Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Из армии в вуз: взгляд с рабфака МГУ

Учительская газета, №18 от 3 мая 2005. Читать номер
Автор:

В обществе не утихают страсти вокруг перспективы призыва в армию студентов. Одни заявляют о демографической яме и ее последствиях для обороны страны, которые без призыва студентов не предотвратить. Другие – об угрозе феминизации и деградации профессионального потенциала страны. Значит ли это, что противоречие неразрешимо иначе, чем ущербом одному из двух общенациональных приоритетов – образованию или безопасности России – ради другого? Есть ли пути, усиливающие обе сферы? «Военное образование» предложило искать ответ сообща, развернув информационную акцию «Станет ли солдат студентом?». В ней приняли участие представители парламента России, регионов и вузов.

– Университет последовательно отстаивает рабфаки, обращается с предложениями сохранить их в Госдуму, правительство. Но когда и какие решения будут приняты, нам, к сожалению, неизвестно. Пока оптимистично смотреть в будущее .

Представить в дискуссии взгляд из молодежной среды помогли нам друзья «ВО» из главного университета России. Пригласили нас на собрание подготовительного отделения МГУ им. М.В. Ломоносова и собрали за «круглым столом» его слушателей. Мы дополнили беседу с ними мнениями, сочетающими опыт солдата, студента и педагога, ученого, – университетских наставников, которые пришли в МГУ из армии через рабфак.

А солдат не знает…

– Чем для вас – вчерашних солдат – стала армия?

Евгений ЖМАКИН (Е.Ж.), сержант запаса, служил в Президентском полку Федеральной службы охраны (ФСО):

– Сегодня в армии много плохого, но хорошего гораздо больше. Из нее выходишь другим человеком, сознательно, по-взрослому относишься к жизни.

К примеру, до службы я окончил электромеханический техникум. Но как? Чуть не отчислили, потому что здраво смотреть на жизнь не умел. А в армии понял, что в жизни важно, к чему стремиться. Она открыла мне путь в МГУ.

– В России около 20 тысяч уклонистов от призыва, не меньше «отмазываются» под разными предлогами…

– Чтобы поднять престиж военной службы, прежде всего надо донести до гражданской молодежи, призывников, что им даст армия. Ведь о льготах военнослужащих и рабфаке МГУ я узнал уже солдатом. А если бы ребят еще до призыва через военкоматы убедили, что армия откроет им путь в вузы, очень многие задумались бы: есть ли смысл «косить»? И пошли в солдаты, чтобы стать студентами.

– Льготы прописаны в законах. О наборе на рабфак есть договоры МГУ с силовыми структурами. Казалось бы, все ясно?

Александр ЮДИН (А.Ю.), сержант запаса, служил во Внутренних войсках:

– Но в воинских частях нет информации о том, какие возможности предоставляют вузы после службы, в том числе о рабфаке МГУ. В войсках в принципе об этом неизвестно. Не знают даже, как оформить рекомендацию солдату для поступления в вуз.

Михаил ИВАНОВ (М.И.), главный старшина запаса, служил на Северном флоте, выпускник подготовительного отделения МГУ, студент 1-го курса:

– Информации действительно нет. К тому же матросов не отпускают с кораблей на встречу с выездными комиссиями рабфака.

Объективно

В Вооруженных Силах темы, посвященные социально-правовой защите, правам и льготам (в том числе образовательным) военнослужащих, они изучают по программам обязательной для всех общественно-государственной подготовки (ОГП).

Материалы о правах и льготах публикует пресса Минобороны – «Красная звезда», журнал «Ориентир», газеты военных округов и флотов. Правила приема на рабфак МГУ и образец рекомендации командира части для поступления в вуз публиковала доступная всем солдатам и матросам «Красная звезда».

Прессой Минобороны в приказном порядке за казенный счет обеспечивают все воинские части и подразделения. Их подшивки ведут во всех библиотеках частей, комнатах информирования и досуга.

Источники информации для солдат и матросов есть. Видимо, проблема в отсутствии привычки к чтению периодики, а также в качестве занятий по ОГП.

Константин РОДИОНОВ (К.Р.), участник боевых действий, прапорщик запаса, служил в Федеральной службе безопасности:

– В органах ФСБ нет бланков справок, рекомендаций для поступления в вуз, не знают, как их оформлять. Нигде не указано, что участники боев могут поступать в вузы и без рекомендации из части.

Выпускник рабфака, заместитель декана подготовительного отделения МГУ Александр МАРКИН:

– Участникам боев выдают удостоверения. Но по инструкции, наверное, старой, мы должны предоставлять им льготы на основании записей в военных билетах и справок. Ни об удостоверениях участников боевых действий, ни о чем другом мы информации не получали. Нужна новая инструкция.

Как помочь вернувшимся с войны?

– Информационная кампания «Станет ли солдат студентом?» – продолжение акции «Учительской газеты» и «Военного образования»: «Помоги защитнику России!», посвященной образовательным проблемам современных фронтовиков. Как помочь им?

А.Ю.: Считаю, участники боевых действий должны поступать в вузы без экзаменов.

– Но если не смогут осваивать учебную программу, отчислят за неуспеваемость. А война отнимает навыки к учебе. Как воюющим бойцам сохранить их, а утратившим – вернуть?

А.Ю.: Прежде всего в программу реабилитации включить информацию о возможностях учебы в вузе.

Николай КОНОПЛЕНКО (Н.К.), участник боевых действий, награжден медалью «За отличие в службе» II степени, старший сержант запаса, служил во Внутренних войсках:

– Очень хорошее предложение. Участникам боев в процессе реабилитации нужно дать возможность подготовиться к учебе, а затем поступать в вузы без экзаменов. Но об этом не думают. Информации в частях о вузах, и военных, и гражданских, очень мало.

К.Р.: В «горячей точке» у ребят даже в свободное время нет возможности читать. Там нет читальных залов и ничего им подобного. Даже книги с собой нельзя взять. Особенно когда роты перемещаются. Я сам это видел. И в принципе не разрешают заниматься.

– А стоило бы?

– Да. Это лучшая реабилитация. Ведь после боевой операции очень важно отвлечься, снять напряжение. А книги – лучшее лекарство для души, реабилитации. Они крайне важны и для отдыха, и для подготовки в вуз.

Что могут войска?

– Какие возможности самообразования есть у солдата в мирной обстановке?

Евгений Ермаков, студент 2-го курса географического факультета, служил в спецназе, кавалер Ордена мужества:

– Армия многое дает молодому человеку. Только в ней можно приобрести определенный жизненный опыт. Но потенциальным абитуриентам нужна более серьезная поддержка командования воинских частей. Почему бы не ввести правило: в каждой комнате информирования и досуга воинского подразделения иметь комплекты учебной литературы – библиотечки абитуриента? Это поможет солдатам и сержантам подготовиться к поступлению в вуз.

Александр АСЛАНЯН (А.А.), ефрейтор запаса, служил в мотострелковой бригаде Северо-Кавказского военного округа:

– Солдату нужны книги. Но в библиотеке воинской части в лучшем случае – уставы, кое-что из художественной литературы. Для подготовки в вузы нет ничего. Времени тоже нет. Да и просто не позволяют заниматься.

– Но в распорядке дня каждой части есть время культурно-досуговой работы и личное время – законное право солдата отдыхать не только на спортивном празднике, но и с книгой.

А.Ю.: Личное время дано солдату, чтобы написать письмо, сходить в библиотеку, посидеть над учебниками. Но обычно ему «рекомендуют» провести время на строевом плацу или на уборке территории.

В частях обстановка разная. Я столкнулся с полным равнодушием командиров к проблеме самообразования солдат. Провести 10 часов на плацу – нормально, а 5 часов в читальном зале – нельзя.

Н.К.: Все зависит от человека. Хочет заниматься – и на службе найдет время. Но есть командиры, которые всячески «не приветствуют» занятия «невоенным» делом. Например, в наряде дежурным по роте я читал учебник. Проверяющий увидел и нажаловался командованию, что занимаюсь не тем, чем надо.

– Уточним: устав не нарушал? Дежурный по роте, когда нет дел, имеет право читать?

– Да. Но нагоняй получил.

– Во многих частях едва ли не половина командиров взводов – двухгодичники. Только МГУ выпускает лейтенантов больше, чем иное военное училище. Могут ли они помочь солдатам готовиться в вузы, например, организовать в библиотеке консультационный пункт или кружок будущих абитуриентов?

А.Ю.: Да. Но где взять время? Нужны условия. Чтобы это было не «невоенное дело», которое могут пресечь на корню, а обязательный элемент воспитательной работы с солдатами и чья-то обязанность.

– Помогает ли общественно-государственная подготовка в войсках готовиться в вуз? Устраивает ли вас ее содержание?

А.Ю.: Нет.

Евгений ГИГИРЕВ (Е.Г.), сержант запаса:

– Занятия по ОГП должны проводить офицеры, но часто проводят солдат, сержант, причем кое-как. Мне самому приходилось. Никаких знаний ребята не получают, хотя их можно давать. Для этого прежде всего нужна личная заинтересованность. Пусть ОГП преподают компетентные офицеры и требуют качества учебы.

– ОГП изучают в группах солдат, прапорщиков, офицеров. А если в рамках ОГП создать хотя бы одну на батальон, пару-тройку на полк групп будущих абитуриентов для лучших солдат и сержантов?

А.Ю.: Это было бы здорово!

М.И.: Очень хорошее решение проблемы! Выявлять ребят, мечтающих о вузах, можно уже в военкоматах.

А.А.: По-моему, первый год службы солдат должен осваивать ОГП, а второй – готовиться в вуз.

– То есть заслужить это право, сдать своего рода экзамен?

А.Ю.: Конечно. Это будет мощный стимул служить безупречно.

«Продвинутым» ребятам хотя бы за полгода до увольнения в запас надо дать возможность в рамках ОГП серьезно готовиться в вуз. Наверное, нужны изменения в программах боевой, общественно-государственной подготовки солдат, чтобы в армии было меньше бессмысленной муштры, а больше учебы – и боевой, и теоретической, книжной.

Из публикаций «ВО»

Комиссар Республики Татарстан генерал-майор Рим МУСТАЕВ:

Три года подготовки до призыва по программе среднего специального технического образования могут гармонично сочетаться с двумя годами гуманитарного высшего образования в период прохождения срочной службы…

Реализация данных предложений позволит эффективно видоизменить статус армейских воспитателей на педагогов-технологов и педагогов-психологов. Воспитательная работа не упразднится, а приобретет качественно новые формы и содержание. При этом педагог-технолог или педагог-психолог после увольнения в запас по выслуге лет получит полную социальную защищенность, так как приобретет возможность для продолжения педагогической деятельности в гражданских вузах.

(«ВО» №53(157), 2004 г.)

Небоевые потери военных профи

– Как сделать солдатскую учебу более эффективной?

А.Ю.: Прежде всего нужно вернуть в армию хороших офицеров, которые из нее ушли, и принимать в военные вузы настоящих патриотов, а не тех, кто идет в них «откосить» от солдатской службы. Только высокообразованный и преданный делу офицер-патриот может привнести в солдатскую жизнь что-то доброе, полезное. И любой солдат почтет за честь брать с него пример.

Н.К.: В частях не создают условий для самообразования, у офицеров нет заинтересованности заниматься нами – солдатами. Почему?

Армию настолько, не побоюсь этого слова, низвели! Толковые офицеры уходят. Не видят смысла служить, потому что мало платят. Как лейтенанту на

4 – 5 тысяч содержать семью? Физически невозможно! А жилье? Если даже полковники не получают квартир, разве их дадут молодым офицерам?

Е.Ж.: По-моему, офицеры с большой буквы – те, кто был солдатом, а не пришел в военное училище после школы.

– А кто из вас – солдат и матросов – пошел в офицеры?

А.Ю.: – Я во время службы поступал в институт Погранвойск.

– Не повезло на экзаменах?

– Дело не в них, а в том, что не было информации о правилах поступления. Только потерпев неудачу, узнал: если бы у меня была рекомендация из воинской части, на «свое» отделение Внутренних войск прошел бы вообще без экзаменов.

– А вас (вопрос Константину Родионову), профессионала-контрактника, прапорщика, что заставило уйти со службы?

К.Р.: Я уволился именно для того, чтобы учиться. Мне в ФСБ не давали такой возможности. Говорили: должен работать и все. Дневная учеба «не котируется», только вечерняя. Но бесплатного вечернего обучения не смог найти.

– А заочно?

– Заочная не даст полноценные знания. Хотя бы вечерняя. И желательно с таким качеством, как в МГУ. Дали бы возможность учиться – продолжал бы службу в ФСБ.

Для оптимизма

нет причин

– Почему вопреки льготам все меньше солдат идет в вузы?

М.И.: Не знают о возможностях, которые для них созданы, не верят, что могут поступить в вуз. К примеру, для них МГУ – нечто недостижимое. И только комиссии вуза, приезжающие в гарнизоны, их убеждают: поступить в МГУ реально. Важно, чтобы с ними встречались как можно больше солдат и матросов.

– То есть, образовательные льготы «работают» неэффективно? Как сделать их рычагом привлечения молодежи в армию?

А.Ю.: Мы попали на рабфак благодаря энтузиазму наших преподавателей, которые мотаются по гарнизонам и оттуда поднимают солдат на такую вершину – в главный вуз России.

Если государство и армия хотят привлекать молодежь на военную службу, они должны активно поддерживать таких энтузиастов и добиться, чтобы все призывники, солдаты и матросы знали о льготах и рабфаках, а мест на них хватало всем желающим прийти из армии в вузы.

Выпускник рабфака, проректор – начальник управления кадров и кадровой политики МГУ, декан подготовительного отделения университета Владимир МАМОНТОВ:

– Жизнь доказала: рабфаки – самый эффективный инструмент реализации прав защитников Отечества на образование. Важно, что наш рабфак не просто дает знания, а формирует готовность к учебе в вузе, поднимает солдат до уровня очень жесткой конкурентной среды вчерашних школьников. На некоторые факультеты МГУ абитуриентов-медалистов вдвое больше, чем мест, но после рабфака бывшие солдаты становятся вровень с однокурсниками, а через год-другой начинают опережать их. После окончания МГУ большинство рабфаковцев достигли значительных высот на госслужбе, в политике и общественной деятельности, науке и педагогике. Многие возглавляют в нашем университете научные школы, кафедры и факультеты, стали кандидатами и докторами наук, пятеро – проректорами МГУ.

За 35 лет подготовительное отделение МГУ сделало студентами около 11000 солдат и матросов – 80% всех выпускников рабфака. По сути, он всегда был солдатским. Ректор МГУ академик Виктор Антонович Садовничий своим решением закрепил этот неформальный статус факультета защитников России. Подготовительное отделение принимает на бесплатную учебу только после военной службы.

Мы готовы еще активнее помогать защитникам Отечества. Но, к сожалению, договоры МГУ с Минобороны, МЧС, МВД, ФСО России о наборе на рабфак в войсках и на флотах не избавляют нас от преград. Некоторые начальники игнорируют наши просьбы, лишая солдат и сержантов встреч с отборочными комиссиями рабфака. Во многих частях не знают требований законов об образовательных льготах военнослужащих, не представляют, как оформить рекомендацию в вуз. Фактически лишают солдата воспользоваться законной льготой.

Через газету обращаюсь к руководству Министерства обороны, Генерального штаба Вооруженных Сил и других силовых структур: помогите нам реализовать права и льготы военнослужащих на образование! Мы убедительно просим издать директивные документы о работе в войсках и на флотах выездных комиссий подготовительного отделения МГУ, о том, кто и как должен обеспечивать им встречи с солдатами и матросами для отбора на рабфак и оформлять рекомендации в вузы.

– Большинство рабфаков «убил» отказ государства финансировать их. МГУ учит рабфаковцев за свой счет. Зачем вузу эти убытки?

Выпускник рабфака, проректор – начальник управления академической политики и организации учебного процесса МГУ, декан философского факультета, заведующий кафедрой онтологии и теории познания, доктор философских наук, профессор Владимир МИРОНОВ:

– Это не убытки, а сознательная политика университета, капиталовложения в будущее и сохранение нужной стране, эффективной и справедливой с социальной точки зрения формы образования. Она незаменима для защитников России.

Одно из множества тому подтверждений – моя судьба. Я рос без отца. Мама строила университет, а когда после школы поступал в него, услышал: из такой семьи, из барака вам надо идти токарем. Отработал у токарного станка и после армии через рабфак поступил в МГУ.

Президент России требует

Выпускники школ – независимо от имущественного положения родителей – должны иметь возможность поступать в вузы в соответствии с уровнем их знаний. Для этого потребуется абсолютно прозрачная и объективная система оценки знаний при поступлении в учебные заведения, воссоздание в широком масштабе подготовительных отделений в вузах и адресное предоставление стипендий.

(Из Послания Президента России Федеральному Собранию РФ, 26 мая 2004 г.)

– Как возродить сеть рабфаков?

– Нужно волевое решение правительства и прежде всего обеспечение их финансирования из бюджета.

– Дают ли надежду на это законопроекты об образовательных льготах военных, которые направляли для оценки в ведущие вузы страны? Какова позиция МГУ?

– Университет последовательно отстаивает рабфаки, обращается с предложениями сохранить их в Госдуму, правительство. Но когда и какие решения будут приняты, нам, к сожалению, неизвестно. Пока оптимистично смотреть в будущее нет причин.

Досье

Министерство образования и науки РФ подготовило ряд законопроектов, которые изменят всю систему отечественного образования.

В 1990-х рабфаки тихо умерли. Теперь их возродят, но не для всех. В министерстве считают, что бесплатное образование полагается тем ребятам, кто был в армии….

…Скорее всего, с 2008 г. ребят сразу после школы (она к тому времени станет 12-летней) станут призывать в армию. Полгода солдатской подготовки – и выбор: либо служишь еще полгода и домой, либо заключаешь контракт на три года. В первом случае дембель сможет поступить в вуз по конкурсу, во втором – пойти на рабфак и гарантированно стать бюджетным студентом. Для контрактников запланирована квота – 50 тысяч бюджетных мест в год. На их обучение в течение пяти лет выделят более 23 миллиардов рублей.

(«Московский комсомолец», 15 декабря 2004 г.)

– Заинтересованы ли вузы в реализации льгот солдат на образование? Ждут ли они ребят из армии?

– Так как Министерство образования и науки толкает нас к платному образованию, позиция вузов неоднозначна. Многие не готовы взять на себя бремя бесплатного обучения. Платное предпочтительнее.

Авторитетно

Из Послания Президента России Федеральному Собранию РФ (16 мая 2003 г.):

С 2008 года продолжительность службы по призыву должна сократиться до одного года… Отслужившие 3 года по контракту должны получить ряд преференций, в том числе гарантированное право на высшее образование за государственный счет.

– Перспективна ли идея дать солдатам аналог ГИФО – государственных именных финансовых обязательств оплаты учебы выпускников школ в зависимости от результатов единого госэкзамена?

– Это один из вариантов. Если солдат получит гарантии, что после службы государство даст ему субсидию, кредит и льготы для поступления в вуз, – это будет замечательной поддержкой армии.

– Но сколько денег даст государство на учебу солдата? Предполагаемые суммы ГИФО (в ходе эксперимента в 2003 г. за студента с ГИФО самой высокой категории государство платило вузам 12500 рублей в год) в 10 раз меньше стоимости учебы в МГУ. То есть солдатам будут доступны только самые невостребованные специальности в провинциальных вузах?

– Моя позиция: закон должен гарантировать полное бюджетное финансирование высшего образования солдата и офицера не фиксированной суммой, а обязательством полностью оплатить учебу вне зависимости от того, в какой вуз он поступил. Если государство хочет обеспечить национальную безопасность и оборону, обязательно должно это сделать.

– Известны ли нормы законопроектов, гарантирующие полную оплату их учебы?

– Пока нет. Они еще «сырые».

Сколько осталось времени?

Можно ли решить проблемы обороны страны без студентов или неизбежно придется их поставить в воинский строй? Ответ дадут не дискуссии, а состояние комплектования армии на дне «демографической ямы» и уровень угроз безопасности России. Если пытаемся решить столь серьезную проблему всплесками эмоций, значит, общество не осознало ни серьезности угроз России, ни того, как защита от них связана с образовательными нуждами юношества в погонах. Ведь укрепление интеллектуального и кадрового потенциала России тоже крайне важно для национальной безопасности и будущего Отечества. И немногие задумываются: сколько времени осталось для разрешения противоречия на стыке обороны и образования?

А войне с международным терроризмом не видно конца. От его ударов нет гарантий. Взгляд вдоль наших границ и прогнозы развития обстановки в мире тоже не прибавляют спокойствия. Но худшее, что может произойти, – дестабилизация обстановки в стране, способная не самые серьезные ныне угрозы превратить в роковые.

К 2008 г. на политическом перепутье намечено сокращение вдвое срока службы по призыву, весьма маловероятное без секвестра отсрочек. Самые ретивые «политбойцы» прикидывают: не удастся ли в разгар штурма олимпа власти на выборах превратить проблему в пороховую бочку под крепостную стену? Уже прозвучали призывы к референдуму об отсрочках от призыва, молодежь и запуганных антиармейскими «страшилками» мамаш зовут в штурмовые колонны…

Ректор МГТУ им. Н.Э. Баумана Игорь ФЕДОРОВ:

– Вспомните, как недавно перед выборами в Госдуму общество взбудоражила скандальная кампания вокруг законопроекта о начальной военной подготовке в школах. Ликвидация отсрочек от призыва – тема многократно более болезненная, вокруг которой уже начинаются спекуляции. Если в 2007 – 2008 гг. на думских и президентских выборах ее превратят в «козырную карту» политической борьбы, нацеленную на подрыв доверия к власти, государству, это может нанести серьезный ущерб стабильности и единству общества. Нужны решения, которые устранят почву для политических «шоу-ужасов».

(«Станет ли солдат студентом?», «ВО» №40(144), 2004 г.)

Поневоле вспомнишь о роли студенческих волнений в русских революциях. А также о том, что именно молодежь стала взрывной силой и сокрушительным тараном в новейших «цветочно-оранжево-лимонных» революциях у российских пределов…

До начала предвыборных битв на «противопожарные» меры по обсуждавшимся за «круглым столом» и прочим острым проблемам осталось около двух лет.

Коль 10 лет назад в армию призывали 30% тех, кто обязан пройти военную службу, а ныне менее 10%, может быть, надо вернуть прежний показатель, чтобы обойтись без студентов? Но для этого мало лишь новых образовательных преференций. Не «сработают», если молодежь будет знать о них столько же, сколько о нынешних льготах, рабфаках и других путях доступа служилых в вузы. Чтобы стали мощным стимулом и рычагом привлечения молодежи в армию, нужны активная работа с ней и эффективные механизмы реализации образовательных льгот защитников Отечества.

Главный вуз России настойчиво просит силовые ведомства именно об этом – содействии в наборе на рабфак МГУ. Хотя по здравому уму должно быть наоборот. Если силовым структурам нужна молодежь, а молодежи нужны вузы, значит, работа выездных комиссий рабфака в гарнизонах нужна не МГУ, а войскам и флотам. Не МГУ должен просителем пробиваться сквозь бюрократические тернии, а командование – атаковать вуз предложениями организовать встречи с солдатами и матросами для отбора на рабфак и просьбами наращивать вклад вуза в повышение престижа военной службы, ее популярности у молодежи.

35 лет рабфак МГУ (де-факто, солдатский факультет!) трудится на благо защитников Отечества. Давно пора сформировать четкую, плановую систему его работы с гарнизонами в интересах обороны страны. Именно ради них силовые ведомства могут пройти свою часть пути, откликнуться на образовательные нужды солдат и матросов организацией системы работы в войсках и на флотах, решить проблемы, поднятые за «круглым столом». Только командиры и начальники могут сделать так, чтобы чтение учебников и другие доступные солдатам формы подготовки в вузы стали не пресекаемым на корню «невоенным делом», а мощным образовательным рычагом роста интеллекта, укрепления дисциплины и воспитания защитников Отечества, привлечения молодежи в Вооруженные Силы России.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту