Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

История – это наука о человеке во времени. Александр КИСЕЛЕВ

Учительская газета, №34 от 24 августа 2010. Читать номер
Автор:

История, пожалуй, единственный предмет в школьном расписании, который не просто дает определенный набор знаний и умений юному человеку, но и формирует у него мировоззрение, помогает осознать себя личностью и гражданином страны, в которой он живет. Примечательно, что сегодня отмечается интерес к истории во всем мире. К примеру, в Европе задумались о создании учебника, в котором были бы единые подходы к оцениванию тех или иных исторических событий. В то же время у наших ближайших соседей идет процесс национализации и политизации истории, что пагубно отражается на достоверности исторических фактов, которые зачастую извращаются в угоду политикам. Каким же должно быть преподавание истории в школе, чтобы у ребенка складывалась целостная объективная картина событий от древности до наших дней? Об этом мы говорили с доктором исторических наук, автором школьных учебников по истории Александром Федотовичем Киселевым.

– Александр Федотович, начинается новый учебный год, и, как правило, на первом уроке учителя говорят со своими воспитанниками не о физике и математике, а о той стране, в которой мы все живем. У вас совсем недавно вышла книга «Увидеть Россию заново», почему вы ее так назвали? Какой должны увидеть Россию ее юные граждане?

– Вообще слова «Увидеть Россию заново» – не мои, они принадлежат Николаю Васильевичу Гоголю, который всегда говорил: самое интересное в этой жизни – сам человек. Поэтому история – это не просто наука о прошлом, это наука о человеке во времени, которая дает нам возможность познать самих себя, ощутить частицей этого многосложного, противоречивого мира. Мы выполним свою задачу, если научим детей простой истине – пониманию того, что мы приходим в этот мир не сломать традиции, а приумножить их, вписаться в них, ощутить духовную связь поколений. Только в этом случае человек обретет фундамент под ногами и его не будут раздирать внутренние противоречия. Все, что не основывалось на опыте прошлых поколений, как правило, терпело фиаско. Я думаю, есть в истории проблема, которая еще не совсем хорошо изучена, – это человек во времени. Ведь посмотрите, природа человеческая мало изменилась с древнейших времен. Мы обуреваемы теми же страстями, от которых страдали люди в X веке или в IV, – любовью и ненавистью, алчностью и гордыней. Это веками живет в человеке, мы даже не представляем, сколько всего заложено в нас на генетическом уровне, что передавалось нам от поколения к поколению. Так что человек в настоящем вбирает в себя человека в прошлом. Иногда оказывается, что под маской высококультурной нации скрываются настоящие дикари, как это произошло с Германией. Ведь Гитлер в 1933 году был избран большинством населения этой страны,

В Европе еще с незапамятных времен сложилось направление в гуманитарных науках, которое буквально изгоняет Россию из семьи европейских народов, относит нас к варварам, далеким от цивилизации. По-прежнему актуальны слова Герцена, предлагавшего европейцам не переделывать на свой лад Россию, а принимать ее такой, какая она есть. Кроме того, Герцен призывал российскую интеллигенцию не петь с чужого голоса, а глубже заниматься собственным творчеством, отказаться от насмешек над родительским очагом.

Судите сами, в качестве примера беспрецедентной жестокости Российского государства часто приводят казни и погромы народа в период царствования Ивана Грозного. При этом «забывают», что подобные жестокости были характерны и для Европы. В то время когда Грозный уничтожал Новгородскую республику, герцог Альба залил кровью Голландию, а в Париже бились в предсмертных конвульсиях жертвы Варфоломеевской ночи.

Мы, как бы там ни было, развивались в контексте европейской истории. И потом, мы ведь эту Европу не раз спасали – и в XIII веке, когда противостояли полчищам татаро-монголов, и в более поздние времена, когда остановили Наполеона и Гитлера. Я считаю оскорбительным для каждого россиянина, когда ставят знак равенства между сталинизмом и фашизмом. Это явления разного порядка. Не надо забывать и о том, что славяне, по сути, совершили подвиг, вписавшись в суровую и неблагоприятную для жизни природу, которую они боготворили. Кстати, именно наши предки – безграмотные русские крестьяне – оставили нам кладезь народной мудрости, народных примет, которыми мы пользуемся и сейчас. Все дело в том, что наши предки вписывались в природу, а не пытались ее перекроить. Культ матери-земли рождал и соответствующее отношение к труду на ней как к ценности нравственного порядка. Мы сильны своим духом, кстати, эта внутренняя сила помогала русским путешественникам, которые открывали необозримые пространства Сибири и Дальнего Востока. Они в лаптях и с топором продирались сквозь тайгу, шли в челнах по рекам, карабкались в горы и вышли наконец к Тихому океану. Не надо забывать и о том, что европейцы, открыв Америку, уничтожили ее коренных жителей – майя, ацтеков, индейцев, мы же, наоборот, помогали всегда и во всем коренным народам. Сейчас в России 128 наций и народностей. Среди них – коренные жители Севера, у которых сохранилась своя культура и письменность, традиции и обычаи. Хотя чего скрывать, были и кровавые столкновения с местными народами. Однако они тем не менее остались, а ацтеков, майя, пруссов и норманнов нет. Так чья цивилизация более жестокая – европейская или российская? И об этом не надо забывать. Беда в том, что история часто выступает крапленой картой в руках нечистоплотных политиков. Наша история дает много поводов для размышлений, причем нужно в первую очередь искать не различия, а сходство, показывать уникальность российской цивилизации не в ущерб осмыслению общемировых процессов.

– Александр Федотович, сегодня история выходит в школе на передовые позиции, к ней снова проявлен пристальный интерес со стороны государства. Какова, на ваш взгляд, роль истории в средней школе?

– Ну во-первых, я убежден, что любой учитель (независимо, историк он или нет) в какой-то степени занимается преподаванием истории и соответственно формированием мировоззрения ребенка. Потому что значительная часть материала, который он преподает, относится к истории человеческой мысли: закон Ома, теорема Пифагора, таблица Менделеева – все пропитано историей. Литература – это вообще история человека в вечности. География представляет человека в пространстве, а история – во времени. В самой истории лежит важнейший побудительный мотив – познать самого себя, увидеть в ней родное до боли, знакомое каждому ребенку, и тогда состоится его встреча с историей.

– Вы согласны с утверждением, что сколько историков, столько и мнений?

– Я не согласен с этим. История одна, но изучают ее люди с разным уровнем нравственности и разным уровнем культуры. Кроме того, историки имеют дело с незаконченным процессом. История не может остановиться, она закончится, когда перестанет существовать человечество, а значит, если процессы незаконченные, то в их оценку будут вноситься коррективы. Ученые, изучающие физику или химию, могут проверить свои гипотезы с помощью эксперимента, все воссоздать в лабораторных условиях. А как быть с историей? Не дай бог ставить какие-то эксперименты на людях, может быть такой социальный взрыв, которых в истории мы знаем немало.

– Сегодня идет тенденция к уменьшению количества учебников по всем предметам, в том числе и по истории. Как вы к этому относитесь, должен быть один учебник или все-таки несколько?

– Я убежден, что дискуссии и споры не должны вестись на страницах школьных учебников, историки-профессионалы должны договориться между собой о базисных исторических ценностях. У нас должны быть единые цели исторического образования, а вот средства их достижения могут быть различными. Должны быть незыблемые ценности, такие как в Америке (например, государственный флаг и гимн). Там на эти ценности никто не смеет посягнуть. Что касается учебников, то дело не в числе, а в качестве. Впрочем, один стабильный учебник мы имели – краткий курс ВКП(б). Иллюзия, что в 60-70-е годы все учились по единому учебнику. Было несколько линий, а экспериментальных – десятки. В высшей школе по истории СССР советского периода было 5-6 учебников на выбор. Мы должны помогать учителю, способствовать повышению его квалификации, ориентировать его в современной исторической науке.

– Недавно прошла Учредительная конференция Ассоциации учителей истории и обществознания. Как вы к этому относитесь?

– Идея замечательная. Ассоциация – это стремление людей, занимающихся одним делом, объединиться в целях совершенствования своего профессионального мастерства. Хотя задачи у ассоциации могут быть шире, к примеру, защита интересов учителей как социального слоя. Главное, чтобы ассоциация историков не противопоставлялась биологам или другим предметникам. В принципе ассоциация должна решать проблемы совершенствования образования и воспитания, модернизации образования, проблемы повышения качества учебных программ и пособий, подготовки учителей. В общем, целый комплекс проблем. Думаю, создание ассоциации поможет поднять качество исторического образования. Но без патроната органов управления, дабы не превратиться в чемодан без ручки – нести неудобно, и бросить жалко…

– Сейчас идет речь о возвращении того количества часов, которое было раньше, задумались также об усилении исторического образования на всех уровнях – школьном и вузовском. Как вы к этому относитесь?

– Как историк, безусловно, положительно. Во-первых, это дает возможность более серьезно реализовывать те образовательные задачи, которые стоят перед учителями истории. Во-вторых, я согласен с теми классиками, которые говорили, что можно не знать математику или закон Ома и быть при этом патриотом, но если не будешь знать историю, то не сможешь стать нормальным, полноценным гражданином. Весь вопрос в качестве исторического образования. Думаю, историческое образование в негуманитарных вузах принесет только пользу. Молодые люди смогут лучше познать себя. Правда, вопрос заключается в том, как будет реализовываться историческое образование, насколько яркими и самобытными будут преподаватели. В технической среде, как правило, очень интересные преподаватели с совершенно неординарными взглядами. В отношении увеличения часов очень важно их конкретное наполнение. Основное – показать школьникам, как развивалась цивилизация, из сумятицы событий, которые окружают нас, научить их выделять главное.

– Получается, все зависит от личности учителя?

– Не только, важна еще и личность ученика. От личности учащегося, от его воли, целеустремленности, нравственности зависит результат обучения. Для формирования этих качеств учащегося очень многое должна сделать семья. Что касается фальсификации в учебниках истории, то ее сейчас нет, ведь учебники проходят экспертизу РАН и РАО. Фальсификациями заполнены СМИ и Интернет. В отношении Интернета не случайно говорят – паутина. Кому хорошо в паутине? Кто ее плетет и кто выступает в роли мух? Если же мы воспитаем человека мыслящего, то никакой Интернет ему не будет опасен. Мыслящий, способный думать и сопоставлять человек не запутается в паутине.

– Александр Федотович, мы выходим в канун 1 сентября, о чем вы лично сказали бы на первом уроке ученикам, если бы попали в любую российскую школу?

– Я бы им сказал, что у каждого народа есть своя родина, и только у нас – Россия.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту