search
main
Топ 10
Школа без оценок: московские выпускники остались без отметок и проверочных работ Милосердие и гуманизм: 5 декабря на «Разговорах о важном» школьникам расскажут о Дне волонтера С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе Минпросвещения обнародовало, где и когда будут проходить финалы Всероссийской олимпиады школьников «Дети стоят на улице в минус 18»: в Кургане разгорелся скандал из-за прохода в школу В школьных уроках появятся видеоматериалы Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина В Калмыкии – карантин: итоговое сочинение перенесли на февраль 2023 года К юбилею Константина Ушинского: о дате рождения известного педагога рассказали в РАО Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции С января в Подмосковье начинается прием заявок на участие в программе «Земский учитель» Астраханский школьник изобрел систему учета посещаемости Минобрнауки России проанализирует работу вузов по вовлечению школьников в научно-техническое творчество Столичные одиннадцатиклассники напишут пробный ЕГЭ по профильной математике Залог успешного общения: Сферум запускает бесплатный курс повышения квалификации по коммуникациям для учителей Школы переводят на дистант и закрывают из-за гриппа и ОРВИ в Астраханской области Учительница с учеником подрались в школе под Красноярском
0

Искусство имеет преимущество перед смертью. Петр ЗЕЛЕНКА

Не столь часто в центре внимания кинофестивалей оказывается большая литература. Но именно так случилось с недавно прошедшим в Москве II Международным фестивалем современного кино «Завтра», в программе которого оказались сразу три оригинальные экранизации русской классики – «Анна Каренина», «Идиот» и «Карамазовы». Автор «Карамазовых», чешский режиссер Петр ЗЕЛЕНКА, лично приехал в Москву, чтобы представить фильм.

Действие «Карамазовых» разворачивается на современном сталелитейном заводе в Польше (большинство зрителей в фильме – реальные рабочие), где актеры репетируют спектакль по Достоевскому в рамках европейского гранта «Ближе к жизни». Страсти, кипящие в романе русского классика, оказываются созвучны обычной жизни: выясняется, что у одного из зрителей представления – рабочего – прямо в ходе представления умирает ребенок, но он сам просит актеров продолжать играть… Излишний трагизм Зеленка сбавляет вставкой-интермедией, в которой нелепая кукла-покемон весьма карикатурно изображает якобы самого Достоевского. Нетрудно предсказать, что реакция российских зрителей на эту художественную провокацию, а лента вскоре выйдет в наш прокат, будет неоднозначной. Снять некоторые вопросы и недоумения помогла пресс-конференция Петра Зеленки.

– Петр, герои Достоевского страдают во имя разрешения «проклятых» вопросов. А почему страдают ваши персонажи – актеры и зрители?

– Если упростить, то фильм «Карамазовы» – о группе актеров, которые вдруг посерьезнели. Они приезжают на завод как маленькие дети, которые прыгают друг на дружку, толкаются, а уходят оттуда уже повзрослевшими. Я не знаю, страдают ли они, но во всяком случае они задумываются над тем, что жизнь глубокая и сложная.

– В финале актеры уходят со сцены в жизнь. Означает ли это, что искусство сильнее жизни и отодвигает ее на второй план?

– Искусство я ставлю выше, чем жизнь. Можно даже интерпретировать фильм так, что искусство выше божественного. Но, с другой стороны, источником искусства, как всякого творчества, не может быть никто иной, кроме Бога. А если нет ни Бога, ни дьявола, то кто создал искусство и почему оно так воздействует на человека?

Может быть много объяснений финала (связанного с реакцией рабочего на смерть сына. – Т.Е.), но надежда для меня заключается в том, что этот несчастный отец все-таки досмотрел представление до конца. Все-таки искусство имеет преимущество по сравнению со смертью.

– Один из рекламных слоганов к вашему фильму звучит так: «Все мы Карамазовы». Кем из братьев Карамазовых ощущаете себя вы и в чем это проявляется?

– Я, конечно, ближе к интеллектуалу Ивану, потому что я не такой вспыльчивый, как Митя, и не такой покорный, как Алеша. Это, конечно, если выбирать из братьев. Но еще очень привлекательна фигура старика Карамазова. Он, конечно, отвратителен, но в нем есть нечто такое, что может привлечь к нему. Человек, который копит деньги, чтобы в старости платить женщинам, которые бы с ним спали, это же здорово (улыбается)… Это план, это серьезно.

– Как относиться к интермедии, где Достоевский выступает в виде куклы, – как к насмешке над зрителем или над писателем?

– Прежде всего я ставил цель не допустить пафоса, такого культа Достоевского. Если иностранец работает с текстом русского классика, он должен ответить на два вопроса: имеет ли он право браться за это и в какой степени он может интерпретировать текст? Я ответил себе, что Достоевский принадлежит всему миру и что он уже достаточно давно умер, так что мы можем позволить себе менять что-то согласно своим взглядам, вкусам и времени, в котором живем. При этом, конечно, с уважением. Думаю, понятно, что если я делал этот проект три года, то я отношусь к автору с большим уважением.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте