search
Топ 10

Истина Школы. Шалва АМОНАШВИЛИ

«Чем больше узнаю я природу, тем больше изумляюсь неподражаемым делам Создателя» (Луи Пастер). «Религия и наука нисколько не исключают друг друга» (Макс Планк). «Именно мои работы привели меня к Богу, к вере» (Антуан Анри Беккерель).

Продолжение. Начало в №№ 14-16, 18-20

«Величайшее мое уважение и восхищение всем инженерам, особенно же самому великому из них – Богу» (Томас Эдисон).

«Многие ученые верят в Бога. Те, кто говорит, что изучение наук делает человека атеистом, вероятно, какие-то смешные люди» (Макс Берн).

«По-видимому, вопрос души начинает все больше и больше входить в науку. Это и должно быть, так как понятия материи, энергии потеряли прежние формы» (Владимир Вернадский).

«Независимо от того, что думает мир о религиозном опыте, – тот, кто им обладает, обладает сокровищем, являющимся для него источником жизни, смысла и красоты, которые придают новый блеск миру и человечеству» (Карл Юнг).

* * *

Скудеет Школа от безбожия,

сиротеет мысль,

блекнет красота,

обесценивается нравственность,

суживается сознание,

озлобляется сердце,

знания превращаются в товар,

тупеет сострадание,

слепнут глаза к безобразному,

торжествует чувство собственности,

торжествует тьма.

Вас возмущает безнравственность в обществе?

Это – от безбожия!

Вас поражают потоки помоев с телеэкранов?

Вас ущемляют лавины тьмы в Интернете, в газетах, журналах, даже в книгах, в книгах?!

Это – от безбожия.

А сквернословие? А дурные зрелища? А криминал? А наркомания? А проституция? А пьянство? А воровство?

Все это от безбожия, от тьмы.

Секты, лжепророки, маги и отравленные от них души миллионов!

Голод, нищета, обездоленность, обреченность!

Войны грабительские, агрессивные, превращение в руины церквей, синагог, мечетей, ценностей культуры?

Все, все от безбожия!

Школа поражена безбожием!

Человек без Истины – потерянный человек!

Человек с ложной Истиной – гиблый человек!

«Дети, дети, послушайте, чему вас наставляем!

Не заговаривайте с посторонними на улице, они могут завлечь вас куда-нибудь!

Никому не открывайте двери, там могут быть злодеи, грабители, похитят вас, ограбят дом!

Не берите от незнакомых ничего, они этим могут заманить вас, отравить вас!

Если кому-то на улице плохо, не останавливайтесь, не подходите близко, может быть, это ловушка для вас!

Дети, дети!

Запомните: не доверяйте взрослым, среди них очень много плохих!»

Помилуй нас, Господи, ибо грешим мы!

Мы разрушаем Скале, которое внутри нас!

Чему же мы учим наших детей? Учим в школе, именно в школе, по специальному курсу, на уроках!

Учим усердно тому, чтобы дети не доверяли взрослым!

Разве это не страшно?

Способствуем тому, чтобы в них притупилось чувство сострадания!

Грех, грех какой!

Чтобы они никогда не поняли Вечную Истину: «Люби ближнего своего, как себя самого»!

Почему не поразят нас гром и молния!

О, Беслан, Беслан!

О, маленькая Школа Беслана!

Мир содрогнулся в те трагические дни сентября, когда тьма захватила Школу осетинского городка Беслана и взяла в заложники детей и их учителей.

Мы не устанем оплакивать детей, погибших в здании Школы, и оплакивать учителей, которые тоже погибли, защищая своих учеников от злобы, мщения и насилия.

Мы не устанем проявлять сострадание к родителям погибших детей, к родным погибших учителей.

И конечно же, безмерно сорадуемся тем, которые остались в живых и для которых всем миром была построена новая Школа.

Может быть, некий учитель скажет своим ученикам: «Видите, дети, нельзя доверять всем взрослым, среди них много плохих!» А другой, может быть, скажет иное: «Дети, видите, как весь мир протянул нам руку помощи! Есть и хорошие люди, не все плохие!»

Через детей Беслана люди узнали, что есть Дети!

Помогли им, подлечили их, повозили их в разные страны и города, чтобы проявить ласку и оказать внимание.

И дело кончилось.

Неужели мир ждет другого содрогания, когда где-то некие террористы похитят детей или где-то некоему ребенку, тяжело больному, понадобится неотложная помощь?

Только нужно будет, чтобы об этом затрубило телевидение.

Ждать нового Беслана не надо.

Беслан – каждый день и на каждом шагу.

В одних школах детей отбирают – «хороших» оставляют себе, «плохим» закрывают двери.

В других школах детей «любят» по мере материального положения семьи: дети богатых – в большом почете, дети бедных – в меньшем почете.

Есть школы, которые с легкостью избавляются от «необучаемых» и «невоспитуемых» подростков: уходите, говорят им, школа не для вас.

Есть школы, где грубость и насилие торжествуют как лучшие методы воспитания и обучения.

В одних школах учителям нет дела до судеб детей, они больше озадачены своими судьбами и положением.

В школах сокращается количество классов, говорят – снижается рождаемость.

А в стране бомжуют два миллиона детей!

Кто-то поправит меня: не два, а восемь! Но мне больно в это верить.

Может быть, подождем, когда группа террористов захватит в заложники хотя бы десять из них, чтобы всем миром проявить к ним милосердие?

Два миллиона детей-бомжей!

Разве они не заложники?

Но где террористы, которые превратили их в заложников?

Где армия спасения этих детей?

Террористов не видно – они чинные люди.

А армия спасения дорого обойдется.

И мы тоже, оказывается, ограничены духом: чем больше детей в беде, тем у нас меньше горя.

Вот какое безбожие и бездуховность!

Горе настоящее!

Жила-была Истина Школы.

Чистая, полная, Богом сотворенная.

Она обслуживала школы всех планет Вселенной и всюду несла Божью Мудрость.

«Помогу землянам», – сказала она и спустилась на планету Земля.

Прилетела к директору первой земной школы с надеждой, что ей порадуются.

– У меня мало времени, – предупредил директор, – скажите коротко, что вам надо?

Он был погружен в бумаги и не взглянул на Истину, ее обаяние не задело его.

– Я – Истина Школы, примите меня…

Но директор грубо оборвал ее.

– Какая еще Истина…У нас тут своя истина! – загремел он и, не поднимая головы, указал Истине на дверь.

Огорчилась Истина. Не ожидала такого.

Полетела она к директору второй земной школы.

Тот мельком взглянул на нее, ибо остановить взор на ней не смог.

– Что вам нужно? – спросил он подозрительно.

– Я – Истина Школы, примите меня! – попросила она умоляюще. – Я могу…

– Истина Школы?! Впервые слышу о такой профессии… Какое у вас образование? Какой опыт? Хулиганов держать в руках умеете?

– Но я же Истина, во мне опыт миллионов лет… Берите мою мудрость…

– Знаю вашу мудрость, – перебил директор раздраженно, – любить детей, ведь так?

Истина кивнула головой:

– Так, но…

Быть к ним справедливыми, не так ли?

– Какое еще «но»! Воспитывать их гуманно, так ведь?

– Так, но… – проговорила Истина смущенно.

Она хотела сказать: «Так, но нужна вера в Творца».

– Директор не дал ей высказаться.

– Поработайте с вашей мудростью где-нибудь в другом месте, приходите потом, может, примем!

И разговор закончился, директор спешил на совещание «Борьба против того, чего хотят ученики».

Обиделась Истина.

Прилетела она к директору третьей земной школы.

– Я – Истина Школы!.. Примите меня!..

Директор готовил отчет для аттестации школы.

– И чего нам от вас ждать?

Он посмотрел на нее и почему-то покраснел.

Истина произнесла все святые слова и закончила:

– Бог…Вера…Гуманность…

Директор хитро прищурил глаза, задумался. Потом приказал:

– Пиши заявление!

Счастливая Истина тут же написала заявление.

Директор наложил резолюцию и вызвал заместителя по хозяйственной части.

– Выполняй! – приказал ему и передал заявление.

Заместитель по хозяйству забрал Истину, поместил ее в большую красивую рамку и вывесил на стене на самом видном месте.

Приходили родители, знакомились с Истиной Школы.

– Мда… – говорили они и отдавали своих детей в эту школу.

Приходили проверяющие, читали и перечитывали Истину Школы, вывешенную на стене.

– Мда… – говорили они задумчиво.

И писали о школе хвалебные слова.

То и дело подходили к вывеске учителя, грустно глядели на Истину.

– Ну и ну!- проговаривали они смущенно и отходили.

Однажды заметили Истину Школы дети.

– Какая красота! – восхитились они. – Как было бы здорово, если бы у нас все было бы таким, как она!

И только их чуткое сердце и тонкое зрение увидели, что Истина плачет.

– Ей здесь плохо… – сказали они. – Давайте отпустим ее на волю, раз в нашей школе ей грустно… Может быть, найдет другую школу, где ей будет хорошо!

Они сняли со стены раму, разбили стекло и сказали Истине:

– Лети… Если не нам, может быть, достанешься другим!

Истина полетела к директору четвертой земной школы.

А директор третьей школы объявил вознаграждение тому, кто выдаст правонарушителя, сорвавшего со стены собственность школы, а самому правонарушителю обещал строгое наказание.

Истина Школы в это время сидела уже в приемной директора седьмой земной школы.

Предстанет она наконец перед ним, произнесет все святые слова и закончит: «Бог…Вера…Вера в Творца…» Однако поймет ли директор, что незримое присутствие Бога в духовной сущности образования есть Истина Школы? Или же посадит он эту Истину в клетку как экзотическую птичку и передаст в кабинет биологии, чтобы ученики любовались ее красотою?

Истина в приемной, но директор не спешит ее принимать, он пока занят.

Но это же седьмая земная Школа!

Директор этой школы, стало быть, иной мыслитель.

Сам ищет Истину. И вдруг она озаряет его сердце, его разум.

Он сперва растерян.

Потом сосредоточивается.

Перебирает каждое слово Истины, задумывается над каждым святым словом.

Потом раскаивается.

Потом собирает в себе все свое мужество, волю, все свои духовные силы и устремляется к свершению Истины Школы.

Где завучи?

Соберите всех учителей!

Соберите всех учеников – всех, всех!

Соберите всех родителей!

Поймите Истину Школы! Начнем жить в Истине Школы!

Кто порадовался и остался рядом с директором.

Кто возмутился и покинул его. Может быть, станет врагом.

Кто не понял, но чувствознание подсказало: будь рядом!

А ученики – все, все, все – восхитились красотой Истины и мужеством директора.

Истина сложила в Школе Педагогический Ансамбль.

Начались репетиции.

Приходите через семь лет – на торжества Истины Школы!

Друзья Школы!

Поможем Родной Школе!

Надо, чтобы в ней воцарилась гуманность, а господствует пока авторитарность.

Что есть гуманность?

Открываю томик мэтра мировой педагогики, из серии Антологии Гуманной Педагогики. Там я нахожу мудрое наставление.

«Нам кажется, – скромно размышляет Константин Дмитриевич Ушинский, – что под именем гуманного образования надо разуметь вообще развитие духа человеческого и не одно формальное развитие».

Значит, человек гуманный – это не просто человек добрый, человечный, справедливый и тому подобное. Все эти свойства есть проявление его сути, а не сама суть. А суть в том, что «хумен» означает: смертный, познающий в себе бессмертие; смертный, ищущий в себе связь с Всевышним. Этот поиск, этот процесс познания и есть развитие духа, есть духовность, духовная жизнь.

Продолжение следует

– проговорила Истина смущенно.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту