search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Инвалидность – не помеха Если создать студенту условия, он и без ног выйдет в люди

В России, по официальным данным, около 1,6 миллиона детей-инвалидов и, по-видимому, число их будет расти. Какое будущее ждет этих ребят, если оно и для большинства здоровых, скажем так, проблематично? А ведь многие дети с ограниченными физическими возможностями обладают светлым умом и разнообразными талантами. Наверняка найдутся среди них Чайковские и Ломоносовы. Однако проблема в том, что реализовать свои способности инвалиду куда сложнее, чем здоровому.

Много лет назад учился на физфаке Тбилисского университета юноша “кавказской национальности”. Учился хорошо, только очень уставал от ежедневных путешествий с лекции на лекцию, с этажа на этаж, из корпуса в корпус. К вечеру, казалось, ныли не только мышцы, но и протез. Молодой человек был, выражаясь медицинским сленгом, ампутант – потерял ногу в раннем детстве, став жертвой дорожного происшествия.
Впрочем, инвалидность не помешала Леону Арсеновичу Саркисяну стать доктором наук, получить профессорское звание. Он работал со студентами, с научными коллективами. Все его подопечные были здоровыми людьми. А Саркисяна не покидали мысли о том, как бы помочь инвалидам, желающим и способным, получить высшее образование. Конец 80-х, пик перестройки, профессор счел удачным момент для того, чтобы выйти в правительство СССР с идеей создания первого в мире очного института-интерната для инвалидов-опорников. Его поддержали, и в 1990 году Леон Саркисян стал ректором созданного по его инициативе Московского института-интерната (МИИ), в этой должности пребывает и по сей день. Институту выделили четыре здания бывшей школы-интерната в лесопарковой зоне Лосиный остров. Впоследствии планировался их капитальный ремонт и строительство новых зданий. В частности – многоэтажного учебно-жилого корпуса с бассейном и кабинетами реабилитации. Забегая вперед, скажу, что и по сей день все это остается лишь в проекте.
Уже после МИИ в России появились Государственный специализированный институт искусств Минкультуры РФ (Москва), Институт социальной реабилитации Новосибирского государственного технического университета Минобразования РФ, Заочный институт реабилитации и профессиональной подготовки слепых Всероссийского общества инвалидов (Волоколамск), открылся ряд специализированных отделений в обычных вузах.
“Создание специализированных учебных заведений лишь частично решает проблему обучения инвалидов, – считает ректор МИИ. – Конечно же, необходимо создавать условия для того, чтобы они могли без особых проблем обучаться и в обычных вузах. На сегодняшний день таких условий нет. Оттого-то и поступает ежегодно в среднестатистический, неспециализированный вуз по 0,5 инвалида”.
МИИ, как уже говорилось, предназначен для студентов с нарушениями опорно-двигательного аппарата, то есть ног, позвоночника, мышц. Половина студентов – инвалиды второй группы, по 25% – инвалиды первой и третьей групп. Таня из Смоленской области, член студкома, одна из тех, кто знакомил нас с МИИ, на вид обычная симпатичная девушка. Но у Тани, по ее же словам, сильно понижен тонус мышц – иногда ей даже ручку удержать пальцами сложно. Леша со Ставрополья – тоже профсоюзный активист, а также местный скороход. Когда надо куда-то сходить или съездить, обычно обращаются к нему. Не сразу и заметишь, что одна нога у него не сгибается. Этим Леша обязан исключительно “искусству” когда-то прооперировавших его врачей.
Но самый распространенный здесь диагноз – детский церебральный паралич (ДЦП). В легкой форме эта болезнь может быть практически излечена. В тяжелой, как правило, страдают не только все группы мышц, но и интеллект. Однако бывает, что и у тяжелых больных сохраняются высокие умственные способности. То есть голова-то “варит” хорошо, но с речью затруднения, с письмом большие проблемы. Может ли такой молодой человек получить полноценное высшее образование по обычным государственным программам? В обычном вузе – никоим образом, а в МИИ вполне.
Все в институте продумано и устроено так, чтобы максимально облегчить и учебный процесс, и проживание. Жилые комнаты и учебные аудитории находятся на одном и том же этаже и закрепляются за студентами на все пять лет обучения. Обучение практически индивидуальное: соотношение преподавателей и студентов в МИИ – один к трем. На первых этажах зданий расположены компьютерные классы, кстати, недавно модернизированные, библиотека и столовые. Есть даже своя часовня. В институте-интернате студенты не только живут и учатся, но и лечатся – естественно, бесплатно – в реабилитационном центре. Судя по отзывам студентов, врачи здесь работают высококвалифицированные. Причем лечат они не только основной недуг – у инвалидов-опорников к нему часто добавляются болезни, связанные со стрессами, недостатком движения, низким уровнем предшествующего лечения. Улучшению самочувствия студентов немало способствовали выезды во время каникул в санатории и дома отдыха – путевки на отдых и лечение регулярно выделялись фондом социального страхования. Увы, с 2001 года говорить об этом приходится в прошедшем времени: льготных путевок больше не будет, а покупать их за полную стоимость студенты не в состоянии. Словом, инвалиды наряду с обычными гражданами пожинают плоды единого социального налога, против которого так долго и упорно боролись российские профсоюзы…
В настоящее время на пяти факультетах МИИ – юриспруденции; экономики и социологии труда; лингвистики и межкультурной коммуникации; издательского дела и редактирования; прикладной математики – грызут гранит науки 250 человек. Из них 30% – москвичи, а остальные съехались со всех концов страны. Большинство – выходцы из не слишком обеспеченных, а многие к тому же из неполных семей. Для них очень важно, что в МИИ студентам обеспечены бесплатное питание (кормят в столовой не только бесплатно, но и просто хорошо), повышенная, хоть и незначительно, стипендия. Иногородних студентов Москва к тому же радует повышенной “лужковской” пенсией по инвалидности. А если учесть, что большей части выпускников прошлых лет удалось трудоустроиться по специальности, то не приходится удивляться потоку желающих поступить в МИИ. Самый маленький конкурс в прошлом году был на книгоиздательском факультете – “всего-навсего” 3 человека на место. А на юридическом доходил до шестидесяти.
Поступить в МИИ непросто. Но вот парадокс: новоиспеченных первокурсников снова ждут испытания. “Знаете, с кем вы сейчас говорите? С бомжами!” – невесело шутят иногородние студенты. В шутке большая доля истины. Корпусам старых общежитий студенты прилепили красноречивые прозвища – “Сталинград” и “Грозный”. Периодически у их обитателей текут крыши в прямом смысле этого слова – во время дождя хоть набирай ванну и купайся. Районная СЭС с 1993 года не подписывает разрешения на проживание в этих зданиях. Но больше-то преклонить голову в интернате негде. Вот и живут ребята как бы на нелегальном положении – без московского адреса, прописки и регистрации. А значит, и медицинскую страховку не могут оформить, и в выборах не могут участвовать. Единственная возможность решить этот вопрос – построить новое общежитие. Но как строить новое, если даже на капитальный ремонт существующих зданий бюджетные средства выделяются по чайной ложке – никак не удается хотя бы кровли полностью залатать! Правда, кое-что за последние годы ректору сделать удалось. Пристроены лифты к учебно-административному корпусу, сделан капитальный ремонт в студенческой столовой. Но коренных проблем это не решает.
Недавно перед администрацией и сотрудниками все-таки замаячила надежда на светлое будущее института (хотя нынешние студенты вряд ли его дождутся). Правительство России в лице Валентины Матвиенко откликнулось на настойчивые просьбы ректора помочь МИИ. 13 апреля Матвиенко подписала поручение Минздраву, Минобразованию, Минтруду и правительству Москвы разработать комплекс мер по развитию института, включая и строительство новых зданий. Если эти поручения воплотятся когда-нибудь в материальные объекты, общее число студентов можно будет увеличить почти вдвое. При этом расселить всех, живущих в интернате, по отдельным комнатам (сегодня комнаты на одного человека – исключительно привилегия колясочников). Прием студентов на колясках при существующих условиях очень невелик: в жилых корпусах нет лифтов, следовательно, селить колясочников можно только на первых этажах. Построив современное многоэтажное здание, от этого вынужденного ограничения можно будет отказаться.
Елена ШЕЛЕСТ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте