Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

И Ленин такой молодой… Мемы и хэштеги вождя мирового пролетариата

Учительская газета, №31 от 1 августа 2017. Читать номер
Автор:

Мы начинаем знакомить вас с книгами, вошедшими в шорт-лист литературной премии «Большая книга» этого года. Неудивительно, что в канун столетия революции там оказалась автобиография Владимира Ильича Ленина за авторством известного журналиста и литературного критика Льва Данилкина. Изданная в серии ЖЗЛ «Молодой гвардией», она носит загадочное и противоречивое название «Пантократор солнечных пылинок».

Загадочное, потому что автор его никак не расшифровывает и не поясняет. Противоречивое – потому что нельзя быть пантократором чего-то, ведь само это слово по-гречески означает «вседержитель» – «всемогущий», «властитель всего», и к тому же это один из известнейших канонов изображения на иконах Христа. В одном из интервью Данилкин объясняет: это слово, мол, из так называемой «Синей тетради» Ленина – его философских конспектов (греки так представляли себе «состав» человеческой души). В другом интервью Данилкин называет революцию «религиозной реформацией», признавая, что без религии никуда, и объявляет Ленина воплощением марксистского мессии. А понятие «солнечные пылинки» – свет и его отсутствие одновременно – использует как иллюстрацию к закону единства и борьбы противоположностей, балуясь «диванной» диалектикой. Оказалось ли все это словесное жонглирование обоснованным и уместным? Не более чем остальные используемые им выражения. Тщась вписать «вождя мирового пролетариата» в мыслительную систему поколения мессенджеров, Данилкин использует его специфическую лексику. Дискурс. Мем. Хэштег. Стартап. Просмотры, «лайки» и комментарии. Медиасреда. Квест. Троллинг. Ошибка 404.В книге Данилкина мы найдем Ленина, катающегося на велосипеде. Ленина, «генерирующего мемы» (например – «мы пойдем другим путем»)… «Ленина, да, можно представить простой суммой материальных свойств и ассамбляжем явлений; но в нем есть нечто большее, что-то такое, что не схватывается даже в самом полном перечне, – его сущность», – пишет автор. Пытаясь убедительно и беспристрастно, не скатываясь в обличения и разоблачения, изобразить перед читателем картину биографии Ленина, Данилкин в итоге оставил читателей без самой биографии. Большой объем книги, обильное цитирование и постоянное перечисление мельчайших деталей жизни, быта не оставляет сомнений в том, что он проделал серьезную работу по поиску и обработке обширнейшего биографического материала. И собрание сочинений Ленина автор наверняка прочитал. Только вот из самого факта этих поисков – в общем-то, естественных для любого исследования, – судя по интервью автора и рецензиям на его книгу, делается культ. Но нужен ли был этот подвиг? Очевидно, что Данилкин обращается прежде всего к поколению пресловутых квестов и стартапов. Но проблема в том, что и среди молодежи есть люди, знакомые с биографией Ленина не по разоблачительным статьям и передачам, не по идеологически выдержанным мифам из учебников истории и даже не по мистификации «Ленин – гриб» Сергея Курехина, ушедшей в народ. И вот этим-то людям – я уже не говорю о старшем поколении – ясно, что писатель обходится с биографическим материалом как ему вздумается, используя его фактически для собственного удовольствия. Критик Константин Мильчин верно заметил: «Привести его в Москву второй половины 2010-х, усадить в барбершоп, в бургерную, в крафтовую пивную, на велодорожку, сводить в «Гараж» и парк Горького. Историчен ли этот Ленин? Да какая разница. Читайте эту биографию как прозу. Так она вам доставит удовольствие».В подходе Льва Данилкина есть изрядная доля провокации, причем не лучшего качества: человек, якобы стремящийся дать свежий образ Ленина, на деле дает волю своей фантазии, которой хватает только на то, чтобы натужно иронизировать над традиционными представлениями о «вожде» – без разбора, верны они или нет. Возникает ощущение, будто у автора отсутствуют критерии… нет, не моральные, а критерии чего бы то ни было вообще. И дело даже не в самом Ленине. И не в том, что эта книга может задеть чувства людей с каким-то определенным отношением к вождю революции, а в том, что человек, незнакомый до прочтения «Пантократора…» с ленинской биографией, после прочтения книги никакого к нему отношения сформулировать и не сможет. От Данилкина он узнает, что Ленин – это как Маркс, только на стероидах, что казнь Александра Ульянова – это как смерть Лоры Палмер для «Твин Пикса», а Чернышевский, оказывается, был для своего поколения кем-то вроде Пелевина. В замечательной рецензии «Когда стал Ленин маленьким» Илья Стогов пишет, что выводы Данилкин делает «…удивительные и парадоксальные». «Не переставая улыбаться, Данилкин препарирует студенческие конспекты будущего вождя, дегустирует любимые сорта его пива, жонглирует цитатами, – резюмирует Стогов. – Но знали бы вы, как устал я от этих восьми сотен страниц, прежде чем добрался до последней». И его вполне можно понять.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту