому власть вынуждена была пойти навстречу обществу. Известно, формирующееся в России гражданское общество продуцировало различные направления мысли: консервативное, либеральное и социалистическое. И если определить вектор эволюции общественной мысли, то идея создания народного представительства исходила от либеральных общественных кругов, которые тогда концентрировались вокруг земства, городских Дум. Это как раз и было ядро будущего среднего класса, одно из системообразующих элементов гражданского общества.

– А городские Думы, они имели какое-то влияние на жизнь города, не были карманными, декоративными органами?

– Эти Думы стали результатом реформ Александра II, земской реформы 1864 г. и городской 1870 г. Уже в земстве зародилась идея «увенчать» земское здание. Фундамент построен, стены тоже, остается купол. Что является куполом этого здания? Это конституция и народное представительство. Дискуссия шла лишь о том, какое должно быть представительство. Умеренные круги считали, что достаточно законосовещательного представительства, более радикальные круги считали, что это представительство должно быть законодательным. Вот о чем шла дискуссия. И о привлечении различных слоев общества к дискуссии. Одни считали, что нужно всеобщее право предоставить, а другие – что все же нужно сохранить ценз. Имущественный ценз оседлости и т.д. И власть вынуждена была пойти навстречу этим требованиям, которые сформулированы были на ноябрьском земском съезде в 1904 г.

То есть все основные параметры, о которых мы с вами говорили выше, ноябрьский земско-городской съезд сформулировал в своих десяти пунктах программы. В ней нашли отражение идея представления обществу гражданских, политических прав, идея народного представительства. Власть тоже сначала сопротивлялась этому, но революционные события 1905 года заставили ее пойти на уступки. Вначале эта уступка сводилась к закону о совещательном представительстве.

Манифест 18 февраля 1905 г. отражал правительственную концепцию законосовещательного органа. Мнение же общества сводилось к тому, что представительство должно быть законодательным. И аппарат правительства вынужден был работать над подготовкой законодательных актов, отражающих эти настроения. Но революционные события развивались по нарастающей. И после октябрьской всеобщей стачки, парализовавшей железнодорожный транспорт, телеграфное сообщение, вызвавшей финансовый кризис, массовые выступления вооруженного характера, Николай II вынужден был пойти на следующий, более радикальный шаг.

17 октября 1905 г. им издан знаменитый Манифест, который зафиксировал три принципиальных положения. Первое: российским подданным предоставлялись гражданские и политические права. Второе положение говорило о том, что законосовещательная Дума должна быть трансформирована в законодательную. Третье положение расширяло избирательные права граждан. Если по Булыгинской схеме рабочий класс вообще не получал избирательных прав и были другие ограничения, то теперь Манифест их предоставил. Манифест стал той основой, которая дала толчок развитию законодательства о Государственной Думе.

Здесь нужно обратить внимание на два основополагающих документа. Это подготовка избирательного закона, которая была реализована при активном участии Сергея Кржижановского. На основе избирательного закона 11 декабря 1905 г. проходили выборы в первую и вторую Государственную Думу. Затем 20 февраля 1906 года издаются два важнейших законодательных акта: Положение об учреждении Государственной Думы и Положение о реформировании Государственного совета – второй палаты российского парламента. И наконец, все эти акты как бы сублимируются в новой редакции Основных законов, принятых 23 апреля 1906-го. Не случайно они сейчас называются первой российской конституцией. Основные законы зафиксировали компетенцию властных структур: императора, исполнительных органов и двухпалатного представительства.

Конечно, сама Государственная Дума как институт прошла несколько этапов в своем развитии.

По сути, этот представительный институт являлся институтом переходного периода, что в свою очередь отражало общую закономерность. Во всех странах мира эти институты эволюционировали. Государственная Дума прошла целый ряд этапов. Во-первых, это касается изменения как избирательного, так и самого закона, выборного процесса. Это и подготовка Наказа, определившего внутреннюю структуру Думы и механизм ее функционирования. I и II Госдумы, избиравшиеся по закону 11 декабря 1905 г., оказались для правительства неприемлемыми, власть вынуждена была их распустить. Был издан новый избирательный закон, который определил новый тип Государственной Думы – III и IV. Изменение избирательных квот привело к изменению депутатского корпуса как в социальном, так и партийном смыслах. Правительство как бы получило искомый результат. III Дума получилась конструктивным институтом, с которым правительство смогло сотрудничать, принимать соответствующие законы.

– А для России лучше было такое сотрудничество, чем то непонимание, которое получилось с I и II Думами?

– Я думаю, что да. Если бы третьи выборы проводились по закону 11 декабря 1905 г., то Дума снова могла быть распущена. Несмотря на известные ограничения, Государственная Дума была первым реальным общенациональным представительством начала ХХ века. Она отразила сложносоставной характер социальной структуры российского общества, его поликонфессиональный, полинациональный состав. К Государственной Думе были представлены все основные национальности: русские, белорусы, украинцы, эстонцы, латыши, литовцы, евреи, армяне, поляки, азербайджанцы, грузины, татары, казахи, чуваши, мордва и т.д. Всего 27 национальностей.

Второе, что я хотел бы подчеркнуть, Дума стала мощным фактором и ускорителем развития процесса формирования гражданского общества. На это как-то у нас не обращали внимания. Но это очень важный момент. Она была стимулятором формирования правового государства в России. Возникнув в кризисной ситуации, Дума стала выполнять стабилизирующую функцию, способствующую развитию модернизационных процессов. И в этом состоит значение Государственной Думы.

– Значит, тогда же возникло и гражданское общество в современном его понимании, хотя все политики сегодня говорят: в России никогда не было гражданского общества, которое влияло бы на жизнь в стране…

– Гражданское общество тоже тогда формировалось. Например, в Госдуме действовали фракции общероссийских и национальных политических партий. Партии и соответственно партийные фракции – это элементы гражданского общества. Публикации стенографических отчетов о заседаниях Госдумы во всей ежедневной печати стали важнейшим фактором формирования общественного сознания. И не только передовое общество, но и все слои населения, получив утренние газеты, могли узнать, что в Думе происходит, какие вопросы обсуждаются.

И еще один очень важный момент. Государственная Дума Российской империи в структурированной уже законодательной форме аккумулировала и позиционировала настроение и интересы как традиционных социальных страт – дворянства, крестьянства, так и новых – средних слоев, интеллигенции, рабочих. Она сумела сделать их субъектами общественно-политического процесса. Российский депутатский корпус явился мощным рычагом воздействия — политического развития России. И еще необходимо отметить, что после изменения избирательного закона 3 июня 1907 года Государственная Дума сыграла важную роль в проведении системных столыпинских реформ.

Столыпин активно сам принимал участие в деятельности Государственной Думы, выступал 27 раз с ее трибуны, 17 раз с трибуны Государственного совета.

Он был первым публичным политиком из премьер-министров России. И это взаимодействие с Государственной Думой, постоянный контакт с ее председателями, совместная разработка законопроектов позволили ему наладить рациональное сотрудничество между исполнительной и законодательной властью. И мы видим, как интенсивно и эффективно проходил процесс законодательного творчества в III и IV Государственной Думе.

Государственная Дума Российской империи за одиннадцатилетний период своей работы приняла три с половиной тысячи законов. Из них 93% утвердил Государственный совет. Эти цифры как раз отвергают бытующие в нашей историографии утверждения о том, что Госсовет был пробкой, закупоривающей законодательный процесс. Как видим, это совсем не так. Многие законы имели судьбоносный характер. Это пакет аграрных и законов 1910 г. и 1911 г., в основу которых был положен знаменитый Указ 9 ноября 1906 г. Это целый пакет социальных законопроектов, в том числе и по рабочему вопросу. Реформа местного суда. Уже в ходе Первой мировой войны законопроекты «О введении в России всеобщего образования» и «О введении прогрессивного подоходного налога». Законопроекты, связанные с гражданскими и политическими правами, обществами и союзами. Важные шаги были сделаны в отношении снятия остроты национальных и конфессиональных проблем. Правительство внесло в Думу десять конфессиональных законопроектов.

Правительство выступало главным инициатором и «мотором» наиболее крупных законопроектов. Если в первую Госдуму правительство внесло всего 16 законопроектов, то уже во вторую Думу – более двухсот. В III и IV – более 5 тыс. законопроектов.

Недавно в свет вышла книга «Законотворческая деятельность думских фракций», подготовленная в рамках научно-исследовательской программы Фонда изучения наследия П.А.Столыпина. В публикации включены законопроекты, инициированые самими депутатами. Несмотря на то, что согласно закону депутат не имел права законодательной инициативы: требовалась подпись тридцати членов Государственной Думы, тем не менее за весь период существования дореволюционной Думы депутаты внесли 411 законов. Причем эти законопроекты касались всех проблем того времени (аграрные, по местному самоуправлению и по управлению, а также связанные с экономической, налоговой системой).

Все крупные законопроекты, выдвинутые думскими фракциями, свидетельствуют о том, что российское общество стало активно принимать участие в законодательном процессе. И уровень подготовки этих законодательных проектов был весьма высок. То есть они ни в коем случае не уступали правительственным. Это были высокопрофессиональные проекты, и депутаты, наиболее тесно связанные с электоратом, пытались через эти законопроекты позиционировать интересы различных социальных страт. Это важный, на мой взгляд, момент.

Но вот у нас всегда возникает вопрос: почему Госдума не смогла предотвратить национальную катастрофу 1917 года? Я бы подошел к этой проблеме иначе. Все же Госдума России в период Первой мировой войны в условиях назревания общенационального кризиса приняла ряд мер, направленных на предотвращение национальной катастрофы. Во-первых, она попыталась перевести февральскую революцию в мирное, парламентское русло. Во-вторых, Временный комитет Госдумы выступил инициатором в формировании первого Временного правительства, которое возглавило процесс демократических преобразований в период между февралем и октябрем 1917 года. В послефевральский период Россия стала одной из самых свободных и демократических стран тогдашнего мира.

Хочу сказать об огромном значении депутатского корпуса. В год 100-летнего юбилея следует вспомнить руководителей Государственной Думы Первого председателя – Сергея Андреевича Муромцева, профессора Московского университета, одного из активных участников земского и городского либерального движения, члена Московской городской Думы. Крупнейший ученый с мировым именем, Муромцев, став председателем первой Государственной Думы, высокопрофессионально организовал ее законотворческую работу. Председателем II Думы был Федор Александрович Головин, член ЦК кадетской партии. К сожалению, жизнь его закончилась трагически, он был расстрелян. Три других председателя – Николай Алексеевич Хомяков, сын известного славянофила, Александр Иванович Гучков, лидер Союза 17 октября, Михаил Владимирович Родзянко. Это были интересные руководители Государственной Думы. Яркими личностями были многие депутаты, в том числе избранные от крестьян.

Депутатов, несмотря на разные политические пристрастия, вдохновила идея принести пользу России, своим избирателям. Их речи, как правило, были искренними, правдивыми. И конечно, самыми активными были представители интеллигенции (ученые, юристы, профессора общественных дисциплин, представители местного самоуправления и управления). Разумеется, были в Думе и различные инциденты, дуэли между депутатами.

Но при всех издержках Дума Российской империи все-таки была конструктивным учреждением, она сыграла огромную роль в развитии парламентаризма, в формировании гражданского общества и правового государства.

Все 3,5 тысячи законопроектов, одобренные Думой и ставшие законами, направлены на поднятие экономики, улучшение материального положения различных категорий населения, рабочих, служащих, на реформирование армии и флота, на укрепление образования. Идея введения всеобщего начального образования была поддержана всеми депутатами. Это была пионерская идея в России для того времени. Активная помощь по финансированию науки, подготовке кадров различных специальностей. Реформирование суда.

– Получается, что Дума Российской империи действовала более эффективно и профессионально, нежели Государственная Дума современной России?

– Каждая эпоха решает свои проблемы. В ту эпоху, предреволюционную, она решала проблему модернизации России, чтобы в стране, во-первых, сформировалось гражданское общество и правовое государство, чтобы в ней развивалась рыночная экономика и создавался средний класс, чтобы Россия занимала лидирующие позиции во всех сферах деятельности, в том числе в науке и образовании в мире.

Если говорить о современной Думе, то она тоже возникла в кризисной ситуации. Ситуация начала 90-х годов была очень непростой. Перед современной Думой тоже стоят сложные задачи, в том числе как предотвратить угрозу распада России, в конце 80-х – начале 90-х годов стали появляться эти опасные тенденции. Распад СССР вполне мог вызвать распад и России. Если в дореволюционной Думе речь шла о поступательном развитии пореформенной модернизации, наращивании экономического и интеллектуального потенциала, то в начале 90-х годов перед депутатами встала другая задача: как сохранить целостность России, как не допустить падения ее международного престижа. Тогда экономика России развивалась по нарастающей, то есть Россия к 1913 году вышла по темпам развития на первое место в мире. По показателям валового национального продукта на пятое место.

А депутатский корпус 90-х годов должен думать о возрождении экономики, которая после распада СССР оказалась в кризисном состоянии. Можно, конечно, высказать критические замечания в адрес современных депутатов, но важно тут понять, какие задачи стояли тогда и стоят сейчас. Следует иметь в виду общечеловеческий, личный фактор. В начале ХХ века российская культура достигла высокого уровня своего развития. Депутаты I-IV Думы были представителями этой культуры, образно говоря, были заражены ее энергетикой.

Современным депутатам пришлось фактически заново учиться с нуля парламентским премудростям, овладевать парламентской культурой, парламентской этикой, парламентскими процедурами.

А в дореволюционной России навыки парламентаризма накапливались в течение сорока лет в городском, земском управлении. Многие дореволюционные парламентарии имели многолетний опыт дискуссий, дебатов в органах местного самоуправления. Все это они прошли в земстве. А были ли в советский период дискуссии, дебаты?

Если не учитывать эти факторы, то мы слишком большой счет предъявим современным депутатам. Они учатся, хотя минусов, повторяю, достаточно много.

Для меня Государственная Дума России и Государственный совет России стали более понятными только тогда, когда я познакомился с архивными документами и материалами, со стенограммами выступлений депутатов. Думаю, что современным депутатам не помешало бы обратиться к богатому опыту первых Дум.

Долгое время в нашей историографии читателя кормили идеологической окрошкой, суть которой состояла в том, что реформы – это побочный продукт революции. Дума – это сугубо реформистский институт. Депутатский корпус фактически не изучался. А между тем многие из депутатов достойны увековечения, их жизнь и деятельность могли бы стать примером для сегодняшних поколений. В 100-летий юбилей Государственной Думы было бы справедливо установить мемориальные доски каждому депутату.

Дань уважения к ним должна быть проявлена. К сожалению, до сих пор в школьных учебниках деятельности Государственной Думы Российской империи уделяется крайне мало внимания. Я считаю, что такие подходы нужно коренным образом менять. Изменение отношения к I-IV Думам стало бы огромной реальной помощью и современному депутатскому корпусу.

Пользуясь случаем, хочу сказать о том, что пора в местных краеведческих музеях создать уголки, посвященные дореволюционным депутатам. Хорошо бы провести в школах урок о парламентаризме, посвященный 100-летию Государственной Думы, используя в том числе и местный материал. Нашим ученикам, студентам надо рассказать о делах той Госдумы не абстрактно, а с конкретными фактами.

Я бы хотел, чтобы «Учительская газета» в юбилейный год стала своеобразным рупором, благодаря которому учителя, учащиеся узнали бы о том, что первые Думы сделали немало для России, депутатский корпус начала прошлого века принимал активное участие в обсуждении всех судьбоносных для страны вопросов, что этот корпус внес свой вклад и в формирование гражданского общества и правового государства, и в формирование парламентской культуры и культуры вообще. И тогда историческая справедливость восторжествует.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту