Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Чужая азбука

Инженеры детских душ

Школьные психологи - это очень серьезно. Но их не хватает
Дата: 13 апреля 2021, 03:50
Автор:

Удивила Япония. Япония во многом недосягаемый образец для остального мира. Страна, давно живущая в будущем, возможно, и не подозревая этого. В Японии культ знаний, стремление молодежи как можно выше подняться по социальной лестнице, чего без хорошего образования добиться невозможно. И вдруг…

Карьера – это святое

Министерство образования Японии выдало обескураживающие цифры. 181272 учащихся младших и средних классов наотрез отказались ходить в школу. Названы три основные причины бойкота: не сложились отношения с преподавателем (23%), травля со стороны сверстников (21%), жестокие, доходящие до крайней степени абсурда правила школьной дисциплины (21%).

И без того горячую статистику подогрели скандальные публикации в Japan Times, Japan Today, The Mainichi Newspaper и в изданиях рангом пониже, в которых приведены шокирующие факты. Такие, например. Согласно дресс-коду иных школ Японии даже цвет (извините) нижнего белья школьников должен быть у всех одинаковым. Скажем, белым. Учителя (мужчины) проверяют это на уроках физкультуры и у мальчиков, и у девочек. Речь не о спортивной форме (по школьным правилам она тоже единая для всех, что нормально), а именно о повседневном нижнем белье.

И это еще цветочки. Нередки случаи, пишут японские газеты, когда на перемене в школьном коридоре учитель может подойти к ученице и заставить ее показать цвет лифчика, а ученика заставить расстегнуть рубашку и заголиться, чтобы посмотреть цвет трусиков. (Давайте я раз и навсегда извинюсь за то, что цитирую.) При этом учитель-мужчина может проверить девочку, а учительница – мальчугана. Гендерные различия проверяльщиков не волнуют.

Дикость? Еще какая! «Педагоги» (возьмем это слово в кавычки) наплевали не только на свое достоинство, на достоинство учеников, но и на права человека, что вообще-то осуждается международным сообществом и наказывается определенными санкциями.

А что же правоохранительные органы Японии? А полиция нравов? Куда они смотрят?! В Стране восходящего солнца ограничились тем, что коллегия адвокатов префектуры Фукуоко провела юридический симпозиум, на котором предложила пересмотреть дисциплинарные уставы школ. Их в Фукуоко 69. Одна другой круче.

Фукуоко называют маленьким секретом Японии. Это японский аналог Силиконовой долины. Здесь самая высокая концентрация научной мысли. Это город новаторов. Город новых технологий и смелых инженерных идей. Город творчески одаренной (сейчас модно говорить креативно мыслящей) интеллигенции и продвинутой молодежи.

Город умниц студентов и талантливых школьников. Город будущего, а будущее, по японским стандартам, куется в условиях железной дисциплины и конкуренции. «Дисциплина – это решение делать то, чего очень не хочется делать, чтобы достичь того, чего очень хочется достичь», – остроумно заметил южноафриканский писатель Джон Максвелл. На это и заточены японцы.

Всего за последние два-три года в Фукуоко появилось более семи тысяч компаний, подавляющее большинство из которых основаны бизнесменами в возрасте 25-30 лет.

Вот вам корни «палочной дисциплины» в школах. Здесь все подчинено одному – карьере. Для роста карьеры все средства хороши. Тем более что есть крепкие исторические традиции самураев, умеющих подчинить волю великой цели.

Родители не только закрывают глаза на воспитательные методы учителей, но и открыто их поддерживают. В Фукуоко это стало достоянием гласности, потому и вызвало широкий резонанс.

Уроки плача

Внутренним распорядком японских школ регламентируется, регулируется, контролируется любая бытовая мелочь. Вплоть до цвета шнурков. Школьная форма, фасон обуви и ее цвет, цвет носков и колготок, рюкзачки, учебники, закладки для книг, пеналы для карандашей и сами карандаши и фломастеры, ручки, ластики… Все-все-все должно быть одинаковым. Мысли и чувства не исключение.

Коллегия адвокатов Фукуоко подтвердила, что у 80% учащихся начальных и средних школ одинаковые прически и даже форма бровей. Japan Today перечислила абсурдные, не имеющие никакого прикладного значения и пользы для учебного процесса, но угнетающие психику учеников правила, введенные во многих школах Японии.

Мой коллега, проработавший в Японии много лет и буквально на днях вернувшийся в Москву, за рюмочкой чая рассказывал нам, что знает случаи, когда мальчиков, имеющих от природы не черные, как воронье крыло, а, скажем, коричневые или пепельные волосы, учителя заставляли красить волосы в черно-смоляной цвет.

– Не выделяйся! У коренного японца от рождения жесткие, как конский хвост, черные до синевы волосы. На зависть европейцам, – коллега спародировал голос японского сэнсэя (учителя). – У всех очкариков оправа у очков желтая, а у тебя синяя?! Вон из класса!

Это становится серьезной социальной проблемой, о ней все чаще говорят детские психологи: японский ребенок боится идти в школу. Появился специальный термин «футокофобия». (Футоко – с японского «прогул».) У каждой проблемы есть причина. Японцы предлагают лечить не причину, а следствие. (Кто же, скажите, откажется от вековых традиций?) В стране все популярнее курсы, на которых школьников учат… плакать.

Вообще-то самураи не плакали, но ребенку можно. Накопились обиды? Не сдерживай слезы. Рыдай! Навзрыд! Выпускай пар. Не стесняйся. Все вокруг тоже плачут. Это урок плача. Слезы убивают, гасят стресс. Больше слез – крепче нервы.

На самом деле если в Израиле есть Стена плача, то почему бы в Японии не быть всего лишь урокам плача?

Вообще-то не до шуток. Японские школьные психологи рекомендуют плакать хотя бы раз в неделю. Для урока плача подбираются специальные «наглядные пособия» – душещипательные фильмы, фотографии, картины, слезоточивые музыка, стихи, проза… Появилась целая индустрия плача. Все начинается с детства, уроки плача стали нормой и во взрослых аудиториях. Кто сказал, что жизнь – праздник? Тебе тяжело? Поплачь, родной. Тебе станет легче. Плачьте всей семьей. Кто артистичнее и громче?!

А если серьезно, в каждой школе есть свои медицинские кабинеты. Сюда приходят не столько, чтобы обработать зеленкой ссадину, полученную на уроке физкультуры, или попросить таблетку от головной боли, сколько получить утешение от воспитателя-психолога, призванного защищать интересы ребенка. Это специалисты с университетским образованием. Врач, учитель и психолог в одном лице. Он не только утешит ребенка, но и проведет расследование, кто или что стало причиной его слез.

Наверное, это неплохо, но инженер детских душ в белом халате все равно не вынесет сор из избы, а, зафиксировав разговор, в приватной беседе расскажет о нем классному руководителю.

Настораживает другое. Социологи отмечают, что в последние годы ученики начальных классов в школах Японии все чаще и чаще обращаются в медкабинеты для душеспасительного разговора. Больше того, дети начальной и средней школы проводят в таких кабинетах все больше и больше времени. Это разрешено внутренним распорядком школы. Можешь вообще несколько дней учиться только в медкабинете, пока душа, сорвавшаяся с колков, не встанет на место.

Но, вернувшись в класс, ты все равно обязан жить по его законам. Трусы, как у всех, – белые, оправа очков, как у всех, – желтая (или синяя), волосы – чернее ночи…

Один на один с бедой

Так закаляется японская сталь. За последние три года количество учеников, посетивших медкабинеты по психологическим причинам, увеличилось в Японии в четыре раза. Тот же показатель для старшеклассников увеличился в два с половиной раза.

В разы увеличилось количество школьников, которые провели в кабинете врача-сэнсэя несколько учебных дней. От и до. От звонка до звонка.

То же стремление учеников к уединению замечено и в семьях. То есть за пределами школы. Дети приносят обиду из школы, но остаются с ней один на один дома, запираясь в своей комнате, не доверяя боль самым близким, казалось бы, людям – родителям.

О синяках, ссадинах и даже при более серьезных травмах, полученных от одноклассников в справедливой или в несправедливой драке, японский мальчишка никогда не скажет правду. Ответ будет один: «Я упал. Сам виноват». В медкабинете ссадину (синяк, травму…) сфотографируют «для протокола».

За прошлый (пандемический) год статистики нет, а в 2019 году в Стране тысячи вулканов (и так называют Японию) зафиксирован серьезный рост самоубийств детей и юношей в возрасте от 10 до 19 лет. (Пандемия, увы, значительно увеличит эти печальные цифры во всем мире.) Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), столь популярная и часто цитируемая в последнее время, подчеркивает, что Япония – «единственная экономически развитая страна, в которой самоубийство является главной причиной смерти людей в возрасте от 15 до 34 лет».

Но это к слову. А ВОЗ и ныне там.

Суровые традиции воспитания в школах Японии вряд ли завтра же сменятся на миндальные. Для тех, кто не выдерживает жесткий, почти армейский режим, открываются так называемые free schools («свободные школы»). Школы свободного посещения. Островок надежды для униженных и оскорбленных. Здесь нет жесткого распорядка занятий. Не так силен и беспощаден буллинг, хотя и он есть. Школы частные. Государство от них открещивается. Но есть такие школы, уже хорошо, хотя о каком образовании здесь может идти речь?

Иная картина в американских школах. Здесь психолог – бог и царь. Точнее, психологи. Их в каждой школе по два – психолог-консультант и психолог-практик. Школьный психолог в Штатах – мостик, связующее звено между службами специального образования (special education service) и собственно школой.

Первый психолог тестирует учеников разного возраста на предмет их способностей, стрессоустойчивости, подверженности дурным привычкам и влияниям, коммуникабельности… (В тесте может быть до полутора сотен вопросов.) И рекомендует ученику и его родителям либо обучение с определенным уклоном, либо инклюзивное образование.

Психолог-практик должен распознать, в чем трудности того или иного ученика, их глубинные причины. А распознав, помочь преодолеть их. Все ученики учатся в одной школе и даже в одном классе, но программы для неуспевающих вместе с преподавателем подбирает школьный психолог.

Каждый год школьная психологическая служба вносит что-то новое, отказываясь от неприжившегося старого. По принципу «лучшее враг хорошего».

Практический психолог работает в основном в старших классах. 6-8 часов в день. Его цель – помочь подросткам осознать себя как личность, развить в себе самые необходимые качества, которые очень помогут во взрослой жизни: уважение к коллегам, ответственность перед самим собой и близкими, умение работать в команде, способность заботиться о себе и близких людях…

Вообще в Штатах существует специальная национальная модель для школьных психологов, разработанная серьезными учеными. Это программное руководство к действию, но не догма. В каждом штате свои инженеры человеческих душ, работающие по своим учебникам. Главное – результат.

Но это тема другого разговора…

Сергей РЫКОВ


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt