Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

И быстрой ножкой ножку бьет. «Большой» Валерия Тодоровского: Моцарт и Сальери на пуантах

Дата: 13 мая 2017, 11:00
Автор:

О том, что космос и балет были некогда главной нашей гордостью, неожиданно вспомнили отечественные кинематографисты. Только за последнее время на российский экран целой оптовой партией вышло сразу несколько картин о тех, кто поборол силу земного притяжения, – космонавтах и танцорах: «Время первых» Дмитрия Киселева, «После тебя» Анны Матисон и вот теперь долгожданный «Большой» Валерия Тодоровского. Однако современным художникам безвоздушное пространство открытого космоса и полумрак закулисья интересны не сами по себе – в таком случае, наверное, стоило бы взяться за учебное или научно-популярное кино, но как выразительный фон, те исключительные декорации, на фоне которых противоречивая человеческая природа расцветает во всем своем величии, а иногда, увы, и в вопиющей низости.

Завязка «Большого» вполне традиционна и непритязательна, как потрепанная, видавшая виды, еще вашей маме подаренная «Золушка» в мягкой обложке. Маленькая Юля живет в занесенном почерневшим от грязи снегом крошечном шахтерском городке и славится на всю округу тем, что танцует у автобусной станции, пока ее подельники обчищают карманы завороженной публики. И отправиться бы Юле рано или поздно в места не столь отдаленные, если бы не знаменитый в прошлом балетный танцовщик Потоцкий (Александр Домогаров), спившийся, опустившийся на самое дно жизни, но не утративший профессиональный нюх. Именно он рассмотрел в малолетней уголовнице-замарашке будущую гениальную балерину, взял ее за шиворот и отвез в Москву – поступать в балетное училище. В столице роль крестной феи берет на себя Галина Белецкая (Алиса Фрейндлих) – жесткий, беспощадный, но справедливый педагог, некогда прима, звезда первой величины, непререкаемый авторитет балетного мира. И хотя Галина Михайловна страдает склерозом, не помнит того, что было с ней пять минут назад, а все девочки-ученицы для нее на одно лицо – толпа безымянных и бесталанных дур, над Юлей она вьется, как орлица над орленком, видя в ней единственную наследницу, ученика, которому, безусловно, под силу превзойти своего учителя.А годы летят. И вот уже все училище бурлит да гадает, кто будет танцевать принцессу Аврору в выпускной «Спящей красавице»: непревзойденная фаворитка Белецкой Юля Ольшанская, она же Ольха, или ее лучшая подруга Карина Курникова, похожая на Шамаханскую царицу дочь богатых родителей, готовых на все ради единственного чада. Но тут важно уточнить, что Карина – тоже не слон в посудной лавке и человек в балете не случайный, и наличие папы-олигарха не отменяет ни ее способностей, ни трудолюбия, ни фанатичной преданности танцу. И в этот момент история про Золушку сама собой сходит с наезженных сюжетных рельсов и как-то неожиданно для зрителя, который уже приготовился нацепить на нос розовые очки, чтобы через них насладиться очевидным хэппи-эндом, перерождается в пушкинскую трагедию о Моцарте и Сальери. Потому как этот мотив дружбы–соперничества, жесточайшего противостояния, скрытого под внешним приятием, битва природного дара и суровой выучки, легкомысленного гения и бескомпромиссной целеустремленности и есть самое ценное в «Большом». Именно этот вечный конфликт, а вовсе не социальный, дескать, богатым везде у нас дорога, а бедные, будь они хоть семи пядей в пуантах, пусть довольствуются местом в кордебалете жизни, играет в картине «первую скрипку». И невероятно сложно решить, на чью же сторону в итоге встать, чьими глазами взглянуть на происходящее. Потому что выбор не из простых. С одной стороны, мы всем сердцем с талантливой на грани нормы Ольхой, которая танцует, как дышит, но не потому, что так уж бредит всеми этими фуэте и гран-батманами, но оттого, что просто не может не танцевать. Она живет сердцем, страстным и порывистым. А значит, живет здесь и сейчас. Она рискует и пьет шампанское. И ей плевать, к чему все это приведет, если она счастлива в моменте. «Ты, Моцарт, Бог, и сам того не знаешь» – это если совсем коротко об Ольхе. Карина другая. На алтарь балета она готова возложить все: девичье счастье, трепет первого чувства, быстротечную молодость. Завидует ли она подруге? Да, ровно так, как Сальери завидовал Моцарту. Потому что, сколько бы потов с нее ни сошло, сколько бы часов ни провела она у станка в репетиционном зале, никогда не покорится ей та небесная высь, та безмятежность таланта, что Ольхе дарованы с рождения. Да, Карина станет примой на главной сцене страны, звездой в общепринятом понимании, но будет кожей ощущать, что Ольха, оставаясь в «лебединой массовке», не просто следует за ней по пятам, но давным-давно, еще в момент своего рождения, обогнала ее безвозвратно. И что Карине восторженная хвала окружающих, если в глубине души она сама знает всю правду о себе.Финал «Большого» открыт. Валерий Тодоровский не был бы собой, если бы расставил все точки над «i» и подробнейшим образом прописал будущее своих героинь. Точнее, он предлагает один из возможных вариантов развития событий, столь же оптимистичный, сколь и далекий от сказочного благолепия, однако не настаивает на том, что все так и будет. Может, так… Или совершенно по-другому… В конце концов, кто возьмется предугадать, в какую сторону подует ветер в таком ненадежном и зыбком балетном мире – безжалостном и воздушном, суровом, покрытом кровавыми мозолями и лепестками роз.Отдельного упоминания, конечно же, заслуживают актерские работы «Большого». Несмотря на то, что балета как такового вы на экране практически не увидите – все больше классы, репетиции и напряженные психологические дуэли – на главные роли Тодоровский после года мучительных проб утвердил двух профессиональных балерин: Маргариту Симонову, звезду Варшавского театра оперы и балета, и москвичку Анну Исаеву, в чьем послужном списке выступления с «Кремлевским балетом» и «Русским балетом имени Гордеева». И не прогадал, потому что, помимо в глаза бросающейся балетной пластики, Маргарита и Анна сыграли то, о чем знают не понаслышке: балетную конкуренцию, нерв, физическое напряжение и отчаянный накал чувств, которые драматическим актрисам, к счастью для них, в большинстве случаев неведомы. Даже тем, кого мир танца и связанные с ним трагедии и интриги не интересует вовсе, стоит посмотреть картину ради встречи с блистательной Алисой Бруновной Фрейндлих. Актриса, которая, казалось бы, достигла уже тех высот, когда может хоть во сне, хоть в беспамятстве играть кого угодно, а все равно выйдет непревзойденно, специально ходила в Академию русского балета имени Вагановой, сидела на занятиях, учила термины, «читала» педагогов-репетиторов, их интонации и приемы. И в результате, кто попробует сказать, что перед нами не профессиональная танцовщица, вырастившая несколько поколений прим и премьеров. И дуэт ее с Валентиной Теличкиной, исполнившей роль еще одной балетной гранд-дамы и «заклятой подруги» Белецкой – это же прелесть, что такое: «Галя, как долго твои мужья тебя терпели? А я ведь всю жизнь с тобой!»

Единственное, что в картине явно лишнее, как вставная челюсть, так это сцена в Кремле, когда героиня Фрейндлих идет в самый высокий кабинет страны просить за свою лучшую ученицу. К чему понадобился этот фарс – неясно. Потому как история о неразрывной связи балета и верховной власти – это уже совсем другое кино, «Матильда», и оно на экраны еще не вышло.

Фото: afisha.ru


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt