search
Топ 10

И одиннадцать много!

Не то что двенадцати – одиннадцати-то лет много! Зарубежный опыт не для нас: там мало детских садов, поэтому школьное обучение начинают рано, и длится оно дольше. Некогда в гимназиях хватало и семи лет, был еще один добавочный год – педагогический. И мы знаем, насколько высоко котировалась гимназическая подготовка. Времени хватало на изучение четырех языков – двух древних и двух современных.

Другой вопрос – как готовы были дети к школе тогда и сейчас. В гимназию поступали с девяти лет, уже наученные дома читать и писать. Что же касается перегрузки – главного аргумента в пользу двенадцатилетки, то ее можно ликвидировать за счет предметов, дополняющих друг друга. По-моему, за счет двенадцати лет хотят как можно дольше продержать детей в школе и тем самым решить некоторые социальные проблемы.

Василий Кондратьев,

директор Музея истории народного образования Карелии

Академики трудятся, а дело стоит

Есть несколько наиболее важных вопросов, которые, на мой взгляд, должны обсуждаться на совещании в связи с переходом на двенадцатилетнее обучение. Первое. Наряду со школами среднего полного общего образования появится очень много школ с программой “1-10”, так как дети будут уходить в 11-й класс, туда, где они смогут получать более основательную подготовку. Процесс очень болезненный как для учительства, так и для всего образования в целом. У нас, допустим, шесть школ. Из четырех будут уходить – и что им в таком случае делать? Какова будет их судьба? А ведь есть населенные пункты, где всего одна школа. Там как быть? По большому счету, это дезорганизация всей имеющейся на сегодняшний день структуры. Учитывает ли это министерство и что предлагает?

Второй актуальный вопрос будущей 12-летки – учебники. По каким учить в двенадцатилетней школе? Что из них пригодно для десятилетки, а что для полного образования? На сегодня учебного и методического обеспечения для новых реформ нет!

Третье: кто будет заниматься новаторством и реализовывать все эти программы? По существу это первостепенный вопрос. Можно ли требовать от человека, чтобы он с головой окунался в новые идеи и программы, когда ему не на что покушать и одеться! Если человек приходит в школу убогий и нищий, о каком учебном процессе может идти речь? О каком новаторстве? Поэтому, хоть я и ставлю вопрос о социальной защите педагогов четвертым по счету, на самом деле и он первостепенный. И без его решения ничего другого сделать не удастся.

Пятое – материально-техническое оснащение школ. За последние десять лет мы, как сегодня говорят, не получили ни цента. В кабинетах истории и географии нет таблиц, в химических и физических классах оборудование доисторическое или просто отсутствует. Наша гимназия – новостройка, и то со всем этим проблемы. Что же говорить о школах обычных? Я по специальности физик и знаю, как трудно достать обыкновенный амперметр или вольтметр. Никто их не производит, а если где-то кто-то и решит их выпустить, то цены просто запредельные! Кто сегодня делает видеофильмы для учебных программ? Никто. А из имеющихся фильмов самые дешевые – по 80-100 рублей. Раньше хоть прокат был, а теперь только покупай.

Следующий вопрос, без обсуждения которого невозможно обойтись, говоря о 12-летке, – взаимосвязь учительских коллективов и родителей. Мы сегодня заставляем детей учиться! У них отсутствует мотивация к учебе. Расслоение общества растет, а желание детей учиться падает. С одной стороны – есть ребятишки, абсолютно уверенные в том, что состоятельные мамы и папы их куда-нибудь да пристроят после школы. А с другой стороны – дети, вынужденные зарабатывать, чтобы выжить.

И последняя проблема, на которой хочется заострить внимание, – воспитательный процесс в образовании. Сегодня нет единой концепции воспитательной работы. А она нужна, тем более в новой школьной структуре! Мы восхищаемся американским патриотизмом, их повсеместным уважением к собственному флагу, гимну. Почему у нас нет ничего подобного? Не надо политизировать школу, но необходимо поддерживать государственность! Сегодня во многих регионах свои концепции воспитания личности ребенка. Есть она и в Воронежской области. Но должна быть, повторю, единая концепция, как и единая Россия. В связи с этим повышаются требования к Академии образования, которая уже много лет не дает ничего нового ни в воспитании, ни в обучении. Академики трудятся, а дело стоит.

Павел БОНДАРЕВ,

директор гуманитарной гимназии им. Платонова

Воронеж

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте