search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды

Индивидуальный отход Спорные мысли по поводу школы, школьников, учителей и т.п.

Проработав несколько лет в школе, я совершенно неожиданно для себя пришла к выводу, что истина о том, что все дети разные, это не просто истина, а руководство к действию.

Т.е. разные дети по-разному воспринимают материал, по-разному его усваивают и по-разному могут это продемонстрировать. Я не имею в виду, что кто-то лучше, а кто-то хуже, просто весь процесс обучения у разных детей происходит по-разному. И учить их, в зависимости от их индивидуальности, надо по-разному.
Если очень приблизительно разделить моих учеников по принципу “индивидуальных особенностей на уроке”, то получится несколько типов учеников. Тип первый: я его называю “пионер – всем ребятам пример”. Ребята эти, как правило, сидят на первой парте, преданно преданно смотрят на меня (я от этих взглядов начинаю чесаться), делают все домашние задания, очень любят пересказы, а ответ на вопрос: “Как ты думаешь?” – ищут в книге. Любое творческое задание для них мучительно, зачастую приводит к дискомфорту на уроке и к понижению самооценки, т.к. учатся такие ребята, как правило, очень хорошо, а в ситуациях, где нужно проявить творческую инициативу, они оказываются подчас совершенно неконкурентоспособными по сравнению с сидящими рядом троечниками. Так, может быть, имеет смысл свести для них такие ситуации к минимуму? Конечно, творческую активность надо развивать, это реально, тем более что у таких добросовестных ребят количество переходит в качество и они становятся личностями очень интересными, но состояние неуспеха по сравнению с другими детьми при творческих заданиях им совершенно ни к чему.
Тип второй: “творческие разгильдяи”. Они талантливы от Бога, учатся легко, вернее, могли бы учиться, если бы учились, но природное их разгильдяйство мешает им это делать. И двойками тут ситуацию не исправишь. Причем чем они талантливее, тем “разгильдяйнее”. Уроки часто не делают, просто забывают о них. Но, как правило, много читают – не по программе. Работать с ними интересно. Им проще придумать свой собственный рассказ, чем выучить пересказ, они обожают игровые ситуации на уроке и любую возможность проявить свою творческую индивидуальность. Если строить урок исходя из их особенностей, за бортом окажутся “пионеры”. Если наоборот, то урок пройдет впустую для моих “творческих разгильдяев”.
Третий тип: “А че я?”. Им все время кажется, что все, что происходит на уроке, происходит с единственной целью: их обидеть и унизить. Когда их вызываешь, они обязательно скажут: “А че сразу я?”. Им кажется, что спрашивают их чаще других, что задают самые трудные вопросы, придираются и занижают оценки. А поскольку их, как они считают, “все равно завалят”, то нечего и стараться. Вот они и не стараются. К этим ребятам вообще нужен какой-то особый подход. И психологическая помощь.
Следующему типу тоже нужен особый подход, хотя иногда меня посещает крамольная мысль, что их нужно просто оставить в покое. Я называю их “пирожки ни с чем”. Бог не дал им ни работоспособности “пионеров”, ни одаренности “творческих разгильдяев”. При этом они могут быть очень даже неплохими людьми, но учиться им трудно. Бывают у них успехи, которым искренне рады и они сами, и учителя (чаще учителя) “рисуют” им тройки.
Так кому это нужно? Самое страшное в этой ситуации то, что, не имея возможности самовыразиться и самоутвердиться на уроке, они попытаются сделать это в другом месте. Хорошо, если социально приемлемым способом. А если нет? И скорее всего – нет! Так, может быть, предвидеть и предотвратить это? Почему бы не сделать в порядке вещей, например, следующую ситуацию: на уроке литературы при прохождении литературного произведения дать разным ребятам разные задания. Одним – написать очень подробное изложение, другим – придумать свой вариант окончания произведения, третьим – ответить на вопросы, например как звали главного героя: Вася, Петя, Джон? Сколько ему лет: 8, 25, 94? Все работы оценить по пятибалльной системе, всем дать возможность проявить себя, не требуя от детей невозможного. А кому какое задание давать, может решить и сам учитель, опираясь на свой опыт и на рекомендации школьного психолога, которому давно уже пора стать лицом, реально принимающим участие в процессе образования, и перестать быть фигурой чисто орнаментальной, каковой он сейчас является. Могут задание выбрать и сами школьники. А можно и предметы сделать по выбору. Например, начиная с девятого класса, оставить обязательными для всех русский язык, литературу, историю Отечества, экологию и доврачебную помощь, а дальше дать подросткам самим (с помощью того же психолога) выбрать себе не менее 8-10 предметов из предлагаемых физики, химии, английского, кулинарии, швейного дела, карате, инструктажа служебного собаководства и т.д. Естественно, если у тебя нет в аттестате алгебры с геометрией, ты не можешь поступать на мехмат или в Бауманский, а если нет биологии, то закрыт путь на биофак, в ветеринарную академию и т.д. Зато если есть кулинария или швейное дело, то есть уже специальность. И есть и свобода выбора, и индивидуальный подход. Сколько бы мы ни кричали об индивидуальном подходе, когда в классе сидят 30 совершенно разных детей, с разной способностью к восприятию материала, с разным темпераментом, с разной степенью одаренности, а мы им все одно и то же, по одинаковому спрашиваем, по одинаковому оцениваем – нет здесь никакого индивидуального подхода! Почему бы не пустить реформу образования по этому руслу? А не навязывать эту непонятно кому нужную 12-летку!
Иногда меня посещает еще одна крамольная мысль: о целесообразности раздельного обучения девочек и мальчиков. Не хочу никого обидеть, но воспринимают они все по-разному. Хотя все перечисленные типы школьников встречаются как среди мальчиков, так и среди девочек, за годы работы в школе я пришла к выводу, что девочки намного разнообразнее, чем мальчики. Мне, кстати, кажется, что эта же закономерность сохраняется и у взрослых. Если мы сравним среднего по интеллекту мальчика со средней девочкой, то мальчик окажется значительно умней, но если мы сравним самого умного мальчика с самой умной девочкой, то здесь девочка будет намного впереди. Зато при сравнении самого глупого мальчика с самой глупой девочкой, девочка окажется намного глупее. Т.е. разрыв между самой глупой и самой умной девочкой намного больше, чем разрыв между самым глупым и самым умным мальчиком. Но у девочек намного больше развита интуиция. Когда речь идет о взрослой женщине, можно сказать, что интуиция – это некая аккумуляция жизненного опыта, но откуда это качество у девочек-подростков, я не знаю. С девочками всегда труднее: они менее предсказуемы. И они более изменчивы, чем мальчики. Парень – он какой есть, такой есть, характер его практически не меняется с годами, а девочка может измениться кардинально, причем как в положительную, так и в отрицательную сторону. Иногда просто не знаешь, что делать и куда бежать за советом. Полагаюсь в основном на свою интуицию и жизненный опыт. Обычно помогает. Хотя иногда ситуации бывают совершенно невероятные. Но это уже из моего опыта не как предметника, а как классного руководителя.
Наталья ФЕДОТОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте