search
main
Топ 10
Частичная мобилизация студентов: кому положена отсрочка, кого могут призвать Каким должен быть педагог XXI века: профессии учителя посвятят следующее занятие «Разговоры о важном» Студентов частных вузов с госаккредитацией освободят от частичной мобилизации Мобилизованный учитель из челябинского Снежинска возвращается домой Ограниченно годный к военной службе учитель из Петербурга получил повестку о мобилизации 2 октября в России отмечается День среднего профессионального образования В Башкирии мобилизовали лауреата конкурса «Лучший учитель родного языка и родной литературы - 2022» У московского учителя отозвали повестку до его явки в военкомат На конкурсе «Учитель года России – 2022» названы победители в специальных номинациях В Тюмени объявили имена пяти призеров конкурса «Учитель года России» - 2022 Учителям и воспитателям детских садов увеличивают зарплату «Учитель года России – 2022»: 1 октября станут известны имена пяти призеров конкурса На конкурсе «Учитель года России – 2022» вручили специальный приз «Учительской газеты» Пятого октября в Кремлевском дворце состоится концерт ко Дню учителя Погибшую в ижевской школе учительницу наградили знаком «Отличник просвещения» России Акцией «Скажи педагогу спасибо!» в России начинается Большая учительская неделя Ко Дню учителя более 45 тысяч педагогов Самарской области получат выплаты В Новосибирских школах больше не будут работать охранники без специальной подготовки В Волгоградской области сельскому учителю дали отсрочку по просьбе детей и педагогов Пятеро студентов-очников из Тульской области, которых мобилизовали до указа, вернулись домой
0

Итог дискуссии: списывание – часть социализации, а школа XXI века немыслима без живого учителя

Продолжаем рассказ о конкурсном задании II тура «Открытая дискуссия». Вторая группа обсуждала вечную проблему списывания, а третья размышляла, какой быть школе XXI века.

Ведущая дискуссии для второй группы «пятнашки», специальный корреспондент медиахолдинга РИА Новости Ирина Горюнова, задала Владимиру Кильдюшкину, историку из Самарской области, Сергею Колпакову, физику из Томской области, Вере Поповой, учителю литературы из Республики Алтай, Любови Савельевой, учителю английского языка из Ульяновской области, Валерию Махову, учителю физической культуры из Белгородской области, такой вопрос: «Школьное списывание: традиция сомнительных результатов или достижение любой ценой?».

Начали разбираться. Почти все участники разговора признались, что списывали в школьные годы. Кроме Валерия Махова, который хоть и делал шпаргалки, но никогда ими не пользовался, это для него был способ запомнить материал.

«В чем проблема списывания? Это результат лени учеников или излишняя доброта преподавателей?» – интересуется ведущая.

Вера Попова отвечает: «Это следствие нетворческого подхода к обучению и учителя, и ученика».

Сергей Колпаков считает, что списывание, которое он организовал вместе с одноклассниками, когда был учеником, стало протестом на реплику учителя: мол, у меня никому не удастся списать. Списывание превратилось тогда для Сергея Николаевича и его товарищей в целый проект со множеством вариацией.

А Владимир Кильдюшкин уверен: «Проблема списывания – проблема не ребенка, а родителей и учителей. Ребенок делает то, что ему позволяет учитель».

Однако Валерий Махов не склонен драматизировать ситуацию: «Я не считаю списывание преступлением, это обман». Любовь Савельева возражает: «Смотря как ученик организует это списывание. Он должен договорится с другими ребятами, продумать стратегию – как списать, чтобы учитель не заметил… Идет активный процесс социализации ребенка».

Вера Попова спросила: «Признаемся, коллеги, как часто, заглядывая на сайты учителей, мы видим там чужие работы, выданные за свои? Это то же самое списывание».

Любовь Савельева расширила тему: «Каждый учитель – кузнец своего ребенка. Задача каждого из нас – подбирать такие приемы, которые развивали бы мышление наших учеников».

Дальше учителя размышляли о том, что списывают только тогда, когда задание не творческое, когда ответы на вопросы можно легко найти в интернете.

Владимир Кильдюшкин: «В информационной культуре есть понятие «эксклюзивный контент». Чтобы задания были творческими, сами учителя должны быть творческими. Есть минимальный уровень заданий, нетворческий. На более сложном, творческом, списывание невозможно. Это сложный труд – создание дифференцированных заданий, затем проверка. Но он того стоит».

Вера Попова: «Для учителя списанная работа – индикатор. Значит, недорабатываю, недосматриваю».

Ирина Горюнова интересуется: «Что хуже – списывание на экзамене или списывание домашнего задания?»

Любовь Савельева уверена: «Если домашнее задание предполагает возможность списать – нужно пересмотреть такие задания».

Владимир Кильдюшкин открыл «тайну»: «Когда готовился к дискуссии, написал шпаргалку, но не пользуюсь ею, как видите. Шпаргалка позволяет систематизировать материал, задействуются различные виды памяти. Когда говорю, использую материал со шпаргалки, но говорю больше, анализирую тему».

Третья тема «Школа XXI века: без классов, уроков, предметов и… учителя?» по жребию досталась Наталье Вторушиной, учителю начальных классов из Ямало-Ненецкого автономного округа, Светлане Колесниченко, учителю литературы из Ростовской области, Алексею Лисину, информатику из Алтайского края, Андрею Сиденко, информатику из Московской области, Ирине Филипповой, филологу из Новгородской области. А модерировала беседу заместитель главного редактора «Учительской газеты» Ольга Максимович.

Разговор получился очень интересным, может быть, потому что Ольга сразу предложила учителям отправиться в «свободное плавание», представить себе, что в их силах поменять в школе, на уроке все, что угодно, все, что кажется устаревшим и отжившим…

Наталья Вторушина считает: «Нужно все кардинально менять. Но я никогда не отдам своего ребенка компьютеру, только живому учителю».

Светлана Колесниченко: «В обычную классно-урочную форму можно внедрить совершенно новое содержание».

Андрей Сиденко не спешит строить воздушные замки: «Есть альтернатива классно-урочной системе – семейное обучение».

Алексей Лисин: «Может быть, формировать классы по интересам, вне зависимости от возраста учеников? И еще очень важно дать возможность в нашей огромной стране любому ученику любой школы получить хорошее образование. Для этого необходимо дистанционное обучение».

Андрей Сиденко: «Существует технология перевернутого класса. Видеолекции с теорией записываются и просматриваются заранее. А сам урок ориентирован на практику. Есть примеры в мировой практике, где это применятся».

Ирина Филиппова: «Надо, чтобы дети могли набирать свою собственную программу самостоятельно из предметов, которые им нужны. Хотя бы для 11 класса такой порядок сделать, для старшеклассников».

Светлана Колесниченко: «Когда мы говорим о проблемах в образовании, имеем в виду, что нерационально подходим к индивидуальности ребенка. Каждый по-разному воспринимает материал, а мы даем его всем одинаково».

С ней согласна Наталья Вторушина: «Домашние задания нужны творческие, индивидуальные».

Подхватывает Алексей Лисин: «Домашнее задание должно быть интересным. Те же самые проекты…»

Продолжает Андрей Сиденко: «Для домашних заданий можно использовать технологию музейной педагогики».

Тема дискуссии разделилась на множество аспектов. Тут и проблема, о которой говорят часто, но решить ее пока невозможно: дети воспринимают мир на отдельных предметах, общей картины нет. И ФГОСы попали в орбиту обсуждения, ведь проекты в начальной школе – это, казалось бы, и есть школа будущего, но в реальности дети не умеют их делать, за них трудятся родители, малышам трудно. Надо учить детей проектной деятельности. А трудности, уверена Светлана Колесниченко, способствуют социализация учеников начальных классов: «Пусть научиться трудностям, научится отбирать материал».

Поговорили и об электронном учителе вместо живого, о проекте школы, где вообще нет учителей, а только компьютеры.

Но Ирина Филиппова напоминает: «Дети к нам приходят с вопросами не только о предмете, но и о жизни. В воспитательном плане никуда без учителя».

Алексей Лисин согласен: «Компьютер никогда не отдаст душу и сердце ребенку, а учитель – может».

«Что вам мешает в работе?» – поинтересовалась Ольга Максимович в конце разговора.

Ирина Филиппова улыбнулась: «Мне ничто не мешает. Хочу чего-то добиться – добьюсь».

Андрей Сиденко заметил: «У творческого педагога ограничений как таковых лет».

Светлана Колесниченко вздохнула: «Мне мешает бюрократический поток. Бумажный пресс выбивает из живой жизни».

Алексей Лисин согласен с коллегой: «В вузе абсолютно не готовят к тому, что, работая в школе, мы будем писать отчеты…».

Казалось, что учителя были недовольны тем, что дискуссии слишком быстро завершились. Хотелось сказать еще многое, ведь темы – реальные, жизненные, «больные».

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Новости от партнёров
Реклама на сайте