search
Топ 10

Искусство импровизации. или Куда исчезли оценки

Утро в вальдорфской школе начинается так же, как в любой обычной, – с беготни по коридорам, с сонного позевывания не вполне проснувшихся школяров, с громких приветствий приятелей и с пожатия руки своего любимого классного учителя. Пожатие рук друг другу – это ритуал, необязательный, но такой нужный и учителю, и его ученику. Встречаясь с педагогом каждое утро, ученик понимает, что учитель приходит лично для него, что они нужны друг другу. Я рад тебе, я пришел для тебя, хотя и нет возможности работать только с тобой – вот что читает ученик в глазах своего учителя. Это приветствие не мимоходом, это утренняя встреча двух личностей, которая дает много переживаний и ребенку, и педагогу.

альдорфская педагогика – явление малоизвестное в широких кругах педагогической общественности. Обычные учителя чаще всего либо не слышали о ней, либо слышали, но очень мало. Вальдорфских учителей не готовят в каждом пединституте или университете. Вальдорфская школа есть далеко не в каждом крупном городе, не говоря о маленьких провинциальных городках и тем более поселках и селах. В устройстве вальдорфских школ множество внешних, чрезвычайно соблазнительных примет школьного бытия: разные способы устройства общего классного времяпрепровождения, праздников и прочих мероприятий, обязательно проходящих с активным участием родителей и других членов семьи, интересные обычаи, еженедельные учительские конференции и коллегии. Можно позавидовать тому, как в этих школах общаются взрослые и дети, педагоги и их ученики. При желании непосвященные найдут массу минусов и недостатков: нет оценок, дети гораздо позже сверстников начинают писать и читать, нет традиционных учебников и так далее… Чтобы отдать ребенка в вальдорфскую школу, родители должны обладать немалой долей внутренней свободы.

– Я всегда своим родителям говорю, чтобы они не успокаивались, приведя ребенка в нашу школу, – рассказывает директор Самарской вальдорфской школы Елена Витальевна Ивашкина. – Родителям придется учиться не меньше, а то и больше своих детей. Придется читать массу книг и статей о вальдорфской педагогике, участвовать в жизни школы.

С другой стороны, родители, которые не разделяют принципы вальдорфской педагогики, не приведут свое потомство в вальдорфскую школу.

Что получает ученик вальдорфской школы? Он также осваивает стандартную программу средней школы, также сдает выпускные экзамены и ЕГЭ, результаты которых не хуже, чем в других учебных заведениях. Он изучает два иностранных языка – немецкий и английский. Он обязательно играет на музыкальных инструментах и занимается живописью и ремеслами: вязанием или ткачеством, ковкой или резьбой по дереву. В общем, учится примерно тому же, что и в обычной школе, но по-другому.

Каков ученик вальдорфской школы? Это обычный ребенок, со всеми его недостатками и достоинствами. Кто-то учится чуть хуже, кто-то чуть лучше. Есть и те, кого обычно называют проблемными детьми. Но учитель на то и учитель, чтобы работать с любыми учениками, видеть и держать в поле зрения весь класс, из каких хулиганов и непосед он бы ни состоял.

Главное событие каждого школьного дня – основной урок, который ведет классный учитель. На основном уроке, длящемся два часа, изучают одну из школьных наук. Потом настает черед искусств и иностранных языков – середину дня занимает игра на музыкальных инструментах и живопись, эвритмия (особый вид ритмических упражнений под музыку). Далее – время ручного труда, занятий ремеслами. Каждый день приносит пищу для ума, чувств, воли и рук.

– Мы, вальдорфские учителя, воспринимаем каждый урок как священнодействие, – рассказывает Елена Ивашкина. – Ведь мы помогаем детям растить свое «я». Каждый ребенок бесконечно талантлив.

Задача любого взрослого, не обязательно учителя, – помочь растущей личности проявить себя, раскрыться, выпестовать таланты, понять, что нужно ребенку.

Сегодня меня пригласили на урок в третий класс. Интересно побывать в стенах вальдорфской школы. Она маленькая и очень уютная. Стены окрашены в приятные для глаза цвета. В школе простая деревянная мебель, в учительской на диване – плед из разноцветных лоскутков, связанный кем-то. Вообще здесь много вещей, созданных руками, – сколоченных, сплетенных из лозы, связанных, выточенных из дерева. В одном из кабинетов обнаруживается ткацкий станок, который большинство наших современников видит теперь разве только в музеях. Имеет ли смысл учить нынешнюю молодежь ткать? Оказывается, имеет. Человеку важно уметь не только потреблять созданные другими блага, но и созидать самому. Тогда он будет по-другому относиться к окружающему миру.

Непривычно видеть в начальной школе учителя-мужчину. Дмитрий Игоревич Щербатенко много лет проработал в обычной школе преподавателем физики, прежде чем стал вальдорфским учителем. Однажды, отводя одного из детей в детсад, остановился перед вывеской вальдорфской школы, не зная о ней ничего. Сейчас один из его сыновей заканчивает вальдорфскую школу, а Дмитрий Игоревич здесь работает уже лет восемь. Учиться и учить в вальдорфской школе показалось ему интереснее, чем в обычной, хотя в чем-то сложнее.

Сегодня в третьем классе – урок математики. Математика, как и другие школьные науки, изучается «эпохами», класс погружается в предмет примерно на месяц. Это известный всем педагогам эффективный метод, позволяющий достичь очень многого, считают в вальдорфской школе. Основное направление в математике третьего класса – приход ребенка в реальный мир, рассказывает Дмитрий Игоревич. Бывают уроки, когда в классе работают «магазины», когда ребята играют роли продавцов и покупателей, бывают занятия, когда ученики погружаются в мир линейных размеров. Сегодня учитель постепенно будет вводить детей в процесс измерения, в область плоскостных величин. В классе уже создали свою собственную меру длины, эталон.

– От своего собственного опыта, от эталонов, соотносимых с собой, от экспериментов ребенок приходит в мир стандартов и формул, – рассказывает Дмитрий Игоревич. – Так дети проживают исторический путь человеческого общества. Весь процесс нашего школьного обучения – это и есть вхождение детей в культуру через проживание пути человечества. Важно, чтобы ребята жили в мире и чувствовали, что он создан, а не просто потребительски к нему относились. Чтобы они чувствовали сотворенность этого мира и ощущали свою причастность к истории его творения.

У урока в вальдорфской школе – естественное дыхание жизни, ведь урок не вырывает детей из жизни, он ее часть. У вальдорфского урока нет бешеного темпа.

– Наши дети приходят на урок спокойно, – рассказывает Елена Ивашкина. – Они свободно общаются друг с другом и с учителем. У нашего урока – естественный темп жизни. Нельзя детей «выжимать».

У вальдорфского урока особая логика, хотя ученики также вспоминают, осваивают новое, закрепляют, делают выводы.

– Утром я должен пробудить своих учеников, от телесного обратить их к интеллектуальному, – делится секретами педагогики Дмитрий Щербатенко. – Поэтому любой наш урок начинается с ритмических упражнений. Мы произносим считалки, скороговорки, хором читаем наизусть стихотворения, иногда играем на флейте. В человеческой жизни есть определенный ритм, все люди подвластны ритму года, недели, дня, осознают они это или нет. А дети очень чувствительны к ритму, поэтому соблюдение ритмических законов для них особенно важно.

Сегодня урок математики, а это значит, что царствует устный счет. Приходится складывать, делить и умножать длинные цепочки цифр в уме. Приходится устно решать задачи. Записывать ничего нельзя, к тому же на партах нет ни учебников, ни тетрадей. Никто из детей не боится посчитать неправильно: оценок в этой школе не ставят, и значит, нет страха ошибиться.

– В нашей школе дети учатся не за оценку, а потому, что им нравится сам процесс, – утверждает Дмитрий Игоревич. – Им интересно учиться. У них есть внутренний стимул к учению. А первоочередная задача учителя – вызвать этот внутренний стимул и работать с ним. Конечно, и результат труда тоже важен, ведь им можно гордиться и понимать, что ты справляешься с процессом.

У классного учителя тоже, как и у учеников, нет ни конспектов, ни планов. Он обычно долго готовится к уроку: ход урока, все упражнения и все, что учитель собирается сообщать, надо знать наизусть.

– Идеальный вариант – когда материал живет внутри тебя, а утром, идя на урок, ты «забываешь» его, – рассказывает Дмитрий Игоревич. – На уроке исходя из конкретной ситуации выбираешь особый путь и связываешь детей с предметом.

Вальдорфский учитель должен уметь импровизировать. Знать, что нужно каждому ребенку в данный момент. И о любом предмете знать, как его преподавать, чтобы не нарушить способности ребенка. Этому можно научиться только на практике. Удача придет, если во время учебного года вы поймете, что это такое – хорошо преподавать. А с начала нового учебного года все должно начаться заново. Хороший учитель никогда не скажет, что он знает, как надо. Конечно, надо заниматься методикой, но методы необходимо забыть, чтобы они превратились в способности. Если, выводя каждую букву, человек вспоминает, как она пишется, значит, он еще не научился писать.

Классный учитель – очень важный человек в жизни ребенка, ведь он не просто ведет несколько предметов в одном классе много лет подряд. Он помогает личности развиться, следит за ее внутренней жизнью. Он развивает ребенка и развивается сам.

– Для учителя, как и для его учеников, тоже важен больше процесс, чем результат, – размышляет Дмитрий Щербатенко. – Главное, чтобы все дети оказались втянутыми в него. Классный учитель больше, чем учитель-предметник, имеет возможностей ориентироваться в актуальном состоянии детей. И самое главное – он чувствует ребенка и понимает, что происходит внутри маленького человека.

Еженедельно, по четвергам, во всех вальдорфских школах мира педагоги собираются на учительскую конференцию, где обсуждаются происходящие в школе события, где каждый делится своими впечатлениями, наблюдениями, где обсуждаются школьные проблемы, где высказывается любой учитель. А несколько раз в году темой конференции становится отдельный класс или конкретный ребенок, его школьные проблемы, темперамент, характер. И учителя задаются вопросом: как помочь ребенку справиться с недостатками его темперамента, чтобы ему было хорошо, как следует с ним работать на уроках, чтобы он эффективнее развивался. Ведь нет ничего важнее для учителя, чем жизнь и будущее каждого его ученика.

…А третий класс уже закончил свои математические исследования (каждому нужно было научиться измерять площадь различных объектов, некоторым были даны индивидуальные задания). Передвижения не ограничивались, разговоры тоже. Активно работали все, желающие получали новые задания. Наконец все упражнения выполнены и проверены. Класс утих, в «уголке времен года» зажглась свеча. Настало время обратиться к историям Ветхого Завета.

– Каждый наш урок заканчивается интересным повествованием учителя, – рассказывает Дмитрий Игоревич. – В первом классе это волшебные сказки, во втором – басни и легенды о святых. В третьем классе мы касаемся тем Ветхого Завета, то есть узнаем предысторию человечества, постигаем возникновение мира. Дети должны чувствовать, что наш мир сотворен. Тогда они не будут относиться к нему только потребительски.

Подошел к концу основной урок. Дальше – музыка, живопись, ручной труд, иностранные языки. Все это нужно, чтобы воспитать человека созидающего, творческого.

– Хотелось бы, чтобы дети ко всему относились творчески. Это и делает человека человеком. Наши дети хотят жить на этой земле и строить, – считает Дмитрий Игоревич.

Нельзя утверждать, что дети с удовольствием ходят только в вальдорфские школы и там нет проблем с прогулами и посещаемостью, наверняка не все ученики горят желанием учиться. Ясно, что в вальдорфской педагогике есть многое из того, что присуще другим педагогическим системам. И также ясно, что вальдорфская школа – один из вариантов гуманной школы. Детство и юность в ней – не подготовка к будущей взрослой жизни, они самоценные этапы жизни, именно от них зависит душевное и физическое здоровье личности. И у вальдорфской школы есть чему поучиться.

Самара

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту